АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Виктор Бабарико об ожидании ареста, связях с Россией и силовом сценарии в Беларуси

Потенциальный претендент на пост президента Беларуси, экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико в интервью DW рассказал, чего ждет от выборов, рассчитывает ли на поддержку Кремля и возможен ли "майдан" в Беларуси.

Виктор Бабарико об ожидании ареста, связях с Россией и силовом сценарии в Беларуси
Интервью с Виктором Бабарико DW планировала провести спустя несколько дней. Однако после обыска в Белгазпромбанке и ареста 15 бывших и нынешних его сотрудников Виктор неожиданно перенес встречу, так как, возможно, это был последний шанс дать интервью DW.

- Вы действительно ожидаете, что с минуты на минуту за вами придут?

- После вчерашних заявлений (интервью проводилось 13 июня. - Ред.) мы осознаем, что тот произвол и те противозаконные действия, которые совершаются сейчас представителями власти, говорят о том, что ожидать действий в рамках закона не нужно. Мы ожидаем, и мы подготовились, штаб продолжит работу вне зависимости от того, буду ли я иметь доступ к свободному волеизъявлению, либо меня ограничат. Мы подготовили все документы для подачи заявления, мы начали отвозить в окружные избирательные комиссии подписные листы. Мы продолжаем и будем продолжать деятельность для того, чтобы 9 августа белорусский народ сделал свой выбор.

- Комитет госконтроля заявил, что имеет доказательства вашей причастности к преступной деятельности. В то же время президент Лукашенко, комментируя дело Белгазпромбанка, заявил, что не собирается "делать вас узником совести". Как думаете, почему вы до сих пор на свободе?

- Формировать логическую цепочку в действиях власти очень сложно. Мне кажется, сейчас идет оценка, насколько беззаконно поступать. Я был готов, что меня задержат сегодня ночью. Мы в штабе все работаем, понимая, что кто-то может сейчас ворваться, мы к этому готовы. Главное наше беспокойство - чтобы те подписные листы, которые содержат волеизъявление наших граждан, дошли до избирательных комиссий. Они в безопасности, и это намного более ценный ресурс, чем я.

- Наверное, один из самых больных вопросов вашей кампании - это связи с Россией. Президент Лукашенко недавно намекнул, что финансирование вашей кампании может идти из России. Но своих интервью вы уже не раз это отрицали. И все же, после того как вы объявили о своем участии в выборах, были ли у вас контакты в России, которые могли бы трактоваться властью как порочащие вас?

- У меня не было не то что личного контакта - COVID-19 никто не отменял, - но даже телефонного контакта после 12 мая, когда я сделал заявление и начал участвовать в этой кампании. А до 12 мая я на эту тему ни с кем не говорил. Тут мне нечего предъявить, кроме моей честной работы во главе акционеров в течение 25 лет, из которых 20 я был председателем правления.

- Как вы считаете, на этих выборах Кремль вас поддержит?

- Мне очень обидно, что выборов в Беларуси все время обсуждается с точки зрения того, что белорусы как будто не способны сами сделать выбор. Кто-то всегда кого-то должен поддержать. Вот если кандидата поддержит Кремль - это хорошо, Пекин - может, плохо, Киев - еще как-то. Я абсолютно убежден, что выборы в Беларуси могут пройти, и победит тот, кого поддержит белорусский народ. Я борюсь за поддержку белорусского народа. Если меня поддержит белорусский народ, то любая другая поддержка с востока, запада, севера или юга для меня будет положительной.

- Если президент России Владимир Путин позовет вас на встречу, вы поедете?

- Нет у меня ответа на этот вопрос, честно. Надо подумать. Хотя, наверное, да, но я сразу выдвинул бы условие, чтобы эта встреча была публичной и открытой.

- А что вы бы с ним обсуждали?

- Так это он же меня пригласил. Когда меня приглашают, то говорят, приезжай и поговорим вот на эту тему. У меня сейчас нет необходимости к кому-то обращаться и просить встречи. Я разговариваю с белорусским народом и этого достаточно.

- В истории белорусских выборов при Лукашенко достаточно избиений, арестов и даже многолетних тюремных сроков для кандидатов в президенты. Думаю, что, когда вы решили идти в президенты, вы понимали, что борьба может быть жесткой. Насколько отличаются ваши ожидания от реальности?

