АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Ольга Ковалькова: Лукашенко 25 лет у власти не потому, что он сильный, а потому, что мы слабые

Сопредседатель БХД Ольга Ковалькова – одна из шести претендентов на статус единого кандидата в президенты от оппозиции. На праймериз она идет как независимый кандидат.

Ольга Ковалькова: Лукашенко 25 лет у власти не потому, что он сильный, а потому, что мы слабые
Кто такая Ольга Ковалькова и зачем ввязывается в президентскую кампанию. Об этом и не только она рассказала в интервью «Белорусскому партизану».

«На единого кандидата работают все, кто подписал соглашение»

- Ольга, вы объявили об участии в президентских выборах сразу после парламентской кампании. Решили отомстить – за все оскорбления, фальсификации, за все нервы, больницы и капельницы, которые выпали на вашу долю и долю вашего отца?

- Не мое качество – мстить. Любая избирательная кампания – это инструмент, а не месть.
 
- А если серьезно: чем вызвано ваше участие в президентской кампании?

- Я хочу жить в демократической стране, поэтому иду на кампанию, чтобы изменить ситуацию к лучшему.


- Почему – праймериз? Вам не кажется, что процедура несколько запоздала и проходит достаточно скомканно?

- Процедура праймериз действительно обсуждалась давно, хотелось вовлечь в нее как можно больше демократических партий и движений. Может, праймериз начался поздновато, однако время еще есть. 

Надо учитывать, что для Беларуси это новое явление, можно сказать, что мы сами его только-только осваиваем. Если бы эта процедура стала системным явлением, как в США, тогда и никаких вопросов не возникало бы. 

Многим вообще непонятно, что это такое. Но все просто: праймериз – народное голосование, мы хотим, чтобы люди сами выбрали наиболее достойного из всех претендентов, заявивших о своих намерениях участвовать в выборах единого. 

- Как вы чувствуете себя в кампании претендентов?

- Пока еще претенденты не зарегистрированы в качестве кандидатов, политсовет праймериз должен провести регистрацию до 3 марта. Мне интересно оценить свои силы, понять, что сегодня нужно белорусам, найти сторонников и увидеть, прочувствовать конкурентную борьбу оппозиционных лидеров.

- Из шести претендентов только две женщины собирали подписи: Анна Канопацкая и Ольга Ковалькова. Несколько несправедливо?

- Не могу сказать, что это несправедливо по отношению ко мне. Претенденты выдвигались двумя способами: решениями руководящих органов политических структур и путем сбора подписей. 

Как по мне, то сбор подписей является более эффективным способом, поскольку позволяет сразу же задействовать команду, мобилизовать людей на активную работу. Мне кажется, такой кейс должны были использовать все претенденты, участвующие в праймериз. 
Это как попытки Белорусской христианской демократии зарегистрироваться: мы уже 8 раз пытались зарегистрировать партию. И каждая попытка – это мобилизация людей, каждый раз нужно собрать тысячу учредителей. Так что, никакой несправедливости не вижу.


- А два претендента на единого от БХД - не много ли?

- У нас один претендент от БХД – Павел Северинец: его выдвинула партия, партия поддерживает его. А я независимый кандидат.

- Но тем не менее вы являетесь сопредседателем БХД.

- Действительно, в БХД у меня есть должность, которая сохраняется за мной и во время праймериз. 

- Но ведь Канопацкая заявила уже, что одна из целей ее участия в праймериз – не допустить избрания единым Северинца.

- (Смеется). Я не знаю, с какой целью идет Канопацкая. Но когда нас несколько человек, вы намерены конкурировать между собой – стратегией, видением развития страны, командами, то здесь все конкурируют со всеми. Такая цель участия в праймериз мне кажется странной, но это ее видение, ее мотивация. 

Меня к участию в праймериз подтолкнуло стремление стать президентом страны.

- Кстати, Канопацкая предлагала вам финансовую помощь на выплату взноса в эквиваленте 500 евро. Воспользовались предложением?

- Этот вопрос мы уже решим сами вместе с Анной Анатольевной, его не нужно выносить в публичную плоскость.


- Я к тому, что женщины – претендентки спелись против мужчин – претендентов?

