За что КГБ задержал «легендарного» полковника?

В понедельник СМИ сообщили, что КГБ задержал экс-главу 2-го управления – заместителя начальника ГУБОПиК МВД полковника Владимира Тихиню.

За что КГБ задержал «легендарного» полковника?
СМИ называли Тихиню «грозой воров в законе», однако он участвовал и в политических делах – в частности, хотел подвести Николая Автуховича под расстрельную статью. Belsat.eu собрал все, что известно о полковнике Тихине.

Владимир Тихиня долгие годы занимал пост главы 2-го управления Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК), которое специализировалось на борьбе с организованной преступностью. В отставку Тихиня ушел в декабре 2019 года. 24 января СМИ сообщили, что полковника задержал КГБ.


Официальной информации о задержании до сих пор нет, в КГБ ситуацию не комментируют. По информации телеграм-канала NEXTA, Тихиню арестовали за получение взятки в размере $ 2000 от бизнесмена – за эти деньги полковник якобы должен был помочь перевести некоего заключенного из одной колонии в другую. Также, по информации блогера, Тихиня был связан с делом, в рамках которого на прошлой неделе задержали руководителей четырех сахарных заводов. Якобы именно Тихиня подсказал руководителям предприятий, что их хотят арестовать и поэтому те пытались бежать за границу.

«Наша Нива» со ссылкой на сына Тихини утверждает, что его арест не связан с взяточничеством. Источники TUT.by среди бывших милиционеров связывают задержание Тихини с местью тех преступников, которых он в свое время посадил. В окружении Тихини, пишет NEXTA, уверены, что полковника в деле со взяткой подставили.

Ликвидировал банду Морозова

Милицейская пресса называла Владимира Тихиню «легендарным борцом и грозой воров в законе» и «звездой уголовного розыска». Даже не симпатизирующие Тихине люди признают его исключительную роль в борьбе с мафией.

«Тихиня стоит за подавляющим большинством, если не за всеми уголовными делами против белорусских воров в законе и организованных преступных группировок. Без преувеличения можно назвать его человеком, который внес наибольший вклад в уничтожение организованной преступности в Беларуси. Люди, близкие к уголовным элитам, говорили мне об этом прямо, поэтому журналистский эпитет «гроза воров в законе» недалек от истины», – пишет в своем Facebook бывший политзаключенный, анархист Николай Дедок.

Именно Тихиня возглавлял оперативную группу, которая задерживала банду Сергея Морозова – одну из самых влиятельных и кровавых организованных преступных группировок (ОПГ) в истории Беларуси. Банда 10 лет совершала жестокие преступления в Гомельской области – вымогательство, г бежи и убийства. На суде было доказано более 60 преступлений, совершенных «морозовцами», в том числе 14 убийств и 5 покушений. В 2006 году на скамье подсудимых оказались 46 человек: трое из них были приговорены к расстрелу, остальные – к тюремному заключению на срок от 6 до 20 лет.

Суд над бандой Морозова. Скриншот с видео ОНТ

Несмотря на то, что время организованной преступности в Беларуси давно прошло, Тихиня всегда подчеркивал, что его 2-му управлению сих пор есть чем заниматься. В 2019 году в интервью журналу «Спецназ» он заявил:

«В этом году мы сделаем акцент на борьбе с легализованными и полулегализаваными криминальными авторитетами. Они себя уже считают добропорядочными коммерсантами, но преступную сущность, сменив малиновый пиджак из 90-х на более элегантный костюм, не изменишь. Также необходимо предупреждать появление в Беларуси бандитов, которые обросли международными связями и накопили денег, чтобы вложить их в белорусские фирмы».

Фальсифицировал дело Автуховича

Однако полковник Тихиня занимался не только делами против воров в законе, но и политически мотивированным преследованием. Именно он был одной из ключевых фигур, создававших дело против предпринимателя из Волковыска Николая Автуховича.

