АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

1404 рабочих дня на проверку подписей! Почему нельзя верить ЦИК

Центризбирком отчитался, сколько подписей сдали потенциальные кандидаты в президенты и сколько из них засчитали после проверок. Непризнанными оказались сотни тысяч подписей, многие из них — по одной причине: якобы подписи оставляли не те же люди, что проставляли даты.

1404 рабочих дня на проверку подписей! Почему нельзя верить ЦИК
The Village Беларусь разбирался, как избирательные комиссии сверяют подписи и реально ли проверить сотни тысяч автографов по всей стране за такие короткие сроки.

Сколько подписей кандидатов признали недостоверными

30 июня ЦИК Беларуси опубликовал окончательные сведения о проверенных и зачтенных подписях, собранных за выдвижение кандидатов в президенты. А 6 июля появились данные о том, сколько подписей было вообще сдано.


Всего отсеяли 324.415 подписей (10,8% от общего числа сданных). У Александра Лукашенко не засчитали 19.228 подписей (менее 1% от почти 2 миллионов, сданных на проверку). Меньше всего подписей не зачли у Андрея Дмитриева: 3.913 (но в процентном соотношении это в 3,6 раза больше, чем у Лукашенко).

Беларусов насторожил тот факт, что у пяти кандидатов засчитали по 96-99% подписей, а у Виктора Бабарико и Валерия Цепкало — лишь по 45-47% подписей.


Поводом заподозрить избирательные комиссии в махинациях послужил и тот факт, что, по данным ЦИК, три претендента сдали больше подписей, чем они сами заявляли: Анна Канопацкая, Сергей Черечень и Андрей Дмитриев.

Анна Канопацкая 29 июня говорила, что сдала в комиссии 110 тысяч подписей. Уже после она объяснила, что ее команда сдала больше, а 110 тысяч — количество подписей, которые она сдала собственноручно. 

Андрей Дмитриев также заявил, что сдал более 107 тысяч, о которых говорил ранее. 

В штабе Сергея Черечня заявили, что сдали в комиссии 106 тысяч подписей и не знают, как после проверок действительными были признаны 143.109 подписей избирателей.

Центризбирком пытался объяснить, почему у троих кандидатов насчитали больше подписей, чем те сдали в ЦИК, однако это выглядело, мягко говоря, не вполне убедительно

Как проверяют подписи потенциальных кандидатов

Все подписи поступают в районные, городские и районные в городе комиссии по выборам президента (например, Петриковского района, города Новополоцка или Первомайского района Минска). Подписи проверяются в 10-дневный срок после их сдачи в избирательные комиссии. При необходимости подписи может проверить и Минская городская комиссия по выборам президента (в 5–дневный срок).

Комиссия случайным образом отбирает 20% подписей и проверяет их на достоверность. Если из этой выборки по крайней мере 15% подписей окажутся недействительными, то на проверку берутся еще 15% подписей. Если по результатам обеих сверок суммарный коэффициент бракованных подписей превысит 15%, то все подписи за этого кандидата в этом районе страны или районе города признаются недействительными.

Пример. Подано 100 подписей. Комиссия отбирает 20% — 20 подписей — и проверяет их. Предположим, что 3 подписи признаны недостоверными — а это 15% от всех отобранных. Тогда комиссия берет еще 15% от всей сотни — 15 штук — и снова проверяет.

Допустим, снова 3 подписи негодные — это 20% от второй партии. В сумме выходит, что из всех проверенных подписей (20+15=35) недействительными оказались 3+3=6 подписей. А это — 17,14% от всех проверенных. 

Поскольку общий процент бракованных подписей превысил допустимые 15%, то недействительными признаются все 100 подписей, сданных в избирательную комиссию.

Так, в Советском районе Гомеля признали недействительными 4.870 подписей за Виктора Бабарико. У Валерия Цепкало по всей стране признали недостоверными 83.433 подписи — и у него не хватило 25 тысяч подписей, чтобы стать зарегистрированным кандидатом. А Виктор Бабарико лишился 201.435 подписей — но ему хватило оставшихся, чтобы продолжить президентскую гонку.