- Совершенно не важно, мужчина ты или женщина, хотелось бы, чтобы всех нас воспринимали на равных. Посмотрите на руководящий состав руководства страны, любого министерства – можно подумать, что руководить могут только мужчины. Но это совершенно не так. 

- Шестеро претендентов на единого – все свои люди, которые давно варятся в оппозиционном соку. При любом исходе праймериз вся шестерка – это уже одна команда?

- Согласно подписанному соглашению, на единого кандидата работают все, кто подписал документ. Весь вопрос в личности, вокруг которой будет формироваться команда. 

У нас, к сожалению, немного возможностей. В Беларуси вообще нет публичной политики, и только избирательные кампании дают полноценную возможность заявить претендентам о себе – и через СМИ, и через поездки по регионам. 

Я уверена, что у нас будет очень хорошая кампания, будет единый кандидат, на которого будем работать все мы. Основная задача и цель всех нас, участников, демократического сообщества – демократия в Беларуси, возможность выбора.  

Мне больно и обидно, что в Беларуси всегда возлагают надежды на кого-то, страшно, что все надежды и чаяния мы связываем с личностью только одного человека. А где же в истории наша ответственность? 25 лет Лукашенко у власти не потому, что он такой сильный, а потому, что мы такие слабые.


«Мне вообще не нравится, что мы боремся с режимом»

- А почему мы такие слабые?

- Я не знаю, почему мы такие слабые. Но белорусы достойны лучшего, они должны поверить в свои силы. Столько лет нас загоняют в угол, мы привыкли, что за нас все время принимают решения, мы все время надеемся на ЖЭС, на соседа, и в последнюю очередь – на себя. 

К сожалению, я не знаю, каким должен быть кандидат, чтобы большинство белорусов сегодня поверило в альтернативу. Смешно слышать: «Кто, если не Лукашенко?» Ребята, он за время своего правления превратил все сферы в руины, да уж, такую альтернативу ещё нужно поискать. 

И кто сказал, что президент должен быть таким – диктатор, решающий все вопросы, лезущий во все щели, тыкающий министрам. Это страшно! Президент должен быть коммуникабельным, иметь команду, он не должен принимать решения один, потому что не может один человек быть экспертом во всех сферах. Не может! 

- Но после 25 лет диктатуры «железной руки» страна готова принять красивую женщину в качестве президента? Ольгу Ковалькову, Анну Канопацкую или Марию Василевич?


- Я думаю, что не готова. Мне вообще не нравится, что мы боремся с режимом. Нет, я не борюсь с режимом, я борюсь за свою лучшую жизнь в своей стране. Я не хочу слышать от своих друзей: если ничего не изменится, мы уедем из страны. Страшно! И только поэтому я не могу уйти из политики. Если бы мы все ушли из политики, то жили бы в Северной Корее уже давно: гайки были бы зажаты настолько, что дышали бы по команде.

Готовы белорусы – не готовы, мы должны готовить страну к переменам. А как по-другому? У каждого человека есть свой ресурс, каждому отмерено свое, и я хочу внести свой вклад, чтобы перемены наступили быстрее.

Хотя, на самом деле, все белорусы должны стать оппозиционерами, на самом деле, они таковыми и являются. Другое дело – почему белорусы не присоединяются к оппозиции.

- А может, оппозиции просто перестали доверять? 25 лет сплошных провалов – не у каждого хватит ресурса доверия.

- А вообще кому сегодня доверяют белорусы?

- Я – никому.

- В том-то и дело. Как может вызывать доверие власть, если в стране нет выборов? Человек, участвуя в выборах, выбирает свою власть, которая подотчетна народу; у нас же она подотчетна одному человеку, который назначает всех и каждого. Вот истоки белорусской проблемы. Даже во власти есть хорошие специалисты, которые знают, что и как надо делать, но там инициатива наказуема. 

Но мы-то один народ, и все мы хотим лучшего. А когда разговариваешь с чиновниками, пытаешься решить с ними самую обычную проблему – нужно очень много времени, чтобы в результате услышать: так вы же нормальная. 

Вот еще один сегмент работы: со стороны власти ведется масштабная пропаганда, которая делит один народ на своих и чужих. Но мы – не враги, у нас есть профессионалы, команда, мы можем предложить альтернативную стратегию.


