АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Частный самолет и некто Зингман. Что остается за кадром отношений Беларуси и Зимбабве?

Кто и какие коммерческие структуры стоят за непубличными отношениями Беларуси и Зимбабве?

Частный самолет и некто Зингман. Что остается за кадром отношений Беларуси и Зимбабве?
1 из 23
В этом разбирался Belsat.eu.

Два года назад, в марте 2018 года, руководитель Управления делами президента Виктор Шейман по поручению Александра Лукашенко посетил Зимбабве и огласил амбициозные планы: к 2019 году достичь торгового оборота с этой небогатой африканской страной в $ 500 млн, а в 2020-м – в $ 1 млрд. 

Речь шла о поставках белорусской техники в Зимбабве, разработку там месторождений полезных ископаемых, а также о сотрудничестве стран в области обороны. «Никто не собирается сотрудничать за бесплатно. Если у них нет денег, они готовы рассчитываться полезными ископаемыми. Это нас устраивает», – говорил Шейман.

С тех пор Шейман по крайней мере дважды летал в Хараре, а президент Зимбабве Эмерсон Мнангагва посетил Минск, где встретился с Александром Лукашенко. Но явное наращивание контактов на высшем уровне не привело к прорыву в экономических отношениях. 

Статистика за 2019 год еще не опубликована, но в 2018 году вместо роста произошел обвал торгового оборота: с $ 21,4 млн до $ 5,4 млн (хотя импорт из Зимбабве в Беларусь неожиданно вырос почти в полтора раза).

При этом в марте 2018 года Шейман отчитывался Лукашенко о подписании контрактов на сумму $ 58 млн. Что случилось с этими контрактами и как продвигается работа в совместных проектах – публичных упоминаний нет.

Belsat.eu рассказывает о людях, которые играют важную роль в неофициальных отношениях Беларуси и Зимбабве, и о малоизвестных деталях двусторонних контактов.

Частный самолет для чиновника

В прошлом году в январе в Минск с официальным визитом прибыл президент Зимбабве Эмерсон Мнангагва. Прилетел он на одном из самых дорогих самолетов в мире – Boeing 787-8 Dreamliner. Час аренды такого джетта стоит около $70 тыс, а приобрести его можно за более $300 млн.

Мнангагва прилетел в Беларусь во второй раз. Первый визит состоялся четырьмя годами ранее, когда он занимал должность первого вице-президента Зимбабве. По словам Мнангагвы, между этими встречами «мы постоянно поддерживали тесные отношения». Белорусские делегации посещают Зимбабве более регулярно.

12 сентября 2018 года зимбабвийские медиа сообщали о прибытии Виктора Шеймана в Хараре. Для официального визита управляющий делами президента воспользовался частным самолетом Embraer Legacy с регистрационным номером M-ABEC. Этот бизнес-джет премиум-класса помещает в салоне 13 пасс ров и стоит не менее $24 млн. Кому же он принадлежит?

M-ABEC зарегистрирован на острове Мэн. Эта небольшая коронная территория Британии сегодня – один из величайших реестров частных и корпоративных самолетов. Секрет успеха острова в упрощенном налоговом законодательстве, которое позволяет ввозить самолеты в Евросоюз без налога на добавленную стоимость.

Из документов официального реестра острова Мэн следует, что уникальный номер M-ABEC был зарегистрирован 14 февраля 2012 года. Владельцем же обозначена компания Rozelda Investments, зарегистрированная, в свою очередь, на Британских Виргинских островах. Поскольку это оффшорная юрисдикция, коммерческую информацию они держат в строгой тайне.

Не смотря на это, мы точно знаем прежнего владельца «Эмбраера». До 2012 года он принадлежал «Итера» – международной группе компаний, которая сегодня фигурирует под названием «Арети». 

Ранее эта компания была крупным поставщиком природного газа в Беларусь. А ее президент – российский миллиардер Игорь Макаров – уже много лет является почетным консулом Беларуси в Москве. В прошлом году СМИ писали о дорогих подарках, которые получили от Макарова Александр Лукашенко и его младший сын Коля. Это велосипеды стоимостью примерно € 7,5 тыс.

Имена последующих владельцев самолета засекречены в оффшорных зонах. Похоже на то, что компания-владелец «Эмбраера» (Rozelda Investments) не фигурирует более ни в каких корпоративных датабазах. Это наводит на мысль, что создана она была исключительно с целью зарегистрировать указанный джет.

