АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Немецкий аналитик: режим Лукашенко делает все возможное, чтобы подавить вызов в зародыше

Выдвижение Бабарико и Цепкало является признаком того, что часть белорусских правящих кругов становятся недовольными.

Немецкий аналитик: режим Лукашенко делает все возможное, чтобы подавить вызов в зародыше
На вопросы "Свободы" об избирательной кампании в Беларуси ответил  директор по Центральной и Восточной Европе немецкого Фонда Маршалла.

"Для Александра Лукашенко и его государственного аппарата результат выборов предопределен"

- Вы один из авторов опубликованного в марте исследования "Восточноевропейские будущего: Четыре сценария для "Восточного партнерства "2030". Последний сценарий для стран этой инициативы (среди которых и Беларусь) в этом исследовании называется «общественное заключение». В нем закостенелое руководство "провоцирует большую мобилизацию общественного сообщества и давление снизу". Как в случае ненасильственной революции в Армении, общества получают больший контроль над страной. Насколько вероятен такой сценарий в контексте нынешних президентских выборов в Беларуси?

Йорг Форбриг

- Сценарий, который мы назвали "общественное раскрепощение", предусматривает, что общества в странах "Восточного партнерства" все больше будут брать свою судьбу и будущее в собственные руки. Они разочаровались в политическом руководстве и элитах, которые почти или совсем не улучшили жизнь обычных людей. Они видят, как Россия через коррумпированные элиты по всей Восточной Европе сдерживает соседние страны и препятствует любому прогрессу там. Они также видят безразличный Запад, который не слишком активно поддерживает демократию, безопасность и благополучие в этом регионе. Их логичный вывод в том, что только они, народы Восточной Европы, могут сделать позитивные изменения.

Беларусь здесь хороший пример. Белорусам уже надоел вечный Александр Лукашенко, они увидели, как десятилетия стагнации ухудшили их некогда очень развитую страну и экономику, они сформировали ощущение идентичности и гордости за свою страну, и они отказываются быть просто игрушкой в каких-то геополитических играх между Россией и Западом. Это ощущение субъектности стало все более и более очевидным в последние годы, в последний раз во время кризиса с COVID-19, когда белорусское общество прекрасно самоорганизовалось в то время, как правительство Лукашенко не дало ответа на пандемию. Однако остается открытым вопрос, покажет ли себя это раскрепощение белорусского общества уже во время этих президентских выборов.

- Предопределен ли, по вашему мнению, результат выборов в августе, или все же вы видите знаки возможных изменений?

- Для Александра Лукашенко и его государственного аппарата результат выборов предопределен. Если судить по всем прежним опросам, нынешний руководитель должен быть "переизбран" приблизительно с 80 процентами голосов. Ни официальные заявления, ни подготовка пока не свидетельствуют о том, что эти выборы будут менее сфальсифицированы, чем в прошлом.

Однако есть различие в контексте и атмосфере, в которых будут проходить выборы. Остается нерешенным кризис в отношениях с Россией, и остается неясным, какую позицию займет Кремль по отношению к белорусским выборам. Углубляется экономический кризис и сокращаются финансовые запасы, что затрудняет для Лукашенко раздачу предвыборных выплат для ключевых групп электората. Некомпетентность в решении коронавирусного кризиса показала многим из населения, насколько власти к ним равнодушны.

К тому же присутствует необычайно сильный набор претендентов там, где раньше были или официальные спарринг-партнеры, или маргинализированная оппозиция. Все это делает Лукашенко и его режим все более нервными, и они явно готовятся, в том числе из-за недавних перестановок в правительстве, отбить вызов любыми средствами.

"Запад надеется, что Лукашенко воздержится от худших репрессий"

- Сергей Уткин из Российского института имени Примакова говорит, что Лукашенко сейчас рассматривают как гаранта стабильности и Россия, и Запад. Разделяете ли вы такое мнение?

- Сам Лукашенко активно создавал себе образ гаранта стабильности. Сначала внутри Беларуси, где он долго убеждал людей, что только он стоит между ними и политическим и экономическим хаосом, от которого якобы страдают все соседи Беларуси. После российской агрессии в Украине Лукашенко также нашел международную аудиторию для таких рассуждений. И для России, и для Запада он представлял себя якорем региональной стабильности, платформой для разрешения конфликтов и для геополитического диалога, надежным партнером и для России, и для Запада. И внутри страны, и за рубежом обещание стабильности со стороны Лукашенко - это на самом деле призыв принять и поддержать политический статус-кво, его автократическую власть.

