АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Павлюк Быковский: «Мы не знаем, какую игру на самом деле придумали в Администрации президента»

Белорусы массово подписываются за альтернативных претендентов в президенты. Общество охватила коронавирусная революция?

Павлюк Быковский: «Мы не знаем, какую игру на самом деле придумали в Администрации президента»
Проанализировать настроения в обществе «БелГазета» попыталась с политическим обозревателем Павлюком Быковским.

  Фото: spring96.org

- По всей стране выстраиваются очереди, чтобы подписаться за альтернативных претендентов в президенты. Несмотря на эпидемию коронавируса. Как это характеризует состояние общества?

- Насколько я могу судить, люди достаточно массово высказывают позицию, что им нужен другой, альтернативный кандидат. Но очень трудно оценить саму по себе массовость. Смотрите: если от Комаровки выстраиваются до метро на площади Якуба Коласа, конечно, можно говорить о километровой очереди, но фактически в очереди находилось около 400 человек. Когда мы видим своих единомышленников в одном месте, нам кажется, что их много. В отсутствие независимой социологии, которая исследовала бы общественно-политические настроения, оценить, насколько сильны эти настроения, достаточно сложно.


Есть высказывания в социальных сетях. Но социальные сети нас тоже обманывают, потому что каждый живет в собственном информационном пузыре: мы подписаны на своих друзей, читаем любимые издания, в итоге - видим то, что хотим видеть. И если все друзья выступают за того или иного альтернативного кандидата, нам представляется, что и все так делают.

С другой стороны, когда мы выходим на улицу и не видим на пикетах много людей, нам кажется, что мы в меньшинстве. На самом деле ситуация сложнее. Если мы разговариваем не только со своим кругом, но и с представителями разных слоев, то замечается, что на этих выборах уже есть интрига. И интрига подтверждена не фейсбучным информационным пузырем, а тем, что люди, работающие совершенно в разных сферах, вдруг заинтересовались выборами и стали их обсуждать.

Среди претендентов в президенты обращают на себя внимание несколько фигур. Первым загорелся Валерий Цепкало, потом - Виктор Бабарико, который стал более заметной фигурой благодаря, наверное, иной стартовой позиции - статусу руководителя крупного банка, пусть и бывшего, в то время как Цепкало уже давно не руководит ПВТ. Третья фигура, которая привлекла внимание, - популярный видеоблогер Сергей Тихановский (канал «Страна для жизни»). Причина его популярности иная: никто не знает, за что выступает Тихановский, но всем известно, против кого - против Лукашенко. При этом он опирается и на популярность своего канала, на котором дал возможность людям со всей страны излить боль, рассказать о несправедливости. И одновременно он опирается на давно работающую кампанию Николая Статкевича, который за любую движуху, приводящую к уличной активности. И, как думает Статкевич, если много людей выйдет на улицы, это заставит режим либо рухнуть, либо, как минимум, серьезно воспринимать требования протестующих. Но это зависит от повестки дня, потому что Статкевич не всегда напрямую призывает к отставке: во время антитунеядских протестов требования звучали более конкретно и находили отклик в массах. Власти догадались уступить. Не факт, что это заслуга исключительно Статкевича, но он почувствовал больной нерв общества и сумел воспользоваться ситуацией с заметным результатом.

И тут Тихановский оказался для кого-то первым, для кого-то - третьим. Первым оказался для тех, кто хотел радикальных действий, он поддерживает уличные акции. Но сейчас он проводит сбор подписей за свою жену: многие ставят подписи за жену Тихановского, но при этом говорят, что подписываются против Лукашенко.

Я разговаривал с представителями десяти избирательных штабов и слышал почти единодушное мнение: сейчас подписи стало собирать намного легче, несмотря на наличие коронавируса. Любопытно, что на некоторых домах появляются объявления: я член такой-то инициативной группы, живу в квартире номер такой-то, если хотите поставить подпись за своего кандидата - приходите, буду рад(а). Во время предыдущих кампаний я таких объявлений не видел.

Все вместе говорит о том, что возникла усталость от бессменного руководителя страны. И появилась какая-то надежда на появление достойного альтернативного кандидата. Эта усталость одновременно связана с тем, что уже давно на выборах никто не ждет от традиционной оппозиции победы. А сейчас появились статусные люди, каких мы не видели достаточно давно.

Но насколько широка их социальная база, судить очень сложно, без социологии, наверное, мы этого не узнаем. Можно констатировать, что в первую очередь Бабарико собрал большую инициативную группу. Появились активные люди, которые давно не ходили ни на какие выборы, ни во что не верили и вдруг увидели свой шанс. Как говорит Лукашенко, это дорогого стоит.


Но, с другой стороны, эти люди не обязательно выйдут на улицу: сам Бабарико говорит, что на площадь никого звать не будет, но придет туда, если там будут его избиратели.