Что именно проверяет комиссия

Согласно статье 61 Избирательного кодекса, недостоверными считаются следующие подписи:

- фиктивные подписи (выполненные от имени несуществующих лиц и выдаваемые за действительные);

- подписи избирателей, выполненные от имени разных лиц одним лицом или от имени одного лица другим лицом;

- подписи лиц, не обладающих избирательным правом;

- подписи избирателей, указавших в подписном листе данные, не соответствующие действительности;

- подписи избирателей, собранные до установленного срока выдвижения кандидатов;

- подписи избирателей, если в сведениях о них отсутствуют одно или несколько требуемых настоящим Кодексом данных;

- подписи избирателей, если данные о них внесены в подписной лист нерукописным способом или карандашом, а также подписи, даты внесения которых выполнены избирателями несобственноручно;

- все подписи избирателей в подписном листе, если подписи собраны лицом, не являющимся членом инициативной группы, или если подписной лист не заверен членом инициативной группы либо заверен другим членом инициативной группы, не собиравшим эти подписи;

- подписи избирателей, собранные с нарушением требований части десятой настоящей статьи (о том, что в подписном листе должны быть подписи избирателей, проживающих на территории только одного города областного подчинения, района, а в городах с районным делением — одного района).

В случае обнаружения нескольких подписей одного и того же избирателя в поддержку выдвижения одного и того же кандидата достоверной считается только одна подпись, а остальные подписи считаются недостоверными.

Как именно происходит проверка

Евгений Гацак у себя в фейсбуке рассказал, как в качестве наблюдателя посетил районную избирательную комиссию в Партизанском районе Минска. 

Он пишет: «При возникновении сомнений в достоверности подписей члены комиссии могут направить подписи на почерковедческую экспертизу или на сверку в Отдел по гражданству и миграции. 

В первом случае эксперты проверяют, не сам ли член инициативной группы поставил дату и расписался за гражданина, во втором случае сотрудники ОГиМ выясняют, существует ли данный подписант и нет ли ошибок в адресе, номере паспорта и т.д.».

Во время избирательной кампании 2015 года заведующая организационно-правового отдела Центризбиркома Елена Дмухайло рассказывала про сверку подписей, запросы и личные звонки подписантам:

 — Это можно увидеть. По особенностям почерка, например. Есть особые загогулины характерные. Они свидетельствуют о том, что один человек оставил несколько подписей […] Даем запрос в Отделы по гражданству и миграции. Возможно, такой человек вообще не живет по указанному адресу […] Звонят по адресам. Если человек говорит, что он ни за кого не расписывался, нам все сразу понятно.

Евгений Гацак рассказывает, какие сомнения вызвали подписи за Виктора Бабарико во время его присутствия на заседании районной комиссии:

 — В избирательную комиссию Партизанского района поступила 9.381 подпись за Бабарико, из которых 173 не учитывались при подсчете. Осталось 9.208 подписей, из которых отобрали 20%, или 1.842 подписи. Немалая часть этих подписей вызвала сомнения у комиссии, и их направили на графологическую экспертизу в Государственный комитет судебных экспертиз. Эксперты установили, что из 1.842 подписей 802 (или 43.3%) были признаны недостоверными, а именно: во всех 802 подписях дата была проставлена НЕ подписантом.

Затем отобранные листы вернулись в общую стопку и были перемешаны, после чего из 9.208 отобрали 15%, или 1.381 подпись. На удивление, и в данной выборке были сомнительные листы, экспертиза которых нашла 99 недостоверных подписей, или 7.1% брака (причина та же — дата была проставлена не подписантом).

Итого, по мнению комиссии, при проверке 1.842+1.381=3.223 подписей была обнаружена 802+99=901 недостоверная подпись, что составило 901/3.223*100=28.0% недостоверных при пороге в 15%. Все 9.381 подпись, собранная членами инициативных групп Бабарико у жителей Партизанского района, признаны недостоверными.

Как проводится экспертиза подписи

Почерковедческую экспертизу проводит Государственный комитет судебных экспертиз. Он может установить, кем выполнен рукописный текст, кем оставлена подпись и был ли процесс письма в чем-либо необычным.