Ирония в том, что когда поддержка его внутри Беларуси начала в последние годы ослабевать, она усилилась среди стран Запада, которые сняли большинство санкций и нормализовали отношения с Беларусью. Россия, в свою очередь, выглядит менее заинтересованной в Лукашенко как у стабилизатора. Иначе почему бы Москва активно подталкивала Минск к экономическому коллапсу и сдаче белорусского суверенитета?

- Видите ли вы какие-то существенные различия в позициях США и Евросоюза в отношении Беларуси и Лукашенко?

- За последние годы политика США и Евросоюза в отношении Беларуси двигалась по интересной траектории. Изначально обе стороны совпадали в критике режима Лукашенко и в вопросе политических и экономических санкций в связи с нарушением прав человека в Беларуси. С началом российской войны в Украине Евросоюз начал рассматривать Беларусь больше через призму региональной стабильности, чем демократии. ЕС снял большинство санкций и занялся очень активной дипломатией и диалогом, главным итогом чего скоро должно стать либерализованный визовый режим с Беларусью.

США с некоторой задержкой пошли тем же путем по тем самым геополитическим причинам. Они приостановили большинство своих санкций и усилили свои отношения, в том числе и благодаря визитам очень высокого уровня в Беларусь в течение последнего года, восстановлению полноценных дипломатических связей и даже первым поставкам американской нефти. В результате политика США и Евросоюза фактически снова совпадает, хотя и в немного другом состоянии: и те, и другие имеют полностью нормализованные отношения с Беларусью, они могут мягко критиковать недостаток демократии, но главный акцент делают на белорусском суверенитете и надеются, что Лукашенко воздержится от худших репрессий.

"Аппарат безопасности уже в полном режиме запугивания"

- Насколько вероятен сценарий 2010 года - когда Лукашенко использует массовые репрессии после выборов и это приведет к резкому ухудшению отношений с Западом?

- Повторение сценария 2010 года маловероятно по ряду причин. Во-первых, сами власти в Минске не могут быть заинтересованы в таком сценарии. Им нужна политическое признание и материальная поддержка Запада, чтобы противостоять российским угрозам белорусскому суверенитету. Во-вторых, режим Лукашенко может ослабить кампании некоторых многообещающих претендентов. Некоторым он откажет в регистрации, а тех, кому разрешат участвовать, будут очернять в государственных СМИ. В-третьих, назначив выборы на пик летнего сезона, власти фактически демобилизуют часть граждан - не в последнюю очередь городских жителей. Это может понизить явку, но также уменьшает протестный потенциал. В-четвертых, по крайней мере двое из сильнейших претендентов — Виктор Бабарико и Валерий Цепкало — не призывают к протестам.

И наконец, государственный аппарат и аппарат безопасности уже в полном режиме запугивания. Начиная с весны волна репрессий прокатилась по гражданским активистам, независимым журналистам и активным гражданам, и это имеет целью запугать тех, кто думает о мобилизации вокруг выборов.

В результате вероятно, что протесты вокруг выборов будут очень ограничены по масштабу и с ними можно будет справиться без откровенно брутального подавления со стороны аппарата безопасности. Такое отсутствие чрезмерного полицейского насилия, как и в 2015 году, позволит Западу не прерывать отношений с Беларусью.

- А что в глазах западных политиков могло бы восприниматься как "чрезмерное полицейское насилие", которое может прервать такие отношения?

- Ориентиром здесь должен служить декабрь 2010 года. Тогда преимущественно мирный массовый протест в Минске был жестоко разогнан силами безопасности. Сотни людей были ранены и арестованы, включая нескольких кандидатов в президенты. Если такой сценарий повторится в августе, страны Запада вряд ли смогут закрыть на это глаза и продолжать отношения в обычном режиме.

"Москва оставляет Минску пространство, чтобы обеспечить переход к следующему президентскому сроку"

- Возможно ли, что основных оппонентов Лукашенко на этих выборах как-то поддержит Москва?

- Это вряд ли возможно. Для Лукашенко нет никакой выгоды позволять участие кандидатам с российской поддержкой. Наоборот, это значило бы навлечь неприятности, так как такой кандидат имел бы глубокие карманы, поддержку российских СМИ и социальных сетей, которые доступны в Беларуси, и мобилизовал бы пророссийский электорат, который существует в стране. Это был бы неисчисляемый и ненужный риск.

