Анатолий ЛЕБЕДЬКО:«Боюсь, Лидия Ермошина может меня очаровать..

«Белорусский партизан» поинтересовался у экс-председателя ОГП Анатолия Лебедько, как идут дела со сбором подписей за отставку Лидии Ермошиной и поинтересовалось закулисьем встречи с председателем Конституционного суда Петром Миклашевичем.

Анатолий ЛЕБЕДЬКО:«Боюсь, Лидия Ермошина может меня очаровать..

-- Анатолий Владимирович, сегодня уже всем, кажется, ясно, что чуда не случится, и выборы не будут свободными и демократическими. Как бы ни хотелось на это надеяться. И процент включения представителей оппозиции в состав территориальных и окружных избирательных комиссий – тому яркий пример. Может, это как-то поспособствовало большей политической активности граждан?

-- Я отнес бы к плюсу то, что благодаря петиции за отставку Ермошиной получилась хорошая дискуссия о выборах в Беларуси. Причем она идет на самых разных площадках, люди много спорят. Это тоже было одной из моих целей – навязать эту дискуссию. Потому что многие так или иначе начинают размышлять – выборы у нас или избирательная кампания без правил. И я этим фактом доволен. Более-менее тему подхватили средства массовой информации, а это значит, что тема фальсифицированных выборов и отставки Ермошиной дошла до десятков тысяч людей.Есть, правда, и негативный факт. Петиция не пошла так активно, как мы думали.Подписали ее чуть больше 2500 тысяч человек. Но при этом важно, что некоторые открыто выражали свои мысли, называя свои персональные данные.Многие недооценивают сегодня фактор страха и финансово-экономической зависимости людей. Я отмечаю этот факт, потому что меня часто в последнее время останавливают на заправке, остановке, в магазинах, люди подходят и охотно говорят на тему выборов. Порядка 20 таких микроситуаций было за последнее время. Но на мой вопрос: «А вы подписали петицию?» люди честно отвечали: нет. И объясняли, почему: контракты, страх потерять работу, неверие вперемены и так далее. Страх – это ресурс власти. И он в нашем обществе очень силен.В самое ближайшее время я намерен с компанией «Скінь Ярмо!» выйти из интернета на улицу. Кто хочет присоединиться – присоединяйтесь. Мы попробуем в разных регионах пойти в народ. Потому что далеко не все сидят в социальных сетях, возможно, не все в курсе о петиции. К тому же я сам хочу почувствовать настроение людей.

-- Анатолий Владимирович, а у вас нет желания встретиться с Лидией Ермошиной? И глядя ей в глаза поговорить о том, что происходит с выборами?

-- Боюсь, Лидия Ермошина может меня очаровать так же, как правозащитника Павла Левинова, который пришел к ней с одним настроением, а вышел с чувством убежденности, что она бедная-несчастная. Я видел Лидию Ермошину на одном дипломатическом приеме. И у меня было страстное желание подойти и сказать: ждите, скоро вам черную метку пришлем по поводу отставки. Но вокруг было много людей, я заговорился, а Лидия Ермошина стояла совершенно одна. Вид у нее был очень одинокий. И если бы я тогда подошел к ней, наверное, она обрадова ь бы. Потому что вокруг кипит жизнь, выборы стучаться в дверь, а ты никому не интересна. И сегодня я не вижу необходимости в нашей встрече. Может, позже что-то изменится и будет повод. А пока – нет.


-- Тогда расскажите о своей встрече с Петром Миклашевичем? Остались довольны общением? И есть ли ясность, что будет с Конституцией?

-- Нельзя сказать, что Конституционный суд – самое открытое ведомство для граждан в нашей стране. Тем не менее, встреча состоялась, мы с Михаилом Пастуховым и Михаилом Грибом имели полномочия от общественной конституционной комиссии и четко знали, зачем и почему тратим свое время.Встреча прошла в достаточно нейтрально-позитивном ключе. Мы шли, чтобы понять, как реализуется выполнение поручения Александра Лукашенко то ли о написании новой Конституции, то ли о доработке действующей. Мы имели намерения проинформировать Петра Миклашевича о том, для чего создана общественная конституционная комиссия и что конкретно мы собираемся делать. Нам было важно понять, может ли быть коммуникация между Конституционным судом, который готовит изменения в Конституцию, и гражданским обществом.Нельзя сказать, что Петр Миклашевич был словообилен. Но он точно подтвердил, что изменения в Конституцию готовятся.

-- Какие конкретно – вы это выяснили?

-- Пока можно говорить лишь о том, что прозвучало из уст Петра Миклашевича. Они работают над преамбулой. Рассматривается вопрос о перераспределении властных полномочий. Это было заявлено. И я считаю, что это очень важный момент, потому что мы все знаем, что сегодня все властные полномочия находятся в руках одного человека.Ну и третий момент, который был озвучен -- будут какие-то новые формулировки, касающиеся прав и свобод граждан -- с учетом того, что время не стоит на месте.На наш вопрос, как работа по усовершенствованию Конституции привязана к временному графику, конкретного ответа не последовало. Но мой прогноз – два--три года будет вестись работа, и интенсификация этого вопроса будет уже после завершения президентской кампании.Что касается сотрудничества с общественной конституционной комиссии, то Миклашевич сказал, что мониторит ситуацию. Мы подчеркнули, что прозрачность и публичность – это наши принципы. И дальше все будет зависетьот того, насколько они будут открыты. Миклашевич заявил, что он готов прийти на наши мероприятия, но только после того, как то, что они наработают, получит одобрение у Александра Лукашенко.


-- Петр Миклашевич был рад встрече с вами?

-- Он был к ней готов. Хоть сначала и спросил, с какой мы миссией пришли. В целом, беседа была весьма доброжелательной, нам даже сделали небольшую экскурсию по зданию Конституционного суда. Хорошее здание, техническая оснащенность, но жаль, что оттуда не ведутся прямые заседания Конституционного суда, в который может обратиться любой гражданин. Музей там даже есть небольшой, и мы нашли там фотографию Михаила Пастухова!Мечислав Гриб подарил музею редкостную книгу на пяти языках – издание, которое увидело свет уже после принятия Конституции, с гербом «Погоня». С благодарностью приняли этот экземпляр Конституции с подписью Гриба.Понятно, что Миклашевич был осторожен в выражениях и формулировках, но он хотел казаться открытым. Эта встреча была важной. Ну а как дальше будет – посмотрим.Павел Мазак, «Белорусский партизан».

Поделиться