Полезный идиот? Кто заинтересован в сохранении режима в Туркменистане

По словам ныне покойного первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, его стране предначертано было стать «вторым Кувейтом», в котором каждый мог бы позволить себе автомобиль Mercedes.

Полезный идиот? Кто заинтересован в сохранении режима в Туркменистане
Туркменистан в канун приближающейся 28-й годовщины независимости очень далек от того, чтобы называться «вторым Кувейтом». Возникает вопрос - как режиму президента Гурбангулы Бердымухамедова удаётся удержаться на плаву.

В Туркменистане дефицит основных товаров: сахара, растительного масла, яиц и других продуктов. Во многих туркменских городах и поселках действует ограничение – не более двух булок хлеба в одни руки. Продукты почти всегда есть в наличии в частных магазинах, но в несколько раз дороже, чем в государственных. 

Не хватает наличных, о чем свидетельствуют очереди у банкоматов, в которые люди выстраиваются моментально, услышав, что аппараты заправили банкнотами. Налички хватает не на всех стоящих в очередях.

В 2018 году правительство отменило субсидии на газ, электричество и воду, которые существовали с момента провозглашения независимости. Правительство не публикует данные по количеству нетрудоустроенных граждан, но уровень безработицы, по расчетам, может превышать 60 процентов

А недавно власти запретили гражданам покидать страну. Годы репрессий и ухудшение экономической ситуации в последнее время, возможно, привели к тому, что более трети граждан выехали из Туркменистана.

Экономика страны в худшем положении за всю историю независимости. 70-80 процентов доходов страны формируются за счет продажи природного газа, основного экспортного товара. Российский «Газпром» недавно подписал соглашение на покупку туркменского газа, но сумма контракта очень скромная.

С 2017 года почти весь объем экспорта туркменского газа покупает Китай. Часть доходов – эта сумма остается нераскрытой - направляется на выплату многомиллиардного долга перед Китаем (по иронии судьбы, большая часть этой суммы приходится на займы, которые Туркменистан взял на разработку газового месторождения и строительство газопровода в Китай). 


Туркменистан в поисках иностранных инвестиций; но в этом году сразу две исследовательские организации (International Policer Digest и Foreign Policy Centre) в своих докладах четко обозначили риски инвестирования в эту страну.

Между тем правительство страны потратило миллиарды долларов на проведение непонятного международного спортивного мероприятия в 2017 году; строительство нового аэропорта, способного обслуживать сотни тысяч пассажиров (в стране, которую, вероятно, не посещает даже 50 тысяч иностранцев в год); продолжение строительства роскошных отелей из белого мрамора в курортной зоне Аваза на берегу Каспия и в столице страны Ашгабате. 

В довершение всего Бердымухамедова регулярно показывают по государственному телевидению за рулем дорогих автомобилей или в роскошно обставленных помещениях.

ОПТИМАЛЬНЫЙ РЕЖИМ?


Бердымухамедов и его правительство, по-видимому, не способны решать многочисленные проблемы, с которыми сталкивается Туркменистан. И все же он остается у руля.

Почему?

Ответ может состоять в том, что другие страны считают режим Бердымухамедова оптимальным, и Туркменистан, вероятно, может получать подпитку извне.

С 1995 года Туркменистан является нейтральной страной, этот статус признан ООН. Президент Ниязов использовал нейтралитет как инструмент для изоляции своей страны. Официально Туркменистан не имеет претензий к каким-либо странам и не вмешивается в дела других государств, но всегда готов предложить свои услуги в качестве арбитра любым враждующим сторонам. Идеальный сосед.

Это устраивает ближайших соседей Туркменистана - Иран, Афганистан, Узбекистан и Казахстан, - а также другие государства на берегу Каспийского моря - Азербайджан и Россию. Но если они не пытаются влиять на Ашгабат, это вовсе не значит, что кто-то еще не попытается оказать такое воздействие.

У Туркменистана - свои отношения с Западом, он даже позволил некоторым американским военным самолетам заправляться на туркменских аэродромах в рамках проводимой США кампании в Афганистане. Но Ашгабат строит свои отношения со странами Запада в основном в экономической плоскости. Туркменское правительство не приветствует западное влияние и не желает вступать в западные альянсы по вопросам безопасности.

Это может быть на руку Ирану, протяженность общей границы с которым составляет около тысячи километров. Последние два десятилетия американские войска США так или иначе находились в других соседних с Ираном странах - Афганистане и Ираке.

Соседям Туркменистана может импонировать сопротивление Ашгабата внешнему влиянию или установлению прочных партнерских (за исключением торговых) отношений с миром. Вступая в отношения с Ашгабатом, соседи имеют дело только с Ашгабатом; и это снижает вероятность того, что какое-либо другое государство встанет на сторону Туркменистана в споре или придет ему на помощь во время кризиса.


