АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Дорофеев: Независимость - это не чей-то забор в Дроздах

"Скороварка с забитым клапаном — это бомба". Известный телеведущий — о воздухе перемен и о том, почему запугать белорусский народ уже не выйдет.

Дорофеев: Независимость - это не чей-то забор в Дроздах
— Сергей, хотела бы, в первую очередь, спросить, какие чувства у вас вызывают последние события в Беларуси? Арест Тихановского и Бабарико, задержания в пятницу в центре столицы мирных граждан, судебный конвейер...

Правозащитники отмечают, что избирательная кампания впервые в истории независимой Беларуси с самого начала проходит в атмосфере страха, угроз и запугивания. Со стороны наблюдая за событиями в родной стране, что вы чувствуете, о чем думаете? Что вас шокирует, удивляет, огорчает?

— Уже ничего не шокирует и ничего не удивляет. Огорчает — конечно, причем давно. Но: сегодня на улицах сотни, тысячи мирных людей… И не все из них пассионарии и визионеры. Таковых все эти годы было не так много и они постепенно, как сказали бы по БТ, «раскачивали лодку». 

Возможно, кто-то что-то и качал, но почти все из них, а к этим людям отношу себя и я, просто жили… работали на благо своей страны, читали книги, путешествовали, слушали и слышали себе подобных, развивались в камертоне такого разнообразного, красивого мира. 


Понятно, что только носители подобной парадигмы способны к эволюции. И вот что мы видим сегодня: сторожевые на башнях идеологии просмотрели…

Цепь неравнодушных на много километров. Что с ней одномоментно можно сделать? Ничего! Упаковали очередь у магазина Symbal.by? Завтра она в два раза длиннее! Выбрали членов избиркомов и забыли выключить микрофон? Социальные сети разнесли это сотнями перепостов! 

У мобильного оператора, по Высоцкому, «как-то вдруг вне графика случилося несчастье» — технические трудности, получите требования о компенсации. Повсюду хапуны — получите звонки в РОВД с вопросами «а можно ли мне в ГУМ съездить» или «в очереди постоять». 

И эта информация из открытых источников — все, о чем я читаю в сети. Политическая сатира так и рождается. И это невозможно ничем сдержать. Я уже не говорю о мемах.

Знаете, у замечательной украинской поэтессы Лины Костенко есть слова: «Иногда мне кажется, что существует какой-то мозговой центр, который работает на самоуничтожение этой страны, даже не столько руками её врагов, сколько собственными стараниями»… Эти слова, думаю, сегодня смело можно отнести к белорусскому государству. Заметьте, не к белорусскому народу, а к государству.

Я никогда не придерживался радикальных взглядов, всегда пытался установить диалог, но это эволюционное раздвоение как ничто другое мобилизовало людей. Хочется крикнуть: Эй, сограждане в высоких кабинетах, мы безвозвратно покинули времена «бутылка кефира, полбатона»! Вы заметили? 

Мы знаем вкус розового cицилийского. Впрочем, и компот из заводской столовой тоже с благодарностью выпьем. Но если нам его не хамски швырнут на поднос. Просто потому, что мы люди.

Июнь 2020 — это сотни, тысячи постов в социальных сетях — открытых, созидательных, полных воздуха перемен. По крайне мере, агрессивных, призывающих к насилию постов, я практически не видел. Если и видел, то это были посты горечи, обиды и желания ответить. Не оправдываю подобные настроения, но а как там наверху хотели? 

Скороварка с забитым клапаном — это бомба. Это закон природы. Физика. И закон этот приняли не депутаты Палаты представителей, все гораздо серьезнее — Господь Бог принял. Хотя, пардон, у нас приоритет национального законодательства…

Мир другой — открытый, с множеством мнений и источников информации. Но люди, чьи руки на государственных рычагах, судя по всему, за этим миром не успели или не захотели успеть. В 26 псалме есть такие слова: «Верую видети благая Господня на земли живых». Так что сейчас всё больше верю, что увижу блага Господни на земле живых белорусов. Вот мои мысли.

— Сейчас «люди из телевизора» ведут себя по-разному. Кто-то, как Артемис Ахпаш, обращается к журналистам госТВ, сравнивая их с представителями «правоохранительных органов», которые ни за что «пакуют» людей в автозаки, и таким образом закрывая себе дорогу на телевидение.

Впервые мы слышим извинения от бывшей журналистки БТ, которая просит прощения у общества за сюжеты об уличных протестах и признается, что ей стыдно. Есть и такие, кто упрекает людей, взывающих к совести, в продажности. Что бы вы хотели сказать сегодня тем, кто продолжает работать на телевидении, в государственных медиа?

