Карбалевич: И не надейтесь! Лукашенко не уйдет и в 2025 году!

Все прогнозы о возможном ограничении полномочий президента и завершении политической карьеры Лукашенко через шесть лет весьма неопределенные. Вполне вероятно, что новую Конституцию он готовит не для преемника, а для продления своих полномочий, считает Валерий Карбалевич.

Карбалевич: И не надейтесь! Лукашенко не уйдет и в 2025 году!

Рассуждения об изменении Конституции

15 марта в Беларуси считается государственным праздником - Днем Конституции. В этом году исполняется 25 лет со дня принятия первого Основного Закона независимой страны. Однако пока нет никаких признаков, что юбилей - четверть века - власти собираются торжественно праздновать. Гораздо больше признаков, что готовится торжественное празднование 25-летия прихода к власти Александра Лукашенко.

Судя по всему, глава Беларуси собирается в третий раз поменять ту Конституцию, которая была принята 15 марта 1994 года. Две недели назад, 1 марта, во время «Большого разговора» Лукашенко, отвечая на вопрос главреда белорусской редакции радио "Свобода" Валентина Жданко, сказал:

«Сегодня я склонен к тому, что новую Конституцию нам придется принимать. Нам придется усиливать другие ветви власти, исполнительную, законодательную. Может, что-то, но после серьезного анализа, нужно будет предпринять по избирательной системе. Вводить или не вводить пропорциональную систему или остановиться на мажоритарной».

Эти рассуждения главы государства вызвали много комментариев в экспертном сообществе. На эту тему высказались Артем Шрайбман, Петр Рудковский, Александр Класковский, Юрий Дракохруст.

Когда планируются изменения

Лукашенко объяснил, когда он собирается вносить эти изменения. По его словам, это должно произойти после ближайших президентских выборов. Изменения касаются системы государственного управления, а потому согласно действующей Конституции такие правки можно вносить только через референдум

Из прежнего опыта известно, что власти стараются провести референдум одновременно с выборами. Если да, то местные выборы в стране должны пройти в 2022 году, парламентские - либо в 2023 года (если ближайшие состоятся в текущем году), или в 2024 (если выборы Палаты представителей пройдут по законодательству в 2020 г.).

Стоит обратить внимание на такой нюанс. Лукашенко рассуждает о том, что он будет делать после очередных президентских выборов. Для него они просто бюрократическая процедура, а не настоящий выбор народа.


Изменения ради преемника?

Однако более интересный вопрос - зачем понадобились Лукашенко изменения в Конституции? Большинство экспертов приходит к выводу, что новый Основной Закон действующий глава государства готовит для своего преемника, полномочия которого будут ограничены. 

И это значит, что в 2025 году он уходит. К таким прогнозам подталкивает и его фраза во время того же «Большого разговора»: «Обещаю, на тот свет меня с президентского кресла не понесут».

Кажется, все логично. Но... Есть определенные сомнения, что события будут разворачиваться именно по такой схеме.

Можно представить Лукашенко без власти?

Во-первых, трудно поверить, что Лукашенко добровольно когда-нибудь оставит власть. Может, теперь он так и считает. Но когда наступит время уходить, то может передумать. Ведь для него власть - это наркотик. К тому же нет гарантии, что после ухода с им не попытаются свести счеты люди, которых он обидел. А за 30 лет правления таких людей наберется целый полк, если не дивизия. 

Любые законодательные, даже конституционные гарантии неприкосновенности ненадежны, их как приняли, так в любой момент могут и отменить. Бывший диктатор Чили Аугусто Пиночет построил многоуровневую систему защиты своей личности, однако от тюрьмы его спасла только смерть.

Вот тяжело больной президент Алжира Абдельазиз Бутефлика отказался баллотироваться на новый президентский срок только под давлением массовых народных протестов. Можно вспомнить, как объявили избранным на новый срок президента Венесуэлы Уго Чавеса, который в то время уже лежал в коме. Кажется, это больше похоже на белорусский случай.