Примечательно, что на нескольких авиалюбительских сайтах мы нашли сведения, что этот самолет может принадлежать Евгению Пригожину. Это, однако, похоже на совпадение: другой, но той же модели «итеровский» джет может принадлежать «повару Путина».

Фактом остается, что M-ABEC – частый гость и в Африке, и в Москве. По данным авиационного сервиса flightaware, только с сентября по декабрь 2019-го джет побывал в Нигерии, Малави, Кении, Мозамбике, Замбии, Того, Чаде и Буркина Фасо. Был он также и в Каннах, Женеве, Берлине, Саудовской Аравии и ОАЭ.

В декабре 2019-го джет полетел в США, после чего исчез с радаров. Мы пытались узнать в Управлении делами президента, почему частным самолетом пользуется Виктор Шейман во время официальных визитов в Зимбабве, где он подписывает многомиллионные контракты. Но от прямого ответа в Управлении делами президента уклонились.

«Сообщаем, что визит Управляющего делами президента Республики Беларусь Шеймана В.В. в сентябре 2018 года в Зимбабве был организован за счет принимающей стороны», – отмечается в ответе.

Примечательно, что и через год, в сентябре 2019-го, Шейман и Зингман прибыли в Хараре, вероятно, на том же самолете.

Поэтому вопрос остается: принадлежит самолет зимбабвийской стороне или лично Шейману? Или, может быть, еще одному частому пассажиру того самого джета, которого зовут Александр Зингман?
#1#

Бизнесмен без бизнеса

Александр Зингман – это ключевая фигура в отношениях Беларуси и Зимбамбве. Мониторинг открытых источников показывает: именно этот человек регулярно появляется на фотографиях с белорусскими делегациями в Хараре и с африканскими партнерами – в Беларуси. 

В зимбабвийских СМИ его называют то «выдающимся белорусским бизнесменом», то «советником» Виктора Шеймана. Но в инфопространстве Беларуси о бизнесмене Зингмане не было упоминаний, пока в январе 2019 года тот не стал почетным консулом Зимбабве в Беларуси. На сегодняшний день это единственная официальная должность Зингмана.

Обычно кресло почетного консула занимают люди, которые внесли значительный вклад в торгово-экономические отношения двух государств. Как писало африканское издание The Herald, на открытии консульства в Минске президент Зимбабве Эмерсон Мнангагва обратился к Зингману попросту «Алекс», вопреки дипломатическому протоколу. 

Безусловно, этот факт свидетельствует об их тесном знакомстве. Когда и при каких обстоятельствах оно возникло – сказать сложно, можно лишь проследить публичные контакты Зингмана, Шеймана и зимбабвийских властей.

Впервые Александр Зингман появился на фото рядом с Шейманом и вице-президентом Зимбабве Константино Чивенга в марте 2018 года в Хараре. Тогда стороны якобы подписали контракты на сумму около $60 млн на поставки в Зимбабве сельскохозяйственной техники белорусского производства. 

Кстати, местные медиа в качестве «советников» Шеймана называли не только Зингмана, но и сына высокого чиновника – Сергея Шеймана. 

В следующий раз Александра Зингмана «поймали» рядом с Мнангагвой на открытии консульства в минском «Президент-отеле», который, как нельзя кстати, принадлежит Управлению делами президента, которое возглавляет Виктор Шейман. 

В сентябре 2019 все трое – снова в Хараре, подписывают очередные «мультимиллионные» договоры. О роли Зингмана в этих, как они говорят, продуктивных переговорах – ни слова.

Александр Зингман – еще менее публичен, чем некоторые приближенные к Лукашенко белорусские олигархи. В публичном доступе сведения о каких-либо бизнес-активах Зингмана отсутствуют.

После назначения Зингмана консулом СМИ сообщили, что его семья управляет фешенебельным столичным рестораном «Фальконэ». Действительно, его жена Елизавета Денисевич работает директором «Фальконэ», время от времени там отдыхает и сам бизнесмен, и даже его сын Денис. 