— Вы знаете, за все эти годы я столько говорил и писал, что сегодня, пожалуй, добавить нечего. Все происходящее закономерно и ожидаемо. Единственное, что скажу — просто по-граждански, как один из девяти миллионов и обладатель синего паспорта — поблагодарю всех смелых коллег за их позицию.

Никакую идеологию, даже идеологищу, если, конечно, кто-то в просторах своего сознания ее наконец отыскал, нельзя считать проявлением патриотизма. Вообще, мне видится, что наше время и его государственные нравы пытались синонимировать слова патриотизм и верность (руководству). Не-а, сделать этого никогда не получится. 

Настоящий патриот не кричит, а молча живет для своей семьи, страны и ее людей. А верным можно быть своей жене, детям, идее, долгу… Быть же верным начальнику — это какое-то психологическое уродство. Как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». За истиной стоит идти.

Сейчас отчетливо стало видно, что принцип «Государство — это я» разрушителен. Суверенитет — это не кто-то один, это мы все. Независимость — это не чей-то забор в Дроздах и даже не демаркированная граница по всему периметру нашей земли. В первую очередь, это то, что любую общность людей делает нацией — язык, культура, уважение к праву и свободам, достоинство, знание своей истории.

Сегодня в Беларуси пересекаются интересы самых разных геополитических сил. Я хорошо понимаю, как в этом смысле власти приходится нелегко. И ни одна власть не справится, если за ее спиной не будет народа. Но такая поддержка строится только на доверии. Автозаки доверия не добавляют.

Отвечая на ваши вопросы, я никого не учу, не хочу обидеть и не претендую на истину в последней инстанции, но с тем же коронавирусом, даже с точки зрения политтехнологий, в Беларуси можно было сделать всё по-другому. 

Как бы это странно ни звучало, но коронавирус мог дать невиданные шансы этой власти — вирус пришел извне, перед схожими проблемами стал весь мир. Ведь они могли включить режим искренности и правды, а он конвертировался бы в симпатии и голоса. И верное телевидение в этом сыграло бы для власти не последнюю роль.

Они ж могли сказать: «Да, нам трудно, но вот честная и регулярная статистика Минздрава», сказать: «Да, врачам не хватает средств защиты, а поликлиникам — аппаратов КТ, помогите…»

А что в итоге получили? Коронапсихоз, бравурные заявления, молчание, статистика, к которой есть вопросы, и практически полное игнорирование белорусами в своей повседневной жизни принятых в мире мер защиты и профилактики. Стоп, а почему ОМОН в масках? Ведь психоз же! Какая-то эзотерика…

Стойте, а как же экономика, — возразят. Она же рушится! Так везде рушится, но мы будем спасать жизнь каждого белоруса — правдой, а потом — все вместе, здоровые, поднимем нашу экономику. Ведь могли же сделать так. И в этом контексте, думаю, на какое-то время им простили бы высокие цены и низкие зарплаты. Вот матрица, которую там наверху могли наполнить словами и поступками.

А что получили на практике? Амбразуру собой закрыли врачи. Государство в свойственной ему манере пошло другим — своим особенным путем… Но это все фантазии. Понятно, что трещины в этой государственной машине были и раньше, а эпидемия их резко увеличила. Впрочем, рано или поздно это должно было произойти.

При этом я склонен говорить и о хорошем, и о плохом. Несколько лет назад белорусская медицина спасла близкого мне человека. Как я могу это забыть? Однако, я знаю и другие примеры…


— Политолог Артем Шрайбман считает, что базовая ошибка власти в том, что она недооценивает размах недовольства в обществе. Как, по-вашему, отличаются настроения белорусов в 2010-м и сегодня? Понимаю, что вы сейчас не в стране, но все же по публикациям в независимых медиа, по разговорам с друзьями и близкими можете составить представление о происходящем.

— Что касается того, что власть недооценивает размах недовольства в обществе, я с этим согласен. Люди стали другими — причем, они другие не только в Минске, другие и в районных центрах. А вот к этому кабинеты с мохнатыми коврами и тяжелыми шторами оказались не готовы.

Мало того, в этих районных центрах люди самоорганизовались настолько, что начали отбивать у милиции задержанных. Де-юре это, конечно, нарушение закона, а де-факто третий закон Ньютона никто не отменял — сила действия равна силе противодействия. 

