Кремль пытается привязать Беларусь навек. Чем может ответить Минск?

Углубление союзной интеграции поставлено на паузу, однако время играет против белорусской стороны.

Кремль пытается привязать Беларусь навек. Чем может ответить Минск?
Последние встречи Лукашенко и Путина в Валаамском монастыре и в Санкт-Петербурге не сняли противоречия между сторонами. «Союзное строительство» поставили на паузу до декабря 2019 года, чтобы, по выражению Лукашенко, «снять все вопросы».

О позициях сторон и о возможных сценариях развития событий Беларуская праўда побеседовала с директором по исследованиям аналитического центра EAST Андреем Елисеевым.

Переговоры Лукашенко с Путиным – только верхушка айсберга


- После хождения по Валаамскому и Коневскому Рождество-Богородичному монастырям Лукашенко предложил «снять все вопросы» в беларуско-российских отношениях к 20-летию союзного государства. Похоже, это и есть главный итог двухдневных переговоров Лукашенко с Путиным. Правда, все теряются в догадках: что означает фраза – снять все вопросы?

- Лукашенко просил на встрече, чтобы до декабря, вместе с утверждением дорожной карты по интеграции, разрешились проблемы по нефти, газу и кредитам. Россия считает, что сначала нужно принять дорожную карту по интеграции, более того, сначала Кремль хотел бы посмотреть, как Минск будет выполнять достигнутые договоренности, прежде чем браться за нефть, газ и кредиты. А Лукашенко хочет вместе с дорожной картой решить и нефтегазовые проблемы. Стороны демонстрируют диаметрально противоположные подходы, и это противоречие не разрешилось на встречах на Валааме и в Санкт-Петербурге.

- По итогам переговоров объявлено о принципиальных решениях в рамках «союзной интеграции». О чем может идти речь?

- Совершенно непонятно, что Кремль хочет заложить в дорожную карту, кроме секторальных договоренностей, – требует ли выборов союзного парламента, прописана ли единая налоговая политика? В какой степени Кремль продавливает другие положения союзного государства – не известно.

Отрывочными комментариями беларуские и российские чиновники приоткрывают завесу тайны над переговорами, но это лишь верхушка айсберга – вся картина из официальной информации никак не складывается.


«Что не доделал русский штык…»


- Общество упирается в одну загадку: какой смысл вкладывается в «углубление союзной интеграции»? Публичные речи Путина и Лукашенко наводят совершенно на противоположные выводы.

- Стратегическая цель Кремля – максимально привязать к себе Беларусь, чтобы, вне зависимо того, кто станет у руля страны, Беларусь привязать к России навек. Кремль пытается максимально исключить вероятность так называемого ухода на Запад, которого так панически боится. Этот миф создан кремлевской пропагандой, но, если ложь долго повторять – и сам начинаешь в нее верить. В Кремле реально опасаются, что Беларусь может каким-то образом развернуться на Запад. Хотя сегодня ни Запад не собирается «покупать» Беларусь, ни беларуские власти не собираются делать никакого разворота на Запад.

Кремль пытается привязать к себе Беларусь не только экономически и политически, но всерьез взялся и за гуманитарную сферу. В Москве обеспокоены тем, что в Польше учится гораздо больше беларуских студентов, чем в России. Сейчас облегчают возможность беларусам поступить в российские вузы, создают почву для сотрудничества беларуских и российских университетов, говорят про создание совместных комиссий по учебным дисциплинам – вплоть до создания общего учебника по истории. Мы наблюдаем продолжение политики, которую русские имперские власти проводили в конце 19 века. Помните знаменитое: «что не доделал русский штык, доделает русский чиновник, русская школа и русский поп»? Такова стратегическая цель Кремля.

А Лукашенко стремится минимально поступиться властью и суверенитетом, обеспечив себе дальнейшую экономическую и политическую поддержку со стороны России.

Но доверия между сторонами больше нет. Россия хочет убедиться, что Лукашенко собирается выполнять дорожную карту интеграции – и платить за реальные интеграционные действия. Но Лукашенко хотел бы заключить пакетное соглашение по нефти, газу, выгодным кредитам, а уже потом можно проскакивать договоренности, что он делает отменно.

Но, повторюсь, последняя встреча Путина и Лукашенко не разрешила это противоречие.