На странице ресторана есть видео с вечеринки, где помимо Зингмана присутствуют олигархи Евгений Баскин (группа компаний «Серволюкс») и Владимир Япринцев (экс-партнер Юрия Чижа по «Трайпл»). Зингман и Япринцев там беседуют и обнимаются, как близкие друзья.

При этом формально Зингман не имеет никакого отношения к «Фальконэ». Из выписок, полученных нами через сервисы kartoteka.by и legat.by следует, что собственник ресторана – компания «ВестБалт». Ею, в свою очередь, владеет польская аграрная компания «Контрактус», которая активно торгует с Беларусью.

Летал в Танзанию, дружил с Польшей

Зингмана нет среди учредителей ни первой, ни второй, хотя в ряду датированных 2011 годом публикаций он фигурирует как коммерческий директор «Контрактуса» по Восточной Европе. О том, что он не был обычным наемным сотрудником, свидетельствует ряд фактов.

По финансовой отчетности польской фирмы, к которой мы получили доступ, «ВестБалт» в 2018 должен был вернуть долг «Контрактусу» размером более PLN 4 млн, то есть чуть более € 900 тысяч. Это свидетельствует о том, что бизнес-связи обеих фирм существуют до сих пор.

Мы много раз пытались связаться с директором «Контрактуса» Витольдом Карчевским, который к тому же является многолетним президентом Торгово-промышленной палаты в Белостоке. 

Но на наши звонки и электронные письма в офисе Карчевского в течение нескольких недель отвечали, что «в данный момент его нет. Ответит, когда вернется». Поэтому выяснить реальную роль Зингмана в обеих фирмах пока не удалось.

«Контрактус» – это крупная компания, имеющая свои ответвления в нескольких районах Польши. По информации на странице, предприятие занимается производством кормов для домашних животных, торгует мясом и сельскохозяйственной техникой, экспортирует молочную продукцию на зарубежные рынки. Фирма несколько раз принимала участие в специализированных выставках «Белагро» в Беларуси.

О связи Зингмана с Карчевским свидетельствует и то, что белорусский бизнесмен в 2015-ом сопровождал Карчевского во время его визита в Танзанию, где они встретились с тогдашним премьером Мизенго Пинда

А годом ранее, когда по приглашению Карчевского Пинда прилетел в Польшу встретиться с представителями местного бизнеса, и здесь Зингмана видим рядом с Танзанийский премьером.

Танзанийские блогеры пишут о Зингмане как о «экономическом советнике в Польше» или «консультанте и акционере Карчевского». Поскольку офис Карчевского не счел нужным ответить на наши вопросы, связь Зингмана с Польшей остается завуалированной.

Найти хоть какие-то активы Зингмана в Беларуси мы пытались и через предыдущего собственника «Фальконэ». До 2006 года учреждением владело белорусско-американское предприятие «В.Т.Т» с регистрацией в Минске. 

Сегодня «В.Т.Т» имеет только двух бенефициаров: некая Светлана Иванова и небезызвестный ресторатор Игорь Хариновский. Ранее вместо них компания принадлежала ряду физических и юридических лиц, в том числе из США и Италии, чью связь с Зингманом никак не прослеживается.

Дом за высоким забором

В августе 2018 года газета Администрации президента «СБ-Беларусь сегодня» опубликовала статью «Стена раздора». На первый взгляд, речь идет об обычном споре между соседями: пожилая женщина жаловалась, что у ее дома в поселке Раубичи под Минском сосед приобрел несколько участков и оградил их высоким бетонным забором. 

Глухой забор мешал солнечным лучам освещать грядки, где женщина выращивала овощи. Сын женщины пришел с этой проблемой к местным властям, но те лишь отмахнулись. Журналистка безуспешно попыталась встретиться с хозяином усадьбы, однако его «помощник по строительству не пожелал называть фамилии собственника», который якобы «давно уехал за границу». 

«Наконец сельсовет установил, что владеет землей Александр Владимирович Зингман», – говорится в статье. А помощником по строительству оказался Виталий Дедейко, который ранее являлся заместителем директора ресторана «Фальконэ».

Очевидно, журналистка президентской газеты не осознавала, о ком именно написала в своей статье. Не понял и редактор, чей адрес разрешил «засветить» в материале. Это еще раз свидетельствует о непубличности персоны Зингмана. Его имя еще два года назад не знали даже те, кто имеет контакт с властями.

