АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Лукашенко проиграл молодежи, а это значит - конец власти?

Кандидат в президенты Светлана Тихановская собирает тысячные митинги в свою поддержку – не только в Минске, но и в регионах. На последний пикет женщины-кандидата в Минске, по разным подсчетам, пришли от 18 до 60 тысяч человек.

Лукашенко проиграл молодежи, а это значит - конец власти?
Причем на площадку для выгула собак, как традиционная оппозиция обозвала Бангалор. Что произошло в обществе? Кто эти «новые люди», которые покинули уютные раковины семейно-рабочей жизни и пошли протестовать? Своими наблюдениями с «Белорусским партизаном» поделился руководитель правозащитного центра Правовая помощь населению Олег Волчек. 


- Почему люди так быстро поменяли отношение к власти? Вроде бы двадцать лет молчали, жили спокойной ночью, а тут такой всплеск активности.

- У людей появилась собственность – квартиры, машина, сбережения, опыт выживания в бизнесе. Теперь многие наелись, оделись после 90-х. Это всё не благодаря Лукашенко, а благодаря своему трудолюбию и умению выживать всложных условиях.  Белорусы смогли сделать начальный капитал. Теперь людей волнует личная безопасность, законность, права человека, защита частной собственности и здоровье. Многие поездили по миру, заработали денег и хотят жить в своей стране.

- Кто пришёл на встречу со Светланой Тихановской на Бангалор?

- На что я обратил внимание, вернее, что сразу же бросилось в глаза. Много и много совсем новых людей, которые, возможно, первый раз пришли на такое мероприятие. Не только было много молодёжи, но и крепких мужчин в возрасте от 40 и старше. Также бросались в глаза семейные пары с маленькими детьми. Казалось, люди пришли на праздник города или какой-то большой и радостный фестиваль музыки. И были такие семьи, где были бабашки и внуки. Можно сказать, на митинг пришёл весь Минск. Было бы больше, если бы не поимка «боевиков».

- А почему вы отдельно выделили крепких мужчин? Может, это были переодетые сотрудники правоохранительных органов?

- Они не похожи на сотрудников органов, взгляды свободные и раскрепощённые лица. Возможно, что те, кто раньше был на заработках в Европе и России, а теперь из-за пандемии находятся в Беларуси. Накопленные деньги проедаются, а правительство ничего им не предлагает, кроме бронированной техники и солдат по городу. Это также людям не понравилось, и они пришли на протест.
- Почему люди не побоялись прийти из-за коронавируса, ведь понимали, что при такой скученности можно легко заразиться?

- Вот уже полгода наша организация отслеживает ситуацию с распространением коронавируса среди людей. Узнаем эту информацию от наших клиентов и волонтеров в регионах. Вывод не утешительный: пандемия за полгод рямо или косвенно, но затронула многие семьи. У кого-то близкие родственники умерли, а кто-то выходит из этого болезненного состояния с трудом по настоящее емя. Недавно разговаривал со своим коллегой, который рассказал, что его родственник в 28 лет умер от этой болезни. Был мастером спорта. И люди встревожены, поскольку они не видят понятной и честной статистики, не знают реальной ситуации с распространением COVID-19.Может быть, если бы власть частично ввела карантин, начала проводить профилактические мероприятия, как предлагала Всемирная организация здравоохранения, то может быть люди смягчились к власти. Но видим, что смертность и заболеваемость продолжается. 

- Что знают «новые люди» о политических партиях, правозащитниках, независимых СМИ?

- Как я выше говорил, многие никогда не слышали об оппозиционных партиях, о том, что периодически в тюрьмы попадали политзаключенные. Мне кажется, что они просто жили своей жизнью - аполитичной, накапливая материальное благосостояние, давая детям образование, отдыхали, т.е. минимизировали свои отношения с властью. Сказать, что кто-то относился с критикой к оппозиции, я не наблюдал. А какая может быть неприязнь, если оппозиция за двадцать лет не была во власти. Но выросло поколение детей этих родителей, которые более-менее чувствовали себя хорошо: вышли на пенсию, практически у каждого есть свой уголок для жизни, а вот молодежь осталась за бортом комфорта. Но молодежь большего хочет, чем уголок домашнего уюта в хрущевке или в новых панельных домах в спальных районах. Социальные сети их объединили, что дало большой толчок к объединению и пониманию того, что происходит в стране. Все поняли, что идёт серьезное падение экономики, присутствует страх в обществе, и нет гарантии, что тебя в городе милиция случайно не заберет в участок и отправит на сутки. Так вот эта молодежь и стала интересоваться политическими движениями, чтобы разобраться в этих сложных политических процессах в стране. И найти ответ – почему 26 лет ничего не менялось.

- Очень много молодежи пострадало во время первого этапа избирательной кампании. Можно сказать, что взрослеют прямо на улице?

Да, они  повзрослели прямо за эти полгода, поскольку поняли, что они несут ответственность за свое будущее, а не правительство.   Настроение молодежи очень политизировалось, она выдвигает главное требование для власти – новый президент для Беларуси. Лукашенко проиграл молодежи, а это значит, конец власти. 

- Как вы думаете, Светлана Тихановская реально пользуется такой популярностью или люди идут голосовать за любого, кто против него?

- Но есть у нас другие кандидаты в президенты, в том числе и женщина, но они не собирают многотысячные митинги. Здесь надо не забывать, что Тихановская представляет и штаб Виктора Бабарико в лице Марии Колесниковой, и штаб Валерия Цепкало в лице его супруги Вероники Цепкало.
Они просто понравились людям. Не всегда в политике надо быть серьезным, жестким, с напущенными щеками. Людям нравится в наших девушках простота, искренность, душевность и любовь. Люди соскучились по душевным политикам, которые похожи на них и знают их беды и трудности. Светлана Тихановская  пробилась в сердца белорусов. Честно скажу, мне всегда больше нравились женщины в политике и в общественной жизни. За двадцать лет правозащитной деятельности моими боевыми товарищи во многих ситуациях были женщины – правозащитница Раиса Михайловская, жены похищенных политиков Светлана Завадская, Ольга Завадская, Ирина Красовская, Ольга и Елена Захаренко, матери, чьи дети погибли на Немиге, которые не сдавались и боролись за память своих детей Наталья Новаковская, Нина Инькова, Ольга Янцова и другими матерями, как не вспомнить жену кандидата в президенты Беларуси Ирину Козулину, журналистов Марину Коктыш, Светлану Калинкину, Любовь Лунева (кстати, благодаря ей меня чуть не привлекли к уголовной ответственности за нападения на сотрудника милиции, хотя это они меня побили), как не забыть правозащитнику Яну Полякову, которую довели до самоубийства, а сколько теплых воспоминаний с матерями Движения 328, я бы мог перечислять еще больше своих коллег, но не хватит места. Поэтому не вижу проблемы, чтобы вторым президентом Беларуси стала женщина. Для меня очевиден выбор – Светлана Тихановская. Она правильно сделала, что в случае победы назначит новые выборы. Так что во всех есть шанс стать президентом Беларуси.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...