Чтобы проверить подписи от имени существующего лица, требуется 15-20 подписей и образцов почерка на 3-5 листах, — это так называемые «свободные образцы» (то есть те, которые сделаны до экспертизы в обычных условиях: подписи на документах, дневниковые записи и т.п.). 

Также нужны «экспериментальные образцы» (те, что получены специально для экспертизы): подписи на 5–7 листах по 7–9 подписей на каждом, а также образцы почерка в виде ФИО на 5–7 листах по 10–15 записей на каждом листе.

Но нужно понимать, что такое большое число подписей и образцов почерка требуется для того, чтобы четко установить: такую-то подпись оставил Иванов, проживающий по адресу такому-то, такую-то — Петров, а такую-то подпись от имени Иванова вообще оставил Сидоров.

При экспертизе же подписей на подписных листах не обязательно устанавливать, кто именно расписался на листе и где этот гражданин проживает. Достаточно лишь выяснить: дату и подпись оставил один и тот же человек или разные люди?

Ведь, как было сказано выше, основная претензия избирательной комиссии заключалась в том, что дату писали не те люди, которые оставляли подпись. А этого уже достаточно, чтобы подпись признать недействительной.

Поэтому для такой экспертизы вполне хватит лишь образцов самой даты и подписи. 

Судэксперты подчеркивают:

В каждом конкретном случае достаточность сравнительных образцов по количеству и качеству определяется экспертом исходя из специфики объекта и складывающейся экспертной ситуации, ввиду чего подготовка материалов для проведения конкретной экспертизы может иметь свои особенности.


Что говорит специалист по почерку

Графолог, прошедший обучение в центре научной графологии «Кинезио», рассказал The Village Беларусь, как может походить сличение почерков на подписных листах.

 — Графология — это психология, а криминалистика — это достоверность. Для того, чтобы судить о характере человека по почерку, только лишь даты и подписи недостаточно, нужен лист А4 рукописного текста. Тогда можно говорить, кто этот человек, как дышит, о чем думает, какие у него проблемы. Но по одной фразе графологи не работают.

У большого числа людей расходятся типаж почерка и автографа. Они не кореллируют между собой. И, скажем, цифры человек напишет привычным для себя почерком, а автограф ставит совершенно иначе. Автограф — это символ, это образ себя, это, грубо говоря, рисунок, и он может совершенно не стыковаться с почерком.

Но криминалисты однозначно скажут, оставил ли дату и подпись один человек или разные люди. Эксперты-криминалисты пользуются специальным оборудованием и проверяют глубинные, внутренние параметры почерка. Есть внешние показатели, а есть внутренние. И если с внешними еще можно что-то сделать, то внутренние будут однозначно идентичными. 

Есть нажим, есть заливка чернилами линии письма, — всего около полудесятка параметров. Их человек не может изменить независимо от того, в каком он состоянии был, какую ручку взял. И специалист может сличить почерк и роспись в пределах нескольких минут.

Реально ли проверить все эти подписи?

Графолог говорит, что эксперт может сличить дату и подпись за пару минут. Предположим, что у очень опытного криминалиста на это уйдет минута. Возьмем описанный Евгением случай в комиссии Партизанского района. 

В первый заход отобрали 1.842 подписи, из которых Госкомитет судэкспертиз признал недостоверными 802 штуки. Значит, судэкспертам понадобилось бы, по нашим прикидкам, 1.842 минуты, или почти 31 час чистой работы, что при 8–часовом рабочем дня растянулось бы на 4 дня (это только на проверку, а ведь еще надо написать заключение, причем, вероятно, по каждой подписи).

Зная, что подписи должны проверяться в 10–дневный срок, теоретически мы можем допустить, что эксперты справились с этой задачей.

Но ведь это были только подписи за Бабарико, только по Партизанскому району Минска и только на экспертизе самих автографов. А ведь всего было семь потенциальных кандидатов, а столица делится на 9 районов, а кроме экспертов по почерку подписи проверяли сами избирательные комиссии, запрашивали ОГиМ и звонили самим подписантам.

Известно, что в Минске число достоверных подписей за всех кандидатов составило 643.183. Если применить здесь средний общереспубликанский процент брака (10,79%), то выходит, что во все районные комиссии Минска поступило около 721 тысячи подписей. Даже первая проверка в объеме 20% от сданного — это 144 тысячи подписей.


