АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Ольга Николайчик уже месяц провела на Окрестина в нечеловеческих условиях - впереди еще 28 суток

Уже месяц активистка Ольга Николайчик находится в изоляторе на Окрестина. Ее задержали на пикете по сбору подписей на Комаровке, дали сутки за якобы участие в «несанкционированной акции», потом были еще суды — итого 58 суток ареста

Ольга Николайчик уже месяц провела на Окрестина в нечеловеческих условиях - впереди еще 28 суток
17 из них Ольга уже провела в карцере — бетонном помещении 3 на 2 метра, где не было даже воды. У активистки забрали очки и лекарства. Только на прошлой неделе впервые удалось отправить передачу с продуктами, передает TUT.BY

Ольга Николайчик — активная участница чуть ли не всех уличных акций оппозиции последних лет. Последний раз ее задержали 6 июня после пикета по сбору подписей за потенциальных кандидатов в президенты, когда у Комаровки собрались очереди избирателей. 

Активист Леонид Кулаков говорит, что Ольга говорила в мегафон, а это «верный признак, что дадут сутки». Сначала активистка получила 13 суток ареста, а потом еще три раза по 15 (последние процессы проходили, когда она уже сидела в изоляторе, ее не доставляли в суд, пояснения она давала по скайпу), итого — 58 суток, 30 из которых она уже отсидела.

— Искренне жаль Ольгу, потому что с ней творят что-то невообразимое, — говорит Леонид. — У нее забрали все личные вещи, в том числе очки, без которых она почти ничего не видит. Ее посадили в карцер, где она, как нам уже известно, провела 17 суток, но по какой причине, никто не объясняет. То же происходит и с другими политическими активистами. Лидер БХД Павел Северинец сидел в карцере по соседству и даже был вынужден порезать руку, чтобы остановить этот беспредел. Ольге 51 год, у нее есть хронические заболевания, но лекарства у нее тоже забрали. Она переболела бронхитом в изоляторе, но ни таблетки, ни передачи не принимали.

Как пояснял глава минской милиции Иван Кубраков, передачи в ИВС и ЦИП на Окрестина не принимали из-за "сложной эпидемиологической обстановки". Вместе с тем, передачи в СИЗО и колониях не просто разрешены, а увеличен их объем с учетом того, что из-за коронавируса временно запрещены свидания с родственниками. 

После многочисленных жалоб административно задержанных и их родных 29 июня передачи на Окрестина стали снова принимать, хотя случаи коронавируса в Минске по-прежнему фиксируются.

— Ольга получила две продуктовые передачи, — говорит активистка Анастасия Полиенко. — Нам удалось поговорить с женщиной, которая сидела вместе с Ольгой, когда ее перевели из карцера в обычную камеру. Так нам стало известно, что Ольга Николайчик сразу после задержания в знак протеста объявила голодовку. 

Думаю, это и стало причиной, почему ее забрали в карцер. Первые 4 дня она голодала. В карцере вообще не было воды, ее не пускали в душ, не выводили на прогулку, не передавали письма, хотя мы отправляли и телеграммы, и заказные — ничего не дошло. У Ольги забрали все личные вещи, даже очки, без которых она почти ничего не видит. Вот собирались передать ей книгу, но поняли, что она просто не сможет ее читать.


Леонид Кулаков настроен пессимистично, он считает, что Ольгу Николайчик будут держать в изоляции все лето.

Начальник минской милиции заявлял, что публикации в прессе о бесчеловечных условиях содержания в ИВС и ЦИП на Окрестина не соответствуют действительности.

— По каждому сообщению в СМИ проводилась проверка, в том числе по соблюдению санитарных норм, по тому, что не выдают матрасы и постельное белье, не выпускают на прогулки, — пояснял Иван Кубраков. — Факты не подтвердились.

На просьбу TUT.BY показать, в каких условиях содержат людей в ИВС и ЦИП на Окрестина, пресс-служба МВД ответила отказом.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...