Почему преемнику нужно ограничивать президентские полномочия?

Второй вопрос, который возникает в связи с этим: зачем нужно ограничивать преемнику президентские полномочия? Вот Юрий Дракохруст пишет, пытаясь реконструировать логику Лукашенко, что любой его преемник будет слабее действующего главы, и для него шапка Мономаха окажется слишком тяжелой, поэтому, чтобы предотвратить «войну всех против всех», полномочия нового президента нужно ограничить.

Но чтобы политик, слабее Лукашенко, мог удержать власть, то как раз забирать у него полномочия и нельзя. Ведь сильный политик сам заберет себе власть даже и с небольшими полномочиями. Как известно, власть не дают, власть берут. А вот для слабого как раз и нужны правовые, конституционные подпорки. 

С другой стороны, как раз война всех против всех в стране с неустойчивыми демократическими традициями и начинается в ситуации разделения властей. Как это происходило в Беларуси в 1994-1996 годах. Тогда был самый острый политический конфликт в истории страны между президентом, Верховным Советом и Конституционным судом.


А вдруг Лукашенко планирует конституционные изменения ради себя?

Третий момент. Посмотрим на ретроспекцию этого вопроса. В интервью Лукашенко китайским СМИ в январе 2012 года он заявил: «Нам нужно обратить серьезное внимание на политическую реформу или реформу политической системы нашей страны».

Прошло четыре с половиной года. 7 октября 2016 года, выступая перед депутатами Палаты представителей, Лукашенко заявил о необходимости корректировки Конституции. В 2017-м, начале 2018 года из уст высокопоставленных чиновников, в частности Лидии Ермошиной шли намеки насчет возможных конституционных изменений, причем ожидался референдум. 

Кстати, об этом говорил в интервью и Владимир Макей. Сам Лукашенко поручил Конституционному суду заняться этим делом.

Все ждали послания, надеясь, что глава государства внесет ясность в этот вопрос. Но случился казус. Выступление Лукашенко в Национальном собрании 24 апреля 2018 года совпало с разгаром массовых протестов в Ереване против намерения местного единоличного лидера Сержа Саргсяна продлить свое пребывание у власти, изменив Конституцию. 

И тогда прозвучал спонтанный экспромт главы Беларуси, где он перевернул ситуацию вверх ногами. Из его реплики следовало, будто это не он, а оппозиция, политические противники требуют изменения Конституции и проведения референдума. 

Лукашенко увязал в один пакет отрицание планов проводить референдум с армянскими событиями и заявил: «Если кто-то рассчитывает, что мы примем Конституцию и этим самым создадим фундамент для наших Майданов и майданутых, этого в стране не будет, пока я президент».

И вот на этот момент стоит обратить особое внимание. С политическими протестами последние 25 лет в Беларуси выступает только демократическая оппозиция. Но чего бы это белорусским демократам протестовать против урезания полномочий президента, создания системы сдержек и противовесов в государственном управлении (а именно такие изменения анонсировал Лукашенко)? 

Наоборот, как раз об этом они и мечтают. Демократическая оппозиция могла бы протестовать только при условии, если бы в новую Конституцию были включены положения о новых механизмах узурпации власти действующим главой. Как это и произошло в Армении. Так, наверное, как раз такие положения и предполагалось вносить в Конституцию. Например, о продлении президентского срока с 5 до 6-7 лет? А если так, то для преемника Лукашенко готовит новую Конституцию или для себя?

Я бы очень хотел ошибиться. Но, боюсь, - не с нашим счастьем.

11:05 14/03/2019
Поделиться







ссылки по теме
Лукашенко научил, как экономно жарить картошку
Карбалевич – о Лукашенко в Барановичах: «Выделяется курьезное высказывание»
Polityka: при всём своём желании Лукашенко не сможет поехать на торжества в Польшу