- Какую альтернативу вы предлагаете Лукашенко?

- Мне кажется, не существует такого человека, какого белорусы хотели бы видеть в лидерах - слишком уж высокие требования после того, как Лукашенко обманул людей. А на самом деле тот, кто вернет выборы в страну точно лучший лидер, потому что посредством выборов страной руководит народ.

Если говорить персонально обо мне, то я имею два образования – юридическое и экономическое. Я работала на государственной службе: в администрациях Партизанского и Советского районов Минска, в отделе жилищной политики, занималась вопросами социальной защиты. 

Я работала в частном строительном бизнесе, работаю бухгалтером. Во время депутатства Анны Канопацкой я помогала ей разрабатывать законопроекты. 

«Почему же я хочу и могу, а вы – нет?»

- Единый кандидат совсем не означает, что он будет единственным от оппозиции. Тот же Николай Статкевич готов выдвинуть около 30 кандидатов. Как единый кандидат собирается взаимодействовать с той частью оппозиции, которая не участвует в праймериз?

- Стратегия единого кандидата находится в стадии обсуждения, в разработке. Но в ней будет предусмотрена коммуникация с другими субъектами оппозиции. Мне хотелось бы, чтобы вся оппозиция выступала единым фронтом. Планы «свергнуть режим» мне не очень нравятся. 

Я ответственный человек, поэтому считаю, что решение о массовых протестах должно быть взвешенным, должно приниматься с учетом предыдущего печального опыта, и такое решение должно исключать безответственное отношение к людям. 

Лично я готова к массовым протестам, но решение необходимо принимать только с учетом четкого видения последствий такого решения: результат будет достигнут либо людей в очередной раз подставят под дубинки? В авторитарном государстве необходимо крайне взвешенно подходить к принятию подобных решений. 

Мне бы хотелось, чтобы Лукашенко сам ушел – всем так хочется. Сам же говорил: не пойду на выборы, если люди не попросят. Александр Григорьевич, мы не хотим!

Семь миллионов избирателей – давайте все запишем видео, что мы не хотим участия Лукашенко в выборах. И покажем это видео Лукашенко: хватит, ваши методы работы ведут страну в пропасть. Визуально мы выглядим неплохо, но какую сферу ни посмотри – промышленность, сельское хозяйство – везде руины.

Многие говорят: а кто будет лучшим президентом? Мы не знаем: почти вся информация скрыта от нас. Есть ли в стране те золотовалютные запасы, о которых говорит Нацбанк? Или все только в бумажном виде? Ситуация будет только ухудшаться. 


Мы, конечно, можем закрывать глаза, делать вид, что все неплохо, что-то даже развивается. Но чем дальше, тем хуже становится: все больше людей уезжает, потому что нужно спасать и себя, и своих детей.

 Страна деградирует, но режим не отдаст свою власть. Что делать в такой ситуации? Как говорил лидер коммунистов Василий Новиков, против лома нет приема, кроме другого лома.

- Каждый должен принять личное решение: смириться или протестовать? Почему я, Ольга Ковалькова, должна выходить на площадь, рисковать своей жизнью за всех, рисковать всем, а остальные останутся ждать дома? Почему большинство перекладывает свою ответственность на меньшинство? 

Никто никому ничего не должен: я такой же гражданин, дорогие мои, как и вы. Почему же я хочу и могу, а вы – нет? Когда большинство скажет: мне это надо, я буду участвовать в деятельности политических партий, я предлагаю альтернативу, а не занимаюсь критиканством, помогу, чем смогу, - тогда и только тогда наступят перемены.

- Уже звучали прогнозы, что в 2020 году возможно повторение сценария 2010 года: парад кандидатов, массовые протесты и зачистки. Как вы расцениваете такую вероятность?

- Мы не готовы к сценарию власти уже хотя потому, что мы не знаем о нем. Нужно сделать выводы из предыдущего опыта и не допустить повторения 2010 года – он только навредит нам. Я уверена, что российская сторона приложила свою руку к сценарию 2010 года – подставила оппозицию, Лукашенко – всех. 

Мне не хочется повторения 2010 года, и я сделаю все, чтобы тот сценарий не повторился. 