Зная вероятный адрес проживания Зингмана, мы отправились в Раубичи. Поселок неподалеку от Минска выглядит эклектично. Рядом с элитными коттеджами местные пенсионеры живут в полуразвалившиеся бараках. Дом по улице Новой находим без проблем – масштабы имения сразу бросаются в глаза. Огромный светлый дом с панорамными окнами на несколько этажей, приусадебные строения, гараж, профессиональный ландшафтный дизайн.

Как только наш автомобиль остановился у глухого забора, из будки выглянули охранники. Мы подошли ближе и попали в объективы камер наблюдения, плотно расположенные по всему периметру участка. Представились журналистами и спросили, можно ли пообщаться с господином Зингманом.

«Он сейчас за границей, они с женой в отпуске. Примерно на месяц», – сказал охранник. При этом он отказался называть структуру, охранную компанию, на которую работает.

Таким образом, мы подтвердили, что в коттедже действительно живет Зингман с семьей. Однако увидеть бизнесмена лично, чтобы задать вопросы, оказалось задачей весьма сложной.

«Не уполномочен давать комментарии»


В поисках Зигмана мы направились в консульство Зимбабве в «Президент-отеле». Но и на рабочем месте застать консула не удалось. По словам секретаря, он практически не бывает в Беларуси, а находится, в основном, за границей. 

«Может пребывать там даже по полгода», – отметила представитель консульства. Поскольку невозможно взять интервью у консула лично, она предложила прислать вопросы в письменном виде.

Среди вопросов, посланных нами Александру Зингману: что связывает его с Зимбабве, почему для официального визита в Хараре они с Шейманом использовали частный самолет и сбывается ли прогноз Шеймана достичь товарооборота с Зимбабве в размере $1 млрд.

Ответ с электронной почты консула пришел через два дня.

«Заданные Вами вопросы, равно как и высказывание каких-либо мнений на этот счет, не входят в компетенцию Почетного консула Республики Зимбабве в Республике Беларусь. […] 

Почетный консул не уполномочен давать какие-либо комментарии относительно высших должностных лиц Республики Беларусь, ровно как и Республики Зимбабве, поскольку почетные консульские должностные лица не выполняют дипломатических и политических функций», – говорится в ответе.

Зингман даже не стал называть цифры по товарообороту, отметив лишь, что он «обязательно будет увеличиваться».

На сегодняшний день получить от Александра Зингмана конкретные ответы на вопросы, не представляется возможным.

Дилер в соседней комнате


В соседней комнате с представительством Зимбабве находится офис представительства компании AFTRADE DMCC. И это соседство тоже отнюдь не случайно.

AFTRADE DMCC зарегистрировано в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ). Аббревиатура DMCC (Dubai Multi Commodities Centre) означает, что компания является резидентом соответствующей свободной экономической зоны – центра международной торговли в Дубае. 

Резиденты DMCC лишены обязанности выплачивать налог на прибыль, подоходный налог для физических лиц, импортные и экспортные пошлины, а также имеют возможность стопроцентного вывода капитала из страны. Кстати, одна из главных специализаций этой арабской СЭЗ – торговля алмазами и другими драгоценными камнями.

Имена собственников компании в открытых источниках не фигурируют, однако есть основания полагать, что к AFTRADE DMCC имеет непосредственное отношение Александр Зингман. 

Когда журналисты belsat.eu звонили в консульство Зимбабве в Минске, то секретарь сначала ошибочно дала в качестве контактного мэйла почту компании AFTRADE. К тому же Зингмана можно было заметить на стенде AFTRADE во время международной выставки в Анголе в июле 2019 года.

AFTRADE DMCC занимается поставками белорусской техники в Африку. Компания – официальный дилер на континенте заводов МАЗ и «Бобруйскагромаш». 

На международных выставках AFTRADE DMCC представляет интересы таких предприятий как Амкодор, «БелАЗ», МТЗ, Гомсельмаш, Лидсельмаш и Лидагропроммаш. Гендиректор AFTRADE DMCC – Олег Водчиц, бывший заместитель главы ОАО «Промагролизинг».

AFTRADE DMCC – не единственная зарегистрированная в ОАЭ компания, которая продает белорусскую технику в Африке. В 2017 году предприятие свободной экономической зоны SOHRA OVERSEAS FZE поставило крупную партию самосвалов «БелАЗ» на алмазодобывающие карьеры Зимбабве согласно контракту с зимбабвийской государственной алмазной корпорацией ZCDC.

