АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Сергей Николюк: Отношения власти и народа зашли в стадию «моя твоя не понимай»

«Мы снова говорим на разных языках». Актуальность этой строки Владимира Высоцкого из песни «Она была в Париже» сегодня регулярно демонстрирует Лукашенко.

Сергей Николюк: Отношения власти и народа зашли в стадию «моя твоя не понимай»
В одной из своих статей мне уже приходилось цитировать фрагмент из книги русского писателя Ивана Бунина «Окаянные дни» (1920 г.). Позволю себе привести его еще раз. 

Мужик слушает предвыборную речь оратора, который говорит: «Осуществляйте свой великий долг перед Учредительным Собранием… Все голосуйте за список номер третий». Казалось бы, здесь крайне простое высказывание, не допускающее кривотолков. Между тем мужик понял в этой фразе два слова: «долг» и «голосуйте». Первое слово он осмыслил как упоминание о его долгах власти, а второе – как угрозу наказания, в резуль-тате которого ему придется голосить. 

Вот его реплика по Бунину: «Ну и пес! Долги, кричит, за вами есть великие! Голосить, говорит, все будете, все, значит, ваше имущество опишу перед Учредительным Собранием. А кому мы должны?.. Нет, это новое начальство совсем никуда… Ну да постой: как бы не пришлось голосить-то тебе самому в три голоса!» 

Перед нами пример раскола – пример главной характеристики общества, сделавшей революцию в Российской империи неизбежной. 

Петр прорубил окно в Европу. И через это окно в Россию проникли не только принципы построения «полков нового строя», но и европейская культура. Однако народные массы культурные инновации не задели даже по касательной. В результате в начале XX века узкий слой российских европейцев стал чужим на празднике жизни архаичных народных масс, и при первом же удобном случае был сметен.

А теперь перенесемся в день сегодняшний. Приведу фрагмент заявления Лукашенко, которое он сделал 16 июля при посещении 103-й Витебской отдельной гвардейской воздушно-десантной бригады: «Если у кого-то из вас память короткая, смею напомнить: мы это проходили. Вспомните 2010 год. И тогда как раз все начиналось для того, чтобы нас поставить на колени. Ввели санкции, наклоняли. Не получается… И тогда на очередных президентских выборах решили поставить на колени, организовав эту банду, и бросив на Дом правительства. Там 400 человек агрессивных боевиков, которых мы знали пофа-мильно. Плюс еще 400, которые могли там шевелиться. А остальные – это зеваки. И в основном там были сопляки, которых отдавали под расписку матерям. Они приходили и забирали свое драгоценное создание».

Республика Беларусь, если кто запамятовал, претендует на роль донора европейской стабильности, претендует на роль площадки для проведения «Хельсинки-2» с участием глав европейских государств. 

Претендовать-то она претендует, но какой эксперт, ознакомившись с приведенным выше высказыванием, посоветует своему правительству обсуждать проблемы европей-ской безопасности на площадке, организованной его автором? А кто из белорусов, имеющих минимальное образование, почувствует в авторе политика, выражающего его интересы?

33 коровы в форме защитного цвета


«Правительство у нас – единственный европеец», – справедливо заметил в конце своей короткой жизни Пушкин. В первой половине XIX века и не такое бывало, но через двести лет в географическом центре Европы мы наблюдаем обратную картину. Не знаю, как на счет прилагательного «единственный», но в том, что все уровни властной вертикали в Беларуси занимают не европейцы, сомневаться не приходится. Поэтому нет смысла удивляться своеобразию белорусских выборов. Их организуют люди, чьи цели не имеют ничего общего с целями, прописанными в Конституции.

Запущенный в 1994 г. процесс негативного отбора кадров сформировал сословие управленцев, опирающихся исключительно на представителей социальной периферии (людей пожилых, малообразованных, проживающих в малых городах и селах). К этой славной части общества можно смело отнести и тех, чьим работодателем является государство.

Но управленцы, впрочем, как и все остальные, периодически хотят кушать, а устойчивое трехразовое питание в стране с открытыми границами способна обеспечить лишь конкурентоспособная экономика. Представители социальной периферии в этом вопросе – властям не помощники. А те, кто держит экономику на своих плечах, поддерживать власть отказываются.

В этом и проблема. Этим и объясняется неспособность авторитаризма белорусского разлива скатиться в тоталитаризм. Чтобы выпендриваться, крылья надо иметь, т.е. РЕ-СУР-СЫ. «Да нет у меня ресурса для диктатуры. Вы понимаете? Ресурса нет! Даже Рос-сия себе диктатуру позволить не может», – справедливо заметил единственный в Европе кандидат в диктаторы в интервью британским СМИ в октябре 2012 г.

Белорусское общество продолжает развиваться. Процесс не остановить. Однако развитие общества как целого не означает развития всех его составных частей. Властная вертикаль – тому пример.

Особо выдающиеся ее представители специализируются на конструировании внешних и внутренних угроз. Популярность последних многократно возрастает в период электоральных кампаний, что мы сегодня и наблюдаем.

В этой связи мне вдруг вспомнилась песня одного российского эстрадного попрыгунчика про 33 коровы. Без труда отыскал в интернете ее текст. Привожу первый куплет:

«В центре города большого,
Где травинка не растет,
Жил поэт, волшебник слова,
Вдохновенный рифмоплет».

Белорусы – это русские со знаком качества. У нас вдохновенных рифмоплетов за любым официальным углом – на рубль дюжина. А что касается числа «33», то с наполнением его соответствующим содержанием проблем никогда не было. 


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...