АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Поротников: Бабарико – это кейс, который официальный Минск может продать Западу

Руководитель аналитического центра Belarus Security Blog оценил фигуры альтернативных выдвиженцев в президенты.

Поротников: Бабарико – это кейс, который официальный Минск может продать Западу

– Сегодня мы наблюдаем в обществе два разноплановых запроса на альтернативу Лукашенко, потому что есть две Беларуси.

Есть Беларусь, условно говоря, модернизированная, европеизированная. Это Беларусь больших городов, где у значительной части (не у всех и не у большинства) существует осознание важности социальной и политической активности. Многих из этих людей не знают оппозиционных политиков. Более того, они не хотели бы увидеть приход к власти контрэлиты. Они ищут в правящей элите вменяемого партнера, с которым можно было бы договариваться и согласовывать интересы.

Запросу этой Беларуси отвечает фигура Виктора Бабарико.

А есть Беларусь немодернизированная и достаточно архаичная. Это Беларусь регионов, Беларусь крупных госпредприятий. Нужно понимать, что у нас нет (средних и малых – С.) городов, у нас есть рабочие слободы, которые выросли вокруг предприятий. Город – это все-таки история самоуправления и определенного уровня городской культуры. У нас этого не очень много.

Немодернизированная Беларусь хочет, во-первых, услышать четкий ответ на вопрос, кто виноват (они на самом деле знают ответ, но хотят, чтобы кто-то сказал это публично). Во-вторых, чтобы кто-то взял на себя ответственность не просто за улучшение социально-экономического положения, а за быстрое улучшение.

Люди из этой Беларуси не хотят читать программы, не хотят слышать, что любая серьезная трансформация повлечет кризис на рынке труда и безработицу, что нужно будет перетерпеть трудные времена. Они хотят быстрых и простых ответов на сложные вопросы.

Фото Игоря Мелешко

Запросу этой Беларуси отвечает Сергей Тихановский.

Его в какой-то мере можно назвать Лукашенко 2.0, но это вовсе не означает, что Тихановский – это второй Лукашенко. У него совершенно другой личный опыт, он начинал с шоу-бизнеса и пиара. Думаю, во многом образ Тихановского искусственно сконструирован. Но, нужно помнить, что с определенного момента образ может начать управлять самим политиком, маска срастается с лицом.

Безусловно, Тихановский – это вызов для Лукашенко и для всей политической системы в целом.

– Несколько недель назад вы опубликовали пост, где назвали Бабарико спойлером, от власти. Но не слишком ли это сложная шутка для нашего цирка? Фигура Бабарико – довольно яркая по современным белорусским меркам. Раньше, если со стороны власти были подобные игры, то в качестве пророссийского кандидата запускали кого-то уровня Улаховича.

– Думаю, это план не местных чиновников, а приглашенных политтехнологов. В ситуации с Бабарико есть большой плюс: кейс, который официальный Минск может продать Западу. В случае если властям придется жестко реагировать на протесты, они могут провести логическую линию: «Газпром» – Кремль – Путин.

Кстати, после разгона Площади-2010 во внутренних войсках объясняли произошедшее так: это была провокация на деньги России и Запада с целью развязывания гражданской войны. То есть использование России в качестве страшилки началось еще до Крыма.

Мое личное мнение: Бабарико изначально рассматривался в качестве страхового полиса, как пророссийский кандидат, чтобы у белорусских властей было серьезное обоснование того, что Москва играет на нашем политическом поле с деструктивными целями. Продать Гайдукевича или Улаховича на Западе невозможно: все понимают, что это цирк.

– А самому Бабарико зачем выступать в такой роли? Он занимал высокий пост, а теперь рискует всем – включая свободу…

– Может быть, интереса у него нет, а есть вынужденная необходимость. С учетом нашей специфики то, что крупные банкиры на свободе – это не их заслуга, а недоработка либо добрая воля определенных структур.

– Как оцениваете фигуру Валерия Цепкало?

– Моя позиция состоит в том, что он был самостоятелен в принятии решения о выдвижении. Основным драйвером для этого стала глубокая личная обида на несправедливое отношение со стороны системы, которая его просто выкинула. Хотя и с точки зрения Цепкало, и объективно он сделал для системы очень много – имею в виду создание ПВТ.