- Наши ожидания были даже чуть меньше, потому что раньше то, о чем вы говорите - аресты, противоправные действия - были на более поздних стадиях выборов и даже после объявления результатов. На такой ранней стадии не было еще никогда, мы сильно удивлены. Но с другой стороны, это говорит о том, что позиция власти настолько слаба, они настолько бояться, что народ будет делать этот выбор, что начинают в самом начале пытаться сделать так, чтобы народ не смог сделать выбор.

Они думают, что народ остался таким, каким он был. Но народ после ситуации с COVID-19 другой в Беларуси, и это они не видят. Мы рассчитывали на поддержку, но такой поддержки мы не ожидали. Власти тоже не ожидали, насколько желание перемен у белорусов велико. И поэтому ранняя стадия и такие действия говорят о неизбежности изменений в Беларуси. Вопрос только во времени.

Лучшим вариантом для власти было бы сказать: "Я устал, я ухожу". Это не то чтобы совет, но я думаю, это было бы красиво.

- Недавно вы заявили, что "новая Беларусь сметет остатки старого режима". Как вы себе это представляете?

- Это было такое эмоциональное заявление, порыв. Понимаете, в Беларуси есть четкое понимание, что та система управления страной привела нас в тупик. Есть два сценария, как будут происходить эти изменения. Первый - нормальные выборы и достойный уход. Но если этого не будет, нас ожидают большие вопросы в экономике. У нас есть четкое понимание, что мы самостоятельно не выберемся из этой ситуации. А если не выберемся самостоятельно, то помощь со стороны - это потеря суверенитета.

Белорусский народ терпеливый, это правда. Но если он встанет, то все, убегай и прячься. Я все же надеюсь, что это будут просто выборы 9 августа.


- А разве возможно смести режим без силового сценария? Неужели вы думаете, что сам Лукашенко так просто отдаст власть?

- Я понимаю, как обмануть 100, 200, 300 тысяч человек. Но как обмануть 3,5 млн - я не представляю. Что будет, если в каждом городе выйдет по 5, 10 тысяч людей - вы думаете, власть будет расстреливать? Вы представляете силовиков, которые в своих соседей, друзей будут стрелять? Да никогда в жизни!

- Но Лукашенко уже не раз намекал на силовой сценарий, например, напоминая о стрельбе по демонстрантам в Узбекистане. По-вашему, белорусская номенклатура не поддержит такой сценарий?

- Большая часть любой номенклатуры знает, что такое конституция, и присягали они все-таки Беларуси и белорусскому народу. Я считаю, в головах и сердцах офицеров это осталось: стрелять в безоружных людей нельзя.

- Если вы станете президентом, с кем вы будете выстраивать отношения в первую очередь – с Россией или Западом?

- Как я говорил, Беларусь the first. Я буду строить отношения с любыми выгодными для Беларуси партнерами. Исходя из того, что любой менеджер, когда приходит, он разбирается с тем, что есть, а не ломает. Точно так же я приду и посмотрю, что у нас есть. У нас есть определенный перекос, от которого мы вряд ли сможем мгновенно отойти. Самое важное - это выстраивать отношения с основными нашими партнерами, а дальше отходить от края пропасти - потери суверенитета - делая так, чтобы партнерства были экономически выгодными и не приводили к зависимости.

- Возвращаясь к сегодняшней ситуации: как вы оцениваете шанс быть зарегистрированным?

- Прозвучала фраза от власти, что отказывать в регистрации по неформальным признакам мне не надо. Мы после этого выдохнули, мы вообще не знали, что существуют какие-то неформальные признаки. А по формальным основаниям - мы подготовились. И если меня не зарегистрируют по неформальному признаку, это будет означать, что смысла в выборах нет никакого. Все же видят: есть кандидат, который собирает (подписи. - Ред.), а раз так, его снятие превращает выборы в фарс и очередное пренебрежение к народу.

- Каким будет ваш план действий, если вас все же не зарегистрируют кандидатом?

- Давайте дождемся регистрации. Мы правильные люди. Мы решаем проблему по мере ее поступления, имея сценарий на будущее. Я не люблю сослагательного наклонения. Будет - сделаем.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...