В свою очередь, Москва тоже вряд ли открыто поддержит оппонента Лукашенко. Она могла бы научиться из провалов на постсоветском пространстве, что такая поддержка легко может дать обратный результат. Но при этом Кремль может предоставить скрытую поддержку, финансовую или иную, отдельным претендентам. Действительно, в последние недели в Беларуси много рассуждений о том, кто из претендентов может быть таким троянским конем.

- Какой, по вашему мнению, будет стратегия Москвы на этих выборах?

- Связи между Беларусью и Россией напряжены уже много лет, и регулярно вспыхивают конфликты по разным поводам — от нефти и газа, из-за молока и мяса до военных баз и более глубокой интеграции. Москва часто давила на Минск жестко, чтобы добиться уступок, но никогда не настолько жестко, чтобы рисковать, что Лукашенко потеряет власть. Кремль просто знает, что каким бы сложным и дорогим союзником ни был Лукашенко, он лучший вариант для России, чтобы предотвратить любые демократические изменения и реориентацию Беларуси в сторону Европы. Соответственно, Москва оставляет Минску пространство для дыхания, чтобы обеспечить переход к следующему президентскому сроку.

Споры о политической интеграции и о поставках нефти и газа поставлены на паузу и отложены до времени после выборов. Москва воздерживается от открытого вмешательства в выборы, и она поддержит Минск против любой международной критики в связи с избирательными фальсификациями и возможными репрессиями. Если Лукашенко безопасно устроится в новом сроке [президентства] , к концу года, все эти споры снова появятся. Так получилось, что такой расклад также подходит Кремлю, перед которым стоит подобная потребность разобраться с внутренней политикой. Только после того, как Москва разберется с будущим конституционным референдумом, она снова переключит внимание на Минск и на другие вещи.

"Полностью последствия экономического спада можно будет ощутить только после выборов"

- Могут ли проявления экономического кризиса стать настолько заметными во время избирательной кампании, чтобы подорвать позиции Лукашенко, включая поддержку его государственными чиновниками?

- Экономическая стагнация и кризис не новые вещи для белорусов - как для элит, так и для обычных граждан. Многие понимают, что постсоветская модель нереформированной отчасти экономики, живущей на российских энергетических субсидиях, не является устойчивой. Тем не менее, рост экономических проблем вряд ли поменяет ход будущих выборов, по разным причинам. Полностью последствия глобального экономического спада после COVID-19 можно будет ощутить только после выборов.

Глобальная природа медицинского и экономического кризиса позволяет Лукашенко обвинять во всех трудностях внешние факторы, а не собственные недостатки и провалы. Его правительство мобилизует все доступные ресурсы, чтобы не дать утонуть проблемным секторам экономики и предприятиям и избежать волнений.

Белорусские элиты, от технократов в государственном аппарате до бизнес-сообщества, надеются, что два экономически опытных и ориентированных на реформы претендента выскажут их тревоги, но при этом они вряд ли будут рисковать своими привилегиями, чтобы открыто включиться в политику. Многие граждане, хотя и испытывают экономически тяжелое положение, сохраняет при этом настороженное отношение к фундаментальным реформам. Они наблюдали в соседних странах, что такие реформы имеют большую социальную цену. Все это снимает остроту социально-экономического давления, который явно накопился в Беларуси.

"Ростки современной белорусской нации существуют параллельно государству и политике"

- Лукашенко сознательно умалял угрозу COVID-19, называя болезнь формой психоза и подчеркивая необходимость сохранить работу экономики. По вашему мнению, такой подход поможет или повредит ему?

- Последствия явно неадекватного подхода к кризису COVID-19 со стороны Лукашенко лучше рассматривать через долгосрочную призму. Довольно долгое время росло отчуждение между политическим режимом и значительными частями общества. Изначально это ограничивалось оппозиционно настроенными белорусами, которые открыто критиковали и отвергали режим Лукашенко. Потом началось более широкое возрождение белорусской идентичности и культуры, которые для многих людей противостоят советскому стилю и системе, которую представляет Лукашенко.

Возникло энергичное гражданское общество, которое самоорганизует граждан для решения местных, социальных и культурных вопросов. Сильный белорусский IT-сектор создал новый класс предпринимателей и бизнес-культуру, которая имеет мало общего с политикой и экономикой Лукашенко. Все это острова социальной жизни и настоящие ростки современной белорусской нации, которые существуют параллельно государству и политике.