Мирный ненасильственный протест – наше право, закрепленное в Конституции. Но власти зажали гайки так, что граждане не имеют никаких прав. А зажали потому, что мы молчим. И оппозиция борется за то, чтобы вернуть право на массовые протесты. Но каждый, чьи права нарушены, может выйти к МВД и заявить: мои права нарушены. 

Но как защитить себя от провокаций, вот вопрос? Давайте вспомним декабрьскую акцию против «углубленной интеграции», когда милиционеры повели себя агрессивно – никто такого не ожидал. Важно не допустить столкновений и с сотрудниками милиции. Мы мирные граждане, мы не хотим с вами воевать – ради вас, в том числе, мы выходим на улицу. 


«Я богатая крестная мама»

- А как вы вообще попали в оппозицию?

- Интересная история. В конце 2011 года в БХД меня пригласил православный священник из церкви, в которую я ходила – с того времени я поняла, что у меня есть идеи, которые я хочу реализовать, а сделать это можно только в команде. 

- Вы человек верующий?

- Да.

- Ваши родители тоже никакого отношения к оппозиции не имеют?

- Никакого. В детстве, помню, мой папа всегда говорил: Лукашенко вам еще покажет красивую жизнь, а родственники поддерживали Лукашенко – доходило едва ли не до серьезных конфликтов. Но после лет пять я не слышу от родственников хороших слов в адрес Лукашенко, к сожалению, слишком много времени понадобилось, чтобы убедиться, что он достаточно уже сделал и не сделал. 

- Отец, как я понимаю, целиком и полностью вас поддерживает.

- Конечно!

- Чисто идейно или по-отцовски?

- Идейно и по-отцовски, тут невозможно разделить.

- У вас большая семья?

- У родной сестры три дочери, у меня девять крестников, так что я богатая крестная мама (смеется).

- Почему не замужем? Карьера превыше всего?

 -Нет, конечно. Просто не встретила своего человека.

- Так вы еще и завидная невеста.

- Для кого-то – вполне возможно.


Главные вопросы

Что делать с союзным государством с Россией?


- Союзное государство с Россией противоречит национальным интересам Беларуси. После прихода к власти демократов независимый суд должен оценить законность подписанных с Россией договоренностей (договор о союзном государстве, договор о ЕАЭС, об ОДКБ). 

Стратегические решения, касающиеся судьбы страны, один человек не имеет права принимать. Никакой ползучей интеграции быть не должно – Беларусь должна оставаться независимой, нейтральной, внеблоковой страной.

Что делать с БелАЭС?

- Атомная энергетика – отдельная проблема, а строительство АЭС за деньги России – другой вопрос. Я против АЭС за российские деньги, слишком много проблем и тайн возникло в процессе строительства. Но мы помним и Чернобыль, и Фукусиму. БелАЭС не должна открываться и не должна работать.

Другой вопрос: что делать с БелАЭС, когда мы придем власти? Будет ли она к тому времени запущена?  Сможем ли мы ее остановить? Мне кажется, вопрос преждевременный. Но в любом случае, как я считаю, БелАЭС не должна помешать подписанию типовых договоров с Евросоюзом: нам важно поддерживать с ЕС и экономические отношения, и визовые – важно поддерживать добрососедские отношения.

Как новая власть должна диверсифицировать внешнеполитический курс Беларуси?

- Поддерживать добрососедские ровные отношения со всеми соседями. Лично я считаю, что Беларусь является частью европейской цивилизации, но вопрос вхождения Беларуси в состав Евросоюза - это не вопрос первостепенной важности сегодня. 

И такие решения должен принимать  народ. Поэтому людей надо втягивать в политический процесс, мы должны вернуть выборы выборы в страну - выбирая мэров, депутатов – вернуть базовый уровень управления страной. Белорусы не серая масса, мы народ, который выбирает себе власть, которая должна подчиняться нам. 


Нужен ли Беларуси президент?

- Президент должен выполнять исключительно представительские функции и выполняет общее руководство страной. 

В стране должен действовать законно избранный парламент, который формирует повестку дня страны, назначает правительство и контролирует его. Страна должна перейти к президентско-парламентской форме правления, в которой основная роль принадлежит парламенту. 


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...