ПОЛЕЗНЫЙ ИДИОТ?


Правительство Туркменистана не в состоянии никому угрожать. С населением около пяти миллионов человек Туркменистан меньше, чем любой из его ближайших соседей. Вооруженные силы страны, безусловно, самые слабые в регионе.

Туркменское правительство всегда полагалось на службы безопасности, которые на протяжении почти трех десятилетий подавляли народ. Туркменистан – совсем не благодатная почва для реформаторов или революционеров. Правительство особенно сурово по отношению к тем мусульманам, которых относит к числу подозрительных.

Но самое главное, пожалуй, не это. Президент Бердымухамедов выглядит зачастую наподобие некого шута. Он, похоже, не очень хорошо разбирается в государственном управлении, слабоват в роли переговорщика и к тому же у него мало фишек, которые он мог бы использовать в потенциальных спорах с другими странами.


У некоторых может сложиться восприятие такого лидера как полезного идиота. Возможно, слишком полезного, чтобы позволить ему и его правительству дойти до полного провала.

Россия, кажется, довольна Бердымухамедовым и его правительством. «Газпром», который в шутку называют расширенным министерством иностранных дел России, недавно продлил контракт на покупку газа у Туркменистана после расторжения в одностороннем порядке предыдущего контракта в начале 2016 года.

«Газпром», очевидно, не нуждается в туркменском газе, но в соответствии с новой сделкой, подписанной в конце июня, компания планирует закупать у Ашгабата около 5,5 миллиарда кубометров в год. 

Азербайджанский веб-сайт Caspianbarrel.org сообщил в апреле, что Газпром, зная, что Туркменистан остро нуждается в клиентах и средствах, стремится «купить туркменский газ по очень низкой цене - не более 110 долларов за тысячу кубометров».

Если указанная цена является верной, Туркменистан получит чуть более 600 миллионов долларов в год от продаж Газпрома. Недостаточно, чтобы сбалансировать бюджет Туркменистана, но всё же это потенциальный спасательный круг.

Россия также помогла Туркменистану, отправив вакцины от гепатита во время вспышки заболевания в конце 2016 года.

НЕПРОЗРАЧНЫЕ СДЕЛКИ


Отношения Китая с Туркменистаном всегда были непрозрачными. China National Petroleum Corp. - единственная иностранная компания, имеющая масштабный контракт на добычу нефти и газа в Туркменистане. 

Как только линия D из четырех газопроводов, идущих из Туркменистана в Китай, будет завершена - по оптимистичным прогнозам, на это понадобится несколько лет, - Ашгабат сможет экспортировать около 55 миллиардов кубометров газа в Китай ежегодно. Это превратит его в крупнейшего для Пекина поставщика газа.

Долг Туркменистана перед Китаем нигде и никогда не озвучивался, считается, что сумма составляет несколько миллиардов долларов. Это не только кредиты для разработки газовых месторождений и строительства трубопроводов, но, похоже, еще и займы на приобретение оружия, которое Туркменистан закупил у Китая и недавно показал по телевидению во время военных парадов.

Всё это говорит о том, что падение правительства Бердымухамедова – не в интересах Китая, по крайней мере, без каких-либо гарантий, что политика Ашгабата в отношении Китая не изменится. Какая часть газа, поставляемого Туркменистаном в Китай, считается платой за кредиты, неизвестно. Однако разумно предположить, что Китай не будет ставить перед Ашгабатом невыполнимые условия, которые могут привести к падению туркменского режима.

Азербайджан уже открыл экспорт нефти и газа на Запад. Туркменистан хотел бы соединить Транскаспийский газопровод с азербайджанской трубопроводной сетью и тоже экспортировать газ в Европу. 

Но правительство Бердымухамедова показывало непостоянство в своих отношениях с компаниями и странами, желающими участвовать в этом проекте, и в результате Туркменистан не добился значительного прогресса в реализации цели. Пока не будет достигнут некоторый прогресс, Азербайджан будет поставлять в Европу только свой собственный газ.


Все соседи Туркменистана обладают своими запасами газа и тоже стремятся завоевать новые экспортные рынки. Проницательный туркменский лидер мог быть более успешным в поиске новых маршрутов для экспорта газа и конкурировании с соседями.

По данным правительства и государственных СМИ, в Туркменистане нет проблем. Ашгабат никогда не просил помощи извне, чтобы справиться с наводнениями, землетрясениями, солевыми бурями, засухой или нехваткой продовольствия, которую туркменские власти никогда не признавали, несмотря на достаточные доказательства дефицита. 

Если правительство Туркменистана и принимает помощь от сторонних структур, сомнительно, что власти страны публично об этом заявят, поскольку это будет означать признание того, что дела не так идеальны, как утверждают правительство и государственные СМИ.

Поделиться