- «Уже возмущаются, но еще боятся» - так охарактеризовал состояние общества политолог Валерий Карбалевич.

- Я бы не употреблял именно такую формулировку. Возмущаться на кухне в Беларуси привыкли уже давно, возмущаться в фейсбуке - тоже. Но возмущение из фейсбука в реальную жизнь выливается довольно редко. Тем более что значительная часть людей вынуждена думать о последствиях своих шагов, например, хозяева бизнеса, руководители предприятий: занимая политическую позицию, они, возможно, ставят под удар свои субъекты хозяйствования, своих работников. Это не то же самое, что поставить под удар только свою семью, потерять только свою работу. Наверное, последний раз такие деятели появлялись в политике в 2006г., но инкогнито. Сейчас есть люди, которые не боятся участвовать в политике публично.

С другой стороны, наверное, эти люди привыкли, что их положение достаточно прочное, они не напуганы, не находятся в той сфере, где им что-то угрожает. Если представители традиционной оппозиции постоянно готовы к приходу милиции, к описи имущества, к штрафам, суткам и даже к возбуждению уголовных дел, эти люди заявляют, что они не нарушали закон (и Бабарико, и Цепкало), значит, их не могут наказывать. С точки зрения оппозиции, это выглядит наивно. Но если бы не было наивных людей, то кто же первым шел бы в атаку?

- 11,7% граждан страны опасаются, что скоро начнутся уличные протесты, заявила академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова. О чем говорит эта цифра?

- Я не могу оценить эту цифру, поскольку она взята не из политического опроса. BEROC и SATIO провели опрос по поводу влияния коронавируса на общество, государство, экономику. Цифра присутствует, но эта угроза воспринимается не как первостепенная, есть угрозы более высокого уровня. Респонденты, отвечавшие на вопросы, еще ничего не знали о президентской кампании. Ее начало сродни металлическим опилкам, к которым поднесли магнит. Возникает новая повестка дня: если вчера все были вирусологами, то сегодня все становятся политологами. До начала избирательной кампании о ней говорили только профессиональные политики, но она не была темой на улице, в курилках, на кухнях.

Сейчас кампания стала широко обсуждаться в обществе. Я сделал мониторинг СМИ за апрель и часть мая: в апреле тема выборов была очень маргинальной - присутствовала, но не была на первых позициях в повестке дня, в мае она выстрелила - в негосударственных СМИ стали обсуждать выборы очень активно, а государственные постарались тему не заметить. Т.е. подошли к кампании традиционно: рассказывали об организаторах выборов, рутине технологического процесса. Только БелТА, «Советская Белоруссия» и «Звязда» один раз опубликовали фамилии всех 15 претендентов, которые зарегистрировали инициативные группы. Но перечисление в братской могиле фамилий участников кампании не дает никакого представления о них.

Однако выступление Лукашенко на МТЗ с критикой конкурентов в корне меняет ситуацию. Обычно он на этапе сбора подписей никогда не комментировал, не замечал конкурентов, говорил огульно об оппозиции. А сейчас прошелся по трем конкретным фигурам, хотя и не называя имен. Телезритель, который смотрит только белорусское телевидение, не поймет, о ком идет речь, поймет лишь, что речь о «врагах»; думающие люди сразу уловят, какую фамилию носит «банкир». Даже если Лукашенко не назвал имен, он назвал эти имена - это новая реальность, которой в Беларуси не было давно. Опять у нас есть интрига, опять - «кандидаты надежды», на которых Лукашенко уже реагирует. Обычно реакция со стороны президента на конкретных соперников появлялась на этапе агитации, например, когда пришлось отвечать на прямые выпады Козулина: «Где деньги, Саша?»

- Аналитики говорят, что президентская кампания будет развиваться по силовому сценарию. Можно ли спрогнозировать действия электората в таком случае?

- О силовом сценарии я задумался после того, как снялся Олег Гайдукевич. И с какой формулировкой! Уже был прецедент его отца, который в 2010г. вовремя отполз от горячего и смог объяснить свои действия. Тогда это не воспринималось как однозначно негативный сигнал, а вот поступок его сына выглядит именно так.


Мы не знаем, какую игру на самом деле придумали в Администрации президента. Как реально будет развиваться ситуация, думаю, никто, в т.ч. и там, сказать не может. Не уверен, что власть прогнозировала наложение ситуации с коронавирусом на избирательную кампанию. Не уверен, что перенос президентских выборов с 2019-го на 2020г. (если это действительно произошло) вызван желанием уйти от конфликта с Россией. Сейчас на президентские выборы накладываются и конфликт с Россией, и коронавирус, и экономические проблемы. Если в такой нервной ситуации силовики станут говорить, что в стране готовится революция - их могут услышать.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...