Помощник Виктора Лукашенко

Именно SOHRA OVERSEAS FZE является собственником футбольного клуба «Динамо-Брест». В Минске существует фирма с похожим на арабскую компанию названием – ООО «Сохра» (прежнее название – «Сохра групп»). 100% уставного фонда минской фирмы принадлежит еще одной зарегистрированной в Дубае компании – «Timak General Trading Co».

Единственное, что известно об этой компании, это то, что в ней топ-менеджером работает бывший гендиректор «Сохра» Евгений Матюхин. Тот же Матюхин в интернете фигурирует и как менеджер Sohra Overseas.

Реальным собственником и минской ООО «Сохра», и дубайской Sohra Overseas СМИ называют олигарха Александра Зайцева. Бизнесмена считают личностью, приближенной к Виктору Лукашенко. По информации TUT.by, Зайцев ранее работал помощником у старшего сына главы Беларуси.

До того как ООО «Сохра» была полностью переписана на арабскую Timak General Trading Co, Зайцев официально входил в число владельцев минской фирмы. В списке совладельцев ранее также фигурировал экс-помощник премьера Сергея Сикорского Андрей Филипюк и ООО «Стисхо». 

«Стисха» – еще одна аффилированная с «Сохра» компания. Они зарегистрированы по одному адресу, собственником «Стисхо» является все тот же олигарх Александр Зайцев.

Согласно изданию «Ежедневник», именно Sohra Overseas вместе с государственным предприятием ВПК «Белспецвнештехника» – соучредители оборонной компании «БСЗТ–Новые технологии». 

В частности, «БСЗТ–Новые технологии» занимаются модернизацией военной техники и ракетных систем класса «воздух-воздух». А в 2018-м «БСЗТ–Новые технологии» по приказу Александра Лукашенко запустило в Оршанском районе первое в Беларуси производство патронов. 

Пока предприятие в Оршанском районе выпускает только спортивные и охотничьи патроны, но в скором времени планирует наладить производство патронов для боевого оружия.

Генеральный директор «БСЗТ–Новые технологии» Олег Сильванович. В 2015 году Сильванович был партнером Зайцева по компании «Стисхо». Тот факт, что Sohra Overseas связано с компанией «БСЗТ–Новые технологии», дает основания предположить, что белорусско-зимбабвийские оборонные проекты могут реализовываться в том числе через эту арабскую компанию.

Посредники или «прокладки»?

Поставки белорусской техники в Африку через компании, зарегистрированные в ОАЭ, сами по себе не являются чем-то незаконным. Однако такая торговля явно противоречит публичной риторике Александра Лукашенко, который из года в год жестко критикует сам институт посредничества в бизнесе. 

«Раньше это называли спекуляцией: купи и перепродай», – возмущался Лукашенко еще в октябре 2018 года. Причем глава государства критически относится как к посредникам при импорте, так и при экспорте. 

В этом году, рассказывая о «сахарном деле», Лукашенко назвал «Белорусскую сахарную компанию» в Москве «обычной прокладкой» – хотя эту компанию вполне официально основали белорусские государственные предприятия.

Зачем Минск пользуется посредниками (или, по терминологии Лукашенко, «прокладками») из ОАЭ при торговле с Африкой – вопрос открытый. Почетный консул Зимбабве Зингман и гендиректор AFTRADE DMCC Олег Водчиц разговаривать с belsat.eu об этом отказались.

Стоит добавить, что ОАЭ – это не чужая страна для семьи Лукашенко. Бессменный руководитель регулярно посещает Абу-Даби вместе с сыновьями Виктором и Колей. Приезжает туда не только с рабочими визитами, но и для того, чтобы ненадолго «отойти от повседневной жизни» и «обмакнуть ноги в залив». 

Виктор Лукашенко приезжает в ОАЭ и отдельно – например, он неоднократно посещал гран-при по автогонкам «Формула-1» в Абу-Даби.


Вероятно не посоветовавшись с кем нужно, в этом году Национальный банк Беларуси включил Зимбабве и ОАЭ в список стран, где существует высокая вероятность проведения незаконных финансовых операций по «отмыванию» денег.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...