Когда с приходом пандемии в Беларусь государство явно не смогло найти ответа, все эти части автономного общества включились в действие. Они мобилизовывали людей и ресурсы в большом масштабе, они сумели ответить на некоторые из самых острых потребностей в этом кризисе здоровья, и они показали — себе и государству — отличную способность действовать. Это может только впредь усилить уверенность и дальнейшее освобождение белорусского общества от государства и режима, которые существуют под Лукашенко.

- Свидетельствует ли появление таких претендентов, как Виктор Бабарико и Валерий Цепкало, о каких-то основательных изменениях в белорусской политике?

- Неожиданное выдвижение и Бабарико, и Цепкало — пока что самый ясный знак того, что по крайней мере некоторые части белорусских политических, административных и корпоративных управленческих кругов становятся недовольными. Для многих технократов, менеджеров и администраторов потребность экономических реформ давно была очевидной, если страна хочет выбраться из долгой стагнации. Этот расширенный настрой используют Бабарико и Цепкало, которые сами происходят из среды поклонников мягкого курса в белорусской элите.

К тому же похоже, что оба имеют значительную поддержку со стороны молодых, городских и образованных белорусов. Тех, кто давно уже критически относится к Лукашенко, но пока что не находил альтернативы, которая бы сочетала новое видение Беларуси с заслуживающим доверия управленческим опытом.

Судя по первым реакциям Лукашенко и его режима, вызов со стороны Бабарико и Цепкало воспринимается очень серьезно. Лукашенко лично обрушился на Бабарико и Цепкало, назначил нового премьер-министра с военным прошлым и угрожающе рассуждал о насильственном подавлении протестов. Это ясные предупреждения всем в белорусских элитах, что не будет разрешено никаких основательных изменений в белорусской политике.

"Тихановский создал для Лукашенко реальные проблемы"

- В Беларуси стояли большие очереди, чтобы подписаться за Светлану Тихановскую — потенциальную кандидатку, которой многие даже не видели. Ее муж, видеоблогер Сергей Тихановский, жестко критиковал Лукашенко, называл выборы фарсом, и попал в тюрьму. Считаете ли вы, что Тихановский сумел привлечь много белорусов, которые раньше поддерживали Лукашенко или были аполитичными?

- Тихановский - это другая новинка этих президентских выборов. Он создал платформу, которая позволяет простым белорусам, часто не из главных городов, выразить недовольство, которое набралось за годы - недовольство высокими ценами, низкими зарплатами, плохими государственными услугами, неравенством между регионами и т.д. Все эти обиды сводятся в одно простое требование: Лукашенко должен уйти.

Это популистское движение создает проблему для Лукашенко по разным причинам. Во-первых, он занимает политическую территорию, которая долгое время принадлежала самому Лукашенко. Его собственная привлекательность для публики базировалась на чистом популизме, но теперь ее ослабил Тихановский. Во-вторых, это движение использует и радикализирует электорат, который долго соглашался с правлением Лукашенко или даже поддерживал его. Рост недовольства в белорусских регионах явно уменьшает базу поддержки Лукашенко. В-третьих, децентрализованная природа этого движения напоминает протесты 2017 года против «закона о тунеядстве». Вспышка протестов сразу в нескольких местах Беларуси вызывает серьезную головную боль в аппарате безопасности. Поэтому не удивительно, что режим Лукашенко делает все возможное, чтобы подавить этот вызов в зародыше.

- Сергея Тихановского и его соратников обвиняют в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок — их держат за решеткой, и сам Тихановский должен там остаться до дня выборов. 11 июня возбуждено уголовное дело против сотрудников Белгазпромбанка, который совсем недавно возглавлял Виктор Бабарико. Какими могут быть "красные линии" для Запада в репрессиях против потенциальных кандидатов и их команд?

- К сожалению, нет ясной градации для репрессивности режимов вроде того, что существует в Беларуси, и для санкций Запада в ответ. Режим Лукашенко понял из прошлого, что массовое полицейское насилие в день выборов может вызвать жесткий ответ Запада, как было в 2010-м, а отсутствие такого подавления может наладить политические связи с Западом, как было в 2015-м.

Похоже, что этот опыт привел в этом году режим Лукашенко к выводу, что следует заранее предотвратить масштабную мобилизацию со стороны претендентов [на президентский пост]. Режим надеется, что более поздние репрессии, с возможными последствиями для отношений с Западом, станут, таким образом, ненужными. Преследование против компаний Тихановского и Бабарико — явно сильнейших среди претендентов — вписывается в такую схему.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...