Что происходит под носом Лукашенко?

Известный экономист, которому не нашлось места в «усовершенствованном» президентском Совете по развитию предпринимательства, рассказывает, что происходит под носом главы государства и многочисленных органов безопасности и контроля Беларуси.

Что происходит под носом Лукашенко?
– Калийные удобрения – это наше белорусское золото и нефть, – пишет Ярослав Романчук, который на предыдущих заседаниях Совета неоднократно выступал со злободневными инициативами, а также является одним из самых заметных экспертов, вступающих в публичный спор с Александром Лукашенко. – Ценный природный ресурс, который принадлежит всем 9,5 млн. белорусов. Так гласит Конституция.

Но это на бумаге, де-юре, а де-факто калийные удобрения в недрах земли находятся в руках белорусских распорядителей чужого (политиков и чиновников). Их глава – Александр Лукашенко. Он лично контролирует управление таким ценнейшим ресурсом страны, как калийные удобрения. Это ведь наше если не всё, то очень много. Это наш золотой запас, источник валюты, поддержки сельского хозяйства, финансовой и даже социальной системы. Успешная работа калийного бизнеса в Беларуси в одиночку может обеспечить финансирование базового уровня обороноспособности и жизнеобеспечения страны.

От имени 9,5 млн. белорусов нашим национальным достоянием – калийными солями – управляет «Беларуськалий» и все те, кто назначает его руководство, в первую очередь, президент и премьер-министр. В стране, где ~80% активов и ресурсов находятся в руках государства, где все ветви власти твердят «Никакой приватизации!» и им поддакивают даже общественные организации, где против частной собственности на землю выступает практически вся местная и национальная номенклатура, кому в голову могла прийти мысль о приватизации «Беларуськалия» и калийных солей в белорусской земле?


Сам Александр Лукашенко неоднократно говорил, что готов продать «Беларуськалий», главное – цена. Кстати, никто, кроме него, вопрос о приватизации этого бриллианта из фамильного серебра не ставил. Это только первый вопрос из целой серии вопросов, которые возникают на калийной почве.

Почему стал вопрос о приватизации, цене «Беларуськалия» и концессии (сдача в аренду) иностранцам земли, где залегают калийные соли?

Почему для реализации проекта по производству калийных удобрений на сырьевой базе Нежинского участка Старобинского месторождения калийных солей (оценочно 3 миллиарда тонн калийной руды) было выбрано Иностранное общество с ограниченной ответственностью «Славкалий», коммерческая структура семьи россиянина Михаила Гуцериева?

Если калийные соли – национальное достояние, под жёстким контролем государства, если это наш золотой фонд и запас, логично было использовать компетенции, потенциал и ресурсы «Б руськалия». Это провере ые люди, под полным правовым, финансовым и кадровым контролем белорусских властей. Но нет, выбор был сделан в пользу иностранца. В далёком 2011 году был подписан инвестиционный договор, на $ 1,7 – 2 млрд.

Что нам известно про иностранную компанию – учредителя ИООО «Славкалий» – компанию GMC Global Energy plc? Она специализируется в добыче/продаже удобрений? Она обладает мощным финансовым потенциалом лондонского Сити? Она котируется на лондонской/нью-йоркской фондовой бирже? Её учредили люди с безупречной в мировом бизнесе репутацией? Если что-то случится с белорусским калийным проектом, у неё есть свои деньги закрыть долги, компенсировать потери или заплатить за требование кредиторов/партнёров?

Ответов на эти вопросы у широкой публики нет. Иностранец, получивший ценнейший в Беларуси ресурс – землю с калийными солями на 50 лет, – это с правовой, деловой и репутационной точки зрения – кот в мешке. В конце 2012 года Гуцериев говорил, что планирует потратить на проект $ 1,5 млрд. инвестиций.


Тогда официальная пресса писала о том, что группа БИН профинансирует проект на $ 1,66 млрд. Что проект заработает в 2015 году. Ничего подобного не произошло. Более того сам Бинбанк обанкротился, оказавшись под контролем Центрального банка России.

Львиная доля ресурсов на калийный проект Гуцериева – китайский кредит, который пришёл в Беларусь под госгарантии. Получается, что вместо того, чтобы расширением калийного потенциала страны занимались белорусы-профессионалы из «Беларуськалия», им занимается группа иностранцев. Их риски минимальны. Обязательства – тоже.

Иностранная компания Гуцериева (явно не российской юрисдикции) банально осваивают кредитные деньги при помощи китайцев, которые зарабатывают на кредитной линии своего правительства. В конечном итоге, все риски ложатся на плечи белорусских налогоплательщиков.

Как такое возможно в стране, где даже заброшенный цех давно умершего завода без разрешения президента, без анализа и выводов КГК и многочисленных контрольных и спецорганов нельзя продать или сдать в аренду, тем более концессию?

Вопрос отнюдь не риторический, особенно в свете последних новостей о бизнесе Михаила Гуцериева. Его банк «Траст» проходит санацию. В его отчёте сказано, что «Траст» является владельцем 24,98% кипрской компании GCM Global Energy Slavkali. Эта офшорная компания владеет «Славкалием», тем самым, которому дали на 50 лет белорусские калийные воли. На базе «Траста» был создан банк плохих активов. В него вошли «токсины» из Рост Банка, Бинбанка, Промсвязьбанка, Автовазбанка и «ФК Открытие».

По сути дела, Гуцериев со своей семьёй так вели бизнес в России, что обанкротились. Российскому государству пришлось вмешиваться.

Получается, что самый ценный белорусский актив – калийные соли, сегодня на четверть находится в руках «токсичного» банка, который рассчитывается с кредиторами семьи Гуцериевых. Вот так вляпались.

Белорусские недра как источник денежных ресурсов для расчётов по провальным проектам Михаила Гуцериева? А что скажет Лукашенко? Где КГК, КГК, СК и СБ? Очень интересно их мнение и ответ на простые вопросы: «Кто кого в этой ситуации разводит? Нет ли угрозы национальным интересам Республики Беларусь от проблем М. Гуцериева с его российскими активами и офшорами?»

Наконец, пришло время дать чёткий ответ на вопрос: «Какую уникальную ценность, добавленную стоимость внёс Гуцериев в белорусский калийный проект? Ведь львиная доля финансирования – китайский кредит под гарантии белорусских налогоплательщиков. Недра – белорусские. Работники – белорусские.

Зачем вообще нам был нужен такой якобы инвестор? Неужели в бюджете Республики Беларусь, в фонде национального развития или Банке развития не нашлось бы полмиллиарда долларов для финансирования проекта в рамках «Беларуськалия»?

Самое время на эти вопросы получить чёткие, честные и правдивые ответы. Угроза потери контроля над новым калийным бизнесом Беларуси в пользу неких внешних игроков – это не просто риск нанесения стране ущерба в особо крупном размере. Это грабёж нашего фамильного серебра. Как всегда, по понятиям номеклатурно-силовых группировок.

Поделиться