Пусть и специалисты в ОГиМе проверят адрес за минуту, пусть и сами члены комиссий дозвонятся до подписанта или иным способом проверят подпись за минуту. Выходит, надо 144 тысячи минут — это ровно 100 человеко-суток чистой работы, или 300 дней работы одного человека при 8–часовой пятидневке. 

Даже с нашими очень лояльными допущениями и упрощениями выходит, что члены районных комиссий и эксперты должны были работать очень, очень напряженно, чтобы провернуть такой труд.

Всего в Беларуси за всех кандидатов было проверено 673.963 подписи. Если следовать формуле «1 подпись — 1 минута», то на проверку ушло бы 11.232 часа, или 468 полных суток, или 1.404 полных рабочих дня. 

Абсолютному большинству беларусов это покажется сомнительным.

Что можно сделать в защиту своих подписей


Многие избиратели начали писать письма в территориальные комиссии и сам ЦИК с просьбой узнать «статус» своей подписи и учесть ее. Однако, по мнению Центризбиркома, такие обращения бессмысленны.

В обращениях заявители требуют сообщить о порядке отбора подписей для проверки и подтвердить законность действий комиссий, проверить и подтвердить признание или непризнание именно их подписи недостоверной или учесть их подпись, если она не была учтена, в том числе в случаях, когда все подписи по соответствующему району в поддержку выдвижения определенного кандидата не были учтены соответствующей территориальной комиссией.

Избирательное законодательство не предусматривает процедуры перепроверки подписи избирателя по его требованию, предоставления ему копий материалов по проверке подписей и индивидуального или группового обжалования избирателями результатов проверок в судебном порядке. На практике это не может быть реализовано из-за многотысячного количества подписных листов и подписей в них.

Штаб Виктора Бабарико выпустил обращение.

"Это была моя подпись. Это была подпись моего соседа. Это была ваша подпись и подпись ваших друзей. Государство признало недействительным меня. Государство признало недействительным моего соседа. Признало недействительным вас и ваших друзей. Оно не видит нас, не принимает нас в расчет, не слышит наше мнение. Нас для него не существует. Мы недействительны. Цена моей подписи в глазах государства — ноль.

Все, что происходит сейчас, — это не результат действий одного или двух человек, это результат действий целой системы. Людей, которые по указке бракуют хорошие подписи. […] И мы призываем этих людей очнуться. Их меньше, чем нас, их заставляют быть пособниками, красть у народа, обманывать большинство".

Также штаб выпустил шаблоны для того, чтобы граждане обращались с жалобами в комиссии по выборам.

Полагаем, что граждане имеют право на информацию о своей подписи. Отметим, что для того, чтобы ответить, была ли подпись признана недостоверной, комиссии достаточно сверится с Актом, который составлен в трех экземплярах, и должен иметься и в районной, в и областной, и в Центральной комиссии.

Поступили и первые ответы на жалобы, суть их, по словам штаба Бабарико, сводится к следующему:

Гражданин не имеет права получить ответ на запрос о том, признана ли его подпись недостоверной и на каком основании. Знакомиться с материалами проверки документов, необходимых для регистрации кандидата в Президенты имеет право только кандидат в Президенты;

Гражданин (включая представителей кандидата в президенты) не вправе обжаловать протокол, составленный районной комиссией, т.к. данный документ не является решением.


Штаб полагает, что что неправомерные отказы в рассмотрении поданных заявлений и жалоб могут быть обжалованы в суд после обжалования в вышестоящую комиссию.

Штаб Валерия Цепкало заявил, что будет бороться за каждую забракованную подпись, и призвал всех подписантов связаться со штабом через сайт, Telegram или Viber-бота, заполнив форму обратной связи.

"Нашей командой разработан четкий алгоритм, с помощью которого вы можете верифицировать вашу подпись, подтвердить, что вы есть, доказать себе и всей стране, что нас на самом деле очень-очень много".

Уже более 40 тысяч человек откликнулись на призыв защитить свои подписи. По состоянию на полдень 8 июля, в Минске таких уже более 17 тысяч, в областях — по 3–7 тысяч.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...