Фото Игоря Мелешко

Будучи человеком амбициозным, Цепкало хочет поквитаться. Начало его карьеры – город Москва, учеба в МГИМО, дипломатическая служба во времена СССР. Поэтому интересно, кто был его однокурсниками и коллегами. В России много богатых людей, которые умеют благодарить и поддерживать.

Но не будучи политически подкованным человеком, Цепкало не смог рассчитать точку вхождения в президентскую кампанию и оказался к ней не готов. Большие проблемы ему создал Бабарико, который вскоре вступил в гонку.

Останется ли он в белорусской политике после выборов? Скорее нет, чем да.

– А за Тихановским российского следа не видите?

– Также как у Цепкало у него могут быть личные контакты в Москве. Но больших денег я за ним не вижу.

– Идем дальше. Андрей Дмитриев.

Фото Игоря Мелешко

– Я не вижу, чтобы он был как-то аффилирован с властями. «Говори правду» как бы не пинают, но, с другой стороны, и никакого содействия не оказывают. Вспомните, как на выборах 2016 года в Палату представителей пробросили очевидного фаворита Татьяну Короткевич, которую заменили внезапно появившейся Анной Канопацкой.

Для Дмитриева нынешние выборы – технический, промежуточный этап. Он проводит долговременную кампанию по формированию партийной структуры, которая будет опираться на активистов в регионах, артикулировать их проблемы, использовать левопопулистскую риторику.

Лично для Дмитриева эта кампания станет еще и подтверждением его статуса политика, а не только организатора и администратора.

– Любопытно, что за десять лет с выборов-2010 в политическом поле заметными игроками остались только двое – Дмитриев и Статкевич.

– Это очередное подтверждение того, что оппозиционные политики не способны работать системно. У нас много калифов на час, но, столкнувшись со сложностями, они отходят на второй план или вообще испаряются.

– Что думаете о выдвижении Анны Канопацкой?


– Для меня ее фигура – загадка. Рабочая версия, что это все-таки семейный проект. Есть богатый папа, который любит своих амбициозных дочерей, и вот он им помогает.

Канопацкая не показала себя в качестве системного политического игрока. История ее парламентской карьеры – абсолютно хаотичная, неорганизованная, разнонаправленная. По итогу Канопацкая осталась одна, разругавшись практически со всеми – помощниками и однопартийцами.


– А как оцениваете ее неожиданный альянс с частью партии БНФ? (основу инициативной группы Анны Канопацкой составили фронтовцы во главе с бывшим зампредседателя Игорем Ляльковым – прим.ред.).

– В этих выборах БНФ как структура не участвует. Между тем внутри партии есть запрос на участие в кампании. Во-первых, если партия не участвует в выборах, то возникает вопрос – зачем такая партия? Во-вторых, выборы – возможность для кадрового ядра что-то заработать. Поэтому в данном альянсе я бы не искал идеологической подоплеки.

– Кто, на ваш взгляд, соберет реальные 100 тысяч подписей?

– Для этого должна быть или достаточно большая инициативная группа, или достаточное число профессиональных сборщиков подписей. Мне показывали уникума в Орше, который может собрать полторы тысячи подписей – за что угодно или против чего угодно.

С учетом этих факторов, мне кажется, собрать реальные 100 тысяч подписей может Бабарико. Вероятно, Дмитриев. Несмотря на небольшую инициативную группу, за счет высокой узнаваемости могут собрать Тихановские.

Цепкало – маловероятно. Может собрать Канопацкая – у нее есть организационный и финансовый ресурс.

– А кого Центризбирком зарегистрирует кандидатами в президенты? Прошлые кампании показали, что решение может приниматься без учета того, за кем реально есть необходимое количество подписей.

– А вот тут большой вопрос. Но, пожалуй, показательным стал побег из президентской гонки товарища Гайдукевича-младшего. Вполне вероятно, что ему отказались предоставить гарантии по регистрации кандидатом без наличия на то реальных и законных оснований. То есть высока вероятность, что подписи будут не просто проверять, а проверять жестко.




Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...