Союзное государство – не самоцель ни для Кремля, ни для Минска


- Буквально неделю-две назад появилось новое объяснение действий Кремля: Россия не собирается инкорпорировать Беларусь, но стремится максимально обрезать финансово-экономическую поддержку официального Минска. Вы согласны с такой трактовкой? Ведь, по большому счету никто не мешал Путину в Валаамском монастыре может шепнуть Лукашенко на ушко: денег больше нет, но вы держитесь…

- Некоторое время назад в западной прессе появились публикации, что в Кремле всерьез рассматривается вопрос решения «проблемы 2024» через реальное объединение в квазигосударство или конфедерацию Беларуси и России. Совсем недавно Bloomberg опубликовал статью, в которой якобы «союзное государство» больше не считается приоритетным сценарием решения проблемы транзита власти в России.

На мой взгляд, союзное государство и не было приоритетным сценарием.  Кремль принципиально не выступает против сохранения Беларуси на карте мира, против номинальной независимости; речь идет о том, чтобы максимально обрезать суверенитет страны, создать тотальную зависимость Беларуси при сохранении формальной независимости страны. Такая схема предполагает дотированную поддержку (экономическую  и политическую) в обмен на более глубокую интеграцию (Беларусь переходит на российское законодательство во многих сферах, более интегрируется с Россией в гуманитарной сфере, более последовательно следует в русле российской внешней политики). Скорее, именно этот сценарий с 2018 года и рассматривался в качестве приоритетного с момента воплощения новой российской политики в Беларуси.

Не надо заблуждаться на фоне статьи Bloomberg: раз союзное государство больше не приоритет, значит, ситуация для Беларуси становится более оптимистичной.

- Союзный договор используется как средство завершения долгостроя под названием «союзное государство» (со всеми политическими и экономическими надстройками) либо как инструмент давления на официальный Минск? Для достижения совершенно иных целей?

- Союзное государство не самоцель для Кремля или для беларуских властей. Это механизм достижения стратегических целей для сторон: для России – максимально привязать к себе Беларусь, для беларуских властей – сохранить российскую поддержку, позволяющую существовать без экономических реформ, и политическую поддержку Лукашенко со стороны Кремля. И совершенно неважно, какую форму обретут действия сторон.

 “Теоретически Минск может перекрыть транзит газа в ЕС»


- Минск получил передышку до конца года. Но времени слишком мало, чтобы предпринять контрмеры. Какой возможный алгоритм действий Лукашенко в такой ситуации?

– Кремль хотел бы начать реализацию дорожной карты уже до декабря, до 20-летия соглашения о союзном государстве. Вопрос в том, что войдет в дорожную карту в итоговом варианте и будет ли она полностью обнародована после ее принятия? И в какой последовательности Кремль пойдет навстречу Минску по газу, нефти и по кредитам?

Я бы не назвал это передышкой, наоборот, Лукашенко и его вертикаль осознала, что Кремль не шутит; Москва обнародовала новые правила игры еще в прошлом году, но беларуская власть не хотела их принимать. Беларуские власти тянули время в надежде на благоприятные решения, но упустили время: не делали никаких шагов по проведению экономических реформ, не вели переговоров с МВФ или западными партнерами об альтернативном кредитовании. Бесценное время упущено.

Вопрос по газу находится в непонятном состоянии: России самой нужно подписать контракт по газу до 2020 года, – это, пожалуй, единственный козырь в руках официального Минска. Дело в том, что Россия не заключила контракт на транзит газа и с Украиной.

- По каким сценариям могут развиваться события между Беларусью и Россией, если к декабрю не удастся «снять все вопросы»?

- Время играет против беларуской стороны. Именно Беларуси очень нужны кредиты, именно Беларуси очень важно найти модель компенсации налогового маневра и добиться более-менее выгодную цену на газ.

Но если до декабря проблемы снять не удастся, теоретически Беларусь может пойти на эскалацию конфликта и даже перекрыть транзит российского газа в Евросоюз. Отсутствие договоренностей на транзит газа и с Украиной может поставить Россию в очень неудобную ситуацию.

Однако в Минске дважды подумают, прежде чем пользоваться транзитным рычагом: опасно связываться с Россией, которая проводит внешнеполитический курс с позиции «грубой силы».

Если же стороны договорятся до конца года хотя бы по газу, тогда продолжится торг по кредитам и нефти. В конечном итоге дорожная карта к декабрю может быть согласована на 80-10%, о которых говорят, а остальные 10-20% просто подвиснут и перейдут в следующий год.



Поделиться