АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Почему в Беларуси не вводят карантин

"Лукашенко психологически сложно признать свои ошибки и изменить свою позицию".

Почему в Беларуси не вводят карантин
Уникальная позиция руководства Беларуси относительно пандемии уже получила много объяснений. Причем по мере обострения ситуации, роста числа больных и умерших эти объяснения корректируются и уточняются.

Есть вещи, которые лежат на поверхности. В Беларуси, в отличие от Европы, нет электоральной зависимости власти напрямую от настроений общества. Также очевидно, что Лукашенко опасается экономических потерь от жестокого карантина, пишет известный политолог Валерий Карбалевич в своем блоге на "Радыё Свабода".

Но, как признал Лукашенко на совещании 7 апреля, причины отказа от введения полного карантина не только экономические. Ведь от отмены парада, спортивных, культурных, религиозных мероприятий никаких экономических потерь не будет. Существуют и другие мотивы такого поведения.

Думаю, Лукашенко все еще верит в эффективность белорусской социальной модели, которая имеет преимущество, особенно в кризисные времена. Это преимущество основывается на том, что в Беларуси сильная власть, жесткая исполнительная вертикаль, централизация управления. Здесь, в отличие от Европы, гораздо больший контроль государства над обществом.

Государственные медиа настойчиво убеждают, что в Беларуси лучшая система здравоохранения. Здесь доминирует государственная медицина. По количеству медицинских работников, госпиталей, койко-мест, аппаратов искусственной вентиляции легких на 100 тысяч населения и по другим показателям страна действительно выглядит неплохо на мировом фоне.

Основываясь на этих, как считал Лукашенко, преимуществах, Беларусь может остановить пандемию и без карантина. Поэтому была принята стратегия - идти, говоря его словами, "не фронтом", а локализовать очаги заражения.

Вера - великая вещь. 31 марта глава государства в ходе встречи с председателем Совета Республики Натальей Кочановой, говоря о пандемии в Беларуси, заявил: "Мы сейчас (это мои ощущения, исходя из цифрового анализа заболевания) находимся на пике". На тот момент количество больных коронавирусом в стране составляло 152 человека. Сегодня - 1981. то есть ощущения очень сильно подвели Лукашенко.

Из этой веры следовал странный вывод, что паника (или вот новый термин «инфодемия») более опасна, чем коронавирус. Ведь паника несовместима с идеологемой порядка, контроля государства над всеми общественными процессами.

Другая, уже конспирологическая версия, которую Лукашенко высказал не один раз. Мол, пандемия - это заговор мировой закулисы, чтобы на волне паники, каранти и локдаунов захватить экономику небольших стран. Поэтому нельзя им потакать. Если исходить из того, что вирус изначально появился в Китае, то значит ли это, что упомянутый сговор организовали стратегические союзники Беларуси — китайцы? Трудно сказать, есть ли здесь настоящая вера в эту версию, или это просто отговорка, чтобы не останавливать экономику.

Отдельная тема -это парад на 9 мая. У меня есть гипотеза. Возможно, Лукашенко надеется, что Путин вследствие пандемии откажется от парада в Москве. И тогда окажется, что единственная страна в мире, которая наградила юбилей Победы парадом — - это Беларусь. Таким образом белорусский лидер утрет нос президенту России, направит на себя симпатии всех сторонников «русского мира» и получит всю гамму пиаровских, политико-идеологических дивидендов. Ради этого можно рисковать даже здоровьем ветеранов.


Однако стратегия властей локализовать очаги заражения провалилась. Вирус давно вырвался за пределы тех флажков, которые пытались поставить власти. Это вызвало нескрываемое раздражение Лукашенко, что вылилось в обвинение медиков, даже умерших, которые, мол, не следили за своим здоровьем.

В хорошем смысле, сейчас нужно было бы радикально менять стратегию борьбы с COVID-19. Но для Лукашенко психологически трудно признать свои ошибки, изменить позицию, прислушаться к обществу, независимым медиа и даже медицинскому сообществу. Ведь на том большом совещании 7 апреля глава государства несколько раз повторил, обращаясь к руководству Минздрава: "не ваши функции открывать кого-то, закрывать, арестовывать и так далее ... Вы занимайтесь своим делом".

Определенная коррекция в позиции государственных органов происходит. Предпринимаются меры для ограничения массовых мероприятий. Но как-то стыдливо, словно прячась, не афишируя их. Вот, например, футбольный матч в Витебске отменили, но "из-за погодных условий". Да и сам Лукашенко демонстративно играет в хоккей.

И позиция государственных медиа противоречива. С одной стороны, звучат призывы к населению предостерегаться, по возможности сохранять изоляцию, гигиену. А с другой стороны, доводят, что ничего страшного, не стоит паниковать, коронавирус — один из вирусов, которых каждый год бывает много, в этом году смертность от пневмонии даже меньше, чем раньше, от курения умирает больше, и т.д. То есть звучит демобилизационная риторика. Ведь такая установка сверху: пандемия — это только психоз.

Здесь можно провести историческую параллель с ситуацией накануне войны в 1941 году. Все видели, что Германия готовится к войне, но была жесткая позиция Сталина, что войны не будет, у нас с Гитлером договор о ненападении, главное — не провоцировать немцев. Та демобилизационная установка имела весьма трагические последствия.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...