Николай Автухович, 2016 год. Фото: Belsat.eu

Автуховича арестовали в феврале 2009 года. Его обвинили в подготовке покушения на заместителя министра по налогам и сборам, председателя Гродненского облисполкома, а также поджоге дома начальника волковысской милиции. На скамье подсудимых оказались работники фирмы Автуховича Владимир Осипенко и Александр Ларин, а также офицер гродненского УБОПиКа Михаил Козлов. Прокурор просил для Автуховича 20 лет заключения (всего гособвинитель запросил для четырех подсудимых 46 лет тюрьмы), но большая часть обвинений была снята, и весной 2010 года он получил лишь 5 лет и 2 месяца тюрьмы якобы за хранение оружия. Автуховича и Осипенко признали политзаключенными.

Дело Автуховича было абсолютно уникальным случаем в истории лукашенковской Беларуси. Впервые фигурантам политического дела предъявили обвинение в подготовке теракта.

«Именно Тихиня занимался процессом фальсификации уголовного дела против меня и моих друзей. Что интересно, лично со мной он ни разу не встречался, хотя дни напролет находился в СИЗО-1, сам допрашивал моих друзей – Юрия Леонова [Леонов почти полгода провел за решеткой, но еще до суда с него сняли все обвинения. – Belsat.eu] и Владимира Осипенко», – рассказал belsat.eu Автухович.

По словам Автуховича, Тихиня имел в правоохранительной системе огромные полномочия.

«В любой здешней колонии или тюрьме администрации этих учреждений боялись его больше, чем свое руководство. Он решал, как должен отбывать наказание любой его подопечный и не только его. Его решения не оспаривались прокурорами и судьями – если он решил посадить невиновного человека, то так и происходило. Когда ему нужно было завербовать преступника-насильника, то он решал с прокуратурой и судами, чтобы его не судили за изнасилование, а инкриминировали только кражу женской сумочки. Потом этот насильник был основным свидетелем того, как Автухович якобы ввозил фурами оружие в Беларусь», – говорит Николай Автухович.


Часть свидетелей, выступавших на том суде, в ходе предварительного следствия подвергалась арестам и давлению со стороны правоохранительных органов с целью добиться от них показаний против Автуховича. Адвокат Автуховича Павел Сапелко (который позже стал правозащитником) заявлял в ходе судебных прений в апреле 2010 года, что деятельность следственной группы содержала признаки преступных действий. «Следствие превратилось в какую-то опричнину», – говорил он тогда.

Как Тихиня не сдержал слово офицера

Павел Сапелко сталкивался c Тихиней и по другим делам, которые не имели политического подтекста, поэтому утверждает: его методы работы в деле Автуховича были не исключением, а правилом.

«Команда полковника Тихини взяла в плен несколько десятков человек в Волковысске и привезла их в Минск, – рассказывает Сапелко о событиях 2009 года в интервью belsat.eu. – Их оформили задержанными в качестве подозреваемых по уголовному делу. Там были и женщины, и пожилые люди, которые занимали какие-то должности в фирме Автуховича. Этот метод дал определенный результат: некоторые люди были вынуждены оговорить Автуховича. Но на процессе эти люди сказали правду, в том числе рассказав о методах работы, когда им угрожали безосновательным привлечением к уголовной ответственности, если они не дадут полезные оперативникам и следователям показания. Я бы мог подумать, что это было какое-то одно странное дело, но нет – насколько я понимаю, это был методы работы Тихини и его управления. Аналогичная ситуация наблюдалась и в других делах, где не было политической составляющей».

Справедливости ради Сапелко констатирует: он никогда не сталкивался с информацией, чтобы люди Тихини подбрасывали подозреваемым наркотики. «Но и того, что они делали, хватает, чтобы утверждать: законности в их деятельности было очень мало», – добавляет правозащитник.

