АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Отбывающему арест активисту Александру Гречишникову не дают похоронить своего отца

Активист “Народной Грамады” Александр Гречишников сейчас отбывает административный арест в Центре изоляции правонарушителей Минска длиной в 30 суток. Его ситуация усложняется и личными причинами: отец Гречишникова умер, а родственники не могут добиться того, чтобы Александра отпустили на захоронение.

В центре сверху — Александр Гречишников. Фото: "Народная Грамада"

Восьмого июня Александра Гречишникова осудили на 15 суток за нахождение на минском пикете по сбору подписей за альтернативных кандидатов, который проходил днем ранее. Суд Заводского района посчитал это участием в несанкционированном массовом мероприятии (статья 23.34 КоАП). Срок этого ареста должен подойти к концу 22 июня примерно в 16.00, однако пока нет уверенности в том, что Александр точно выйдет — ведь ему был присужден еще один арест (и как показывает практика, активистов, имеющих несколько арестов, часто оставляют отбывать их все разом). Так, над Гречишниковым, во время его нахождения в ЦИП, провели 16 июня  еще один суд, где рассматривалось сразу два протокола — за участие в пикетах по сбору подписей 21 и 24 мая. Хоть Гречишников вины не признал и утверждал, что находился на пикете в качестве журналиста и не выкрикивал никаких лозунгов, судья Капцевич осудила его ещё на 15 суток. Судебное заседание происходило удаленно, через Skype-конференцию, пишет ПЦ "Весна".

Вход в кабинет, где проходило судебное заседание над Гречишниковым

На суде Александр Гречишников попробовал заявить ходатайство о том, что в ЦИПе у него забрали письменные принадлежности, из-за чего он не может написать никаких жалоб. Также он заявил о невыносимых условиях содержания — днем в камере запрещают лежать, холодно, а он не может находиться в таких условиях по состоянию здоровья.  Однако судья не обратила внимания на его слова (как это было — в аудио из судебного заседания):
Не повлияло на решение судьи и еще одно ходатайство Александра:

 “Моя мама находилась в больнице с 11 по 19 мая. Мама в тяжелом состоянии, ей меня не хватает. Это усугубилось смертью отца. Кроме этого, моя жена в декрете, у меня несовершеннолетние дети, а я тут [нахожусь под арестом] и не работаю”, — заявил он на суде.

Наталья, сестра Гречишникова, рассказала, что 16 июня пробовала подать ходатайство председателю Заводского суда о том, чтобы Александру предоставили возможность поприсутствовать на похоронах своего отца. Но там ей ответили, что подавать ходатайство может только сам Александр. После этого Наталья поехала в ЦИП, чтобы передать документы брату, на основании которых он бы мог заявить ходатайство. Среди них — свидетельство о смерти отца, справка о болезни матери и справка на получение в крематории урны с прахом отца. 

Однако сотрудники ЦИП  ответили Наталье, что документы следует передавать не им, а через РОВД. Но Наталья настояла на своем:

“Милиционер, который был на посту, сказал: «Пускай напишет ходатайство»”, — рассказала "Весне" Наталья. — Я говорю, а как он напишет, если вы у них забрали стержни, бумагу, если вы не пускаете адвоката, если документы, которые нужны для ходатайства, я не могу ему передать?

Я два часа простояла у ЦИПа. В итоге мне принесли записку, в которой Саша заверяет, что получил все документы. Я не уверена, он ли ее писал, но жена Саши, увидев, сказала, что этот почерк похож на него”.

На данный момент ситуация остается нерешенной. Пока урна с прахом отца хранится в крематории. Родственники хотят ее получить вместе с Александром, чтобы провести захоронение. Как сообщила Наталья, с конца июня за хранение урны крематорий начнет взымать деньги.



“Такую ситуацию, когда человек, отбывая административный арест за реализацию своего права, не может похоронить своего отца, можно по сути расценивать на грани пыточной", — комментирует юрист ПЦ "Весна" Алексей Лойко.

Юрист ссылается на Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях Республики Беларусь. Так, частью 8 статьи 18.7 ПИКоАП предусмотрено:

"В случае смерти, тяжелого заболевания близкого родственника административно арестованного решением руководителя места отбывания административного ареста административно арестованному может быть разрешен краткосрочный выезд за пределы места отбывания административного ареста продолжительностью до трех суток, не считая времени для проезда туда и обратно. Указанный срок не включается в срок исполнения административного взыскания в виде административного ареста".

Эта гарантия вытекает из части 1 статьи 32 Конституции, согласно которой институт семьи находится под защитой государства.


Также согласно частям 1 и 2 статьи 14.7 ПИКоАП, при наличии обстоятельств, препятствующих исполнению постановления об аресте, суд по ходатайству арестованного или по собственной инициативе может отсрочить исполнение ареста на срок до одного месяца или рассрочить до двух месяцев.

"Важно иметь на вооружении оба варианта и при наличии критической ситуации задействовать их параллельно.  — отмечает Алексей Лойко. — Особенно, когда в сегодняшних условиях руководство ЦИПа заняло глухую оборону и не идёт на контакт ни с кем из родственников арестованных или их представителей.

Также, анализ законодательства позволяет сделать вывод, что для таких критичных ситуаций законодатель не предусмотрел максимально сжатые сроки для принятия решения должностным лицом. Например, если бы решение такого вопроса должно было быть принято в течение рабочего дня, то это делало бы эту гарантию более доступной. А так приходится надеяться на адекватность и человечность должностных лиц при принятии решения о том, сможет ли сын проводить в последний путь своего отца…"

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...