Что делать, если непонятно кто, часто без документов и формы, хватает и тащит простых прохожих в микроавтобус. Вот это в первую очередь нарушение закона!

С 2010 года прошло 10 лет. Тогда это было время ростков. Это был акт общего усилия ярких и активных людей. Мы же понимаем, что провокации в этом случае выносятся за скобки. Потом был толстый слой асфальта, в который все закатали. Ростки погибли, но корни человечности и достоинства остались. 

Их нельзя закатать окончательно — они присущи человеческой природе. Была б моя воля, всех бы чиновников попросил перечитать учебники физики и истории, а начал бы с Евангелия. Все ответы там.

Помните искушение Иисуса Христа во время Его сорокадневного поста в пустыне… Когда говорит Господу искуситель: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Иисус отвечает ему, что написано: не хлебом одним будет жить человек. 

Так вот, кроме чарки и шкварки, человеку гораздо важнее ощущать себя человеком. Независимо от профессии и социального статуса. Да и от чудес мы уже как-то устали.

Когда я жил в Беларуси, у меня были знакомые среди сотрудников милиции. Я вам скажу — это были честные, верные присяге люди. Да, им было непросто… Присягают народу, — напоминаю я себе в успокоение. Надеюсь, когда вернусь в Беларусь, смогу, как и раньше, пожать руку этим людям.

— Сергей, интересно ваше мнение: что вы думаете о претендентах на пост президента и их мотивах?

— Будет неправильным давать кому-то характеристики, могу лишь сказать одно: технологически практически каждый кандидат четко позиционируется. Во многом, однако пока не во всем, видна мотивация рисковать и идти на эти выборы. Радует острое, критичное и часто все-таки конструктивное, даже через короткие емкие фразы в интервью, обозначение своих взглядов и принципов. 

Среди кандидатов мы увидели хорошо образованных менеджеров с чувством юмора, точно маркирующих то, что со всеми нами давно происходит. Радует, что появилось это творческое политбесстрашие.

Власть, к сожалению, — это мое личное мнение — такому творческому сообществу, кроме как автозаками, пока никак не ответила. Да, политика — это порой обидно, это в том числе сатира. И это самое чистое, что есть в политике… Но не мы ее придумали таковой. Так что, спокойствие — это не что иное, как надлежащий порядок в мыслях. Это, по-моему, Марк Аврелий и 2000 лет назад.

Думаю, нынешняя кампания своей центробежной силой разнесет по флангам разные взгляды и силы. Это, в первую очередь, поможет расстаться с национальной привычкой терпеть и ждать, что все само рассосется.

— Вы — человек, которому болит за нашу страну — каких перемен хотите в Беларуси, во что вы верите, на что надеетесь?

— Мои мечты просты. Уверен, они такие же, как и у любого белоруса. Потому что нашу страну создают люди, а не власть. Еще мечтаю, что когда-нибудь людей не будут называть преступниками до решения суда. И суды станут судами.

Искренне надеюсь, что здравый смысл возобладает и государство все-таки перестанет ранить и нас, и себя «бритвой Оккама». Очереди в магазин, цепи людей и сигналящие водители не заслуживают Окрестина, штрафа, хапуна и автозака, как не заслуживает их вообще всё, что происходит сегодня в Беларуси. 

То, что власть может сделать посредством меньшего, не стоит делать посредством большего — ну не нравятся ей майки и хлопающие в ладоши люди — предложите свои рецепты консолидации.

Зачем автозаки? Это недопустимо! Нет идей? Так к кому претензии? Запугать уже не выйдет. Самое время хотя бы пролистать книгу Келтнера «Парадокс власти. О том, как обретают и теряют влияние».

Мира всем нам и вдумчивых решений, ведь за их последствия будут отвечать наши дети. А честные выборы — это честность и при голосовании, и при подсчете. Это в современном мире с его информационными ресурсами легко проверить. Я верю в нас.


Справка

Карьера телеведущего Сергея Дорофеева на ОНТ была окончена после скандального эфира в день президентских выборов 19 декабря 2010 года. Глава Центризбиркома покинула ток-шоу «Выбор» после ряда неудобных вопросов ведущего, который спрашивал в том числе о том, почему представителям оппозиции не разрешили дежурить ночью на избирательных участках вместе с милицией.

Переехав в Киев в 2011 году, Сергей Дорофеев стал популярным ведущим на украинском телевидении. Позже журналист уехал работать в Прагу. Сейчас живет в странах Западной Европы, консультирует по вопросам медиа.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...