С некоторыми приемами Тихини можно было ознакомиться непосредственно в суде по делу Автуховича. Так, на процессе прослушивалась оперативная аудиозапись разговора Тихини и еще одного офицера ГУБОПиК с Осипенко. Это был именно разговор, а не официальный допрос, и Осипенко не знал, что их беседа в СИЗО записывается (милиционеры уверяли, что запись не ведется). Во время разговора Тихиня постепенно убеждал Осипенко рассказать о «преступной деятельности» Автуховича, а взамен обещал его освободить. Наконец Осипенко не выдержал и сказал то, что милиционеры хотели услышать: «Автухович заказал и первое, и второе, и третье». Однако Осипенко после этого не освободили, а сама аудиозапись фигурировала на процессе как одно из основных доказательств «террористической деятельности» волковысских предпринимателей. На суде Осипенко рассказал, что в разговоре с Тихиней оговорил своего друга из-за психологического давления.

«Я уверен, этот человек [Тихиня. – belsat.eu] вообще не знаком с такими качествами как честь и совесть. Он вынуждал людей оговаривать себя, придумывал различные сценарии, при которых люди вынуждены были говорить то, что ему было нужно. Точно так произошло с Владимиром Осипенко. Тихиня сам лично обещал выпустить Осипенко только за одно нужное ему предложение. Когда он своего добился, слова не сдержал, не выпустил», – вспоминает Автухович.

Сторонник жестких методов

«Тихиня прославился прежде всего незаконными и античеловеческими методами добычи доказательств и принуждения подозреваемых к сотрудничеству, – пишет в своем посте в Facebook Николай Дедок. – Давление в местах отбывания наказания, «пресс-хаты», шантаж деталями личной жизни, угрозы родным, ложные обещания «снизить срок» (как минимум один из уверовавших в такие обещания Тихини – участник Калинковичской ОПГ по кличке «Лис» – был расстрелян) – нет того, на что бы он не пошел».

По мнению Дедка, хуже всего то, что в рамках борьбы с организованной преступностью Тихиня искусственно привлекал к ответственности невиновных людей, чтобы максимально расширить «преступную группировку». «На зоне мне приходилось слышать от людей, посаженных им, истории рода: водитель подвез малознакомого парня к дому, а потом оказался соучастником ОПГ и получил реальный срок, так как тот парень, оказывается, был каким-то бандитом».

Автухович утверждает, что в 90-х Лукашенко де-факто дал силовикам разрешение на то, чтобы фальсифицировать дела против бандитов, если доказать их виновность не получается.

«Тихиня работал именно таким образом. Большой процент преступлений раскрывался именно так: назначали любого ранее судимого и нежелательного человека и дело закрывалось», – отмечает Автухович.

За что?

Автухович был удивлен арестом Тихини. Экс-политзаключенный говорит, что, по слухам, однажды на совещании полковник даже «дал по физиономии» первому заместителю министра внутренних дел, генерал-майору Ивану Подгурскому.

«Так мог сделать только тот человек, который знает, что не понесет за это никакого наказания. Не так часто бьют по лицу генералов их подчиненные. Поэтому здесь большой вопрос, что было основанием для ареста. Но компромата на таких людей, как Тихиня, у комитетчиков выше крыши», – говорит Николай Автухович.

Мог ли Тихиня был замешанным в коррупции? Автухович говорит: ему якобы доподлинно известно, что полковник имел отношении ко взяточничеству. Но Сапелко отмечает, что с убедительной информацией о коррупции в ГУБОПиК он не сталкивался. «В уголовных делах звучали показания обвиняемых, что имели отношение к коррупционным схемам некоторые работники управления. Но эти факты доказаны не были», – добавляет он.

Правозащитник не знает, с чем связан арест Тихини.

«У меня версия только одна: арест Тихиня связан с тем, что его профессиональная деятельность завершилась и возможности его были уже не такими, как раньше. Хотя у нас даже те, кто и сейчас верой и правдой служат власти, не могут себя чувствовать в полной безопасности», – говорит Сапелко.





Поделиться



Загрузка...
Загрузка...




Особое мнение