Как Гомель за один год в четырех государствах побывал

1 января 1919 года была образована БССР — Белорусская Советская Социалистическая Республика. Не сразу, однако в ее составе оказалась и Гомельщина.

Как Гомель за один год в четырех государствах побывал
Трудовая воля Полесья

Принадлежность гомельчан к «белорусскому племени» не вызывала сомнений уже у добросовестных дореволюционных исследователей, пишет gomel.today. Одной из первых, кто изучил особенности языка и культуры жителей Гомельщины, была наша землячка Зинаида Радченко. 

В своей работе, изданной в 1888 году, она указала — несмотря на особый диалект крестьян Гомельского уезда, отличавший его от говора остальной Беларуси, разговаривают они на белорусском языке. Но от признания этнографических особенностей народа до своей государственности — дистанция огромного размера. Власти Российской империи не считали белорусов отдельной нацией, а всего лишь — этнографической группой «триединого» русского народа. Белорусский язык был под запретом, не существовало и белорусской школы. ВУЗов же в белорусских губерниях при царе не было вообще — даже с русским языком обучения. 

При этом надо понимать, что дети крестьян, в семьях которых говорили по-белорусски, сталкивались с серьезными проблемами в учебе, попадая в русские школы. Это помимо того, что средние школы были платные, а при поступлении существовали серьезные ограничения по национальному, религиозному и сословному признаку.

Даже для того, чтобы получить право говорить и учиться на родном языке, необходима была революция. Одним из тех, кто развивал революционное белорусское движение в нашем крае, был уроженец Речицкого уезда Евсей Канчер. Его имя ныне забыто, между тем, он сыграл весьма видную роль в истории белорусской государственности. Свою фамилию он унаследовал от некоего француза-бунтаря, бежавшего в XVIII веке в ВКЛ от королевского террора. Среди его неугомонных предков были также мятежные запорожские казаки и участники восстания Тадеуша Костюшки. Сам Евсей Канчер и группа молодых социалистов-народников в 1890-х годах создают тайную организацию «Полесская Трудовая Воля», действующую на территории Мозырского и Речицкого уездов и на Украине. Организация была раскрыта полицией, Евсей Канчер был арестован и сослан. 


После Февральской революции 1917 года Евсей Канчер оказался в Петрограде, где в то время активно развернула свою работу вышедшая из подполья старейшая белорусская партия — Белорусская Социалистическая Громада.

В сентябре 1917 года лидер партии социал-демократов-большевиков Владимир Ленин заявил о праве Беларуси на самоопределение. Поскольку ранее в работах «вождя мировой революции» этого тезиса не звучало, смеем предположить — наш земляк был одним из тех, кто первым донес его до руководства большевистской партии, уже готовой взять власть.

 Дело в том, что Канчер со времен своей ссылки на Кавказе был дружен с Иосифом Сталиным, курировавшим в партии национальный вопрос. В своих рукописных воспоминаниях Евсей Канчер говорит и о своих встречах с Владимиром Лениным. Впрочем, в 1917 году уроженец Речицкого уезда ставил белорусский вопрос перед многими влиятельными государственными и общественными деятелями —главой Временного правительства Александром Керенским, пламенным пропагандистом мировой революции Львом Троцким, «апостолом анархии» князем Петром Кропоткиным, красноречивым теоретиком партии эсеров Виктором Черновым, «крестьянской богородицей» Марией Спиридоновой. И перед лидером нерешительных меньшевиков Ираклием Церетели (не путать с плодовитым скульптором). «У меня тогда была только одна цель», — писал в своих воспоминаниях Канчер. «Не дать Беларусь на поругание! Знать, что думают, что собираются делать в отношении нашего края все эти великие люди!»

Левый социалист-народник Евсей Канчер был одним из организаторов Всебелорусского съезда в декабре 1917 года в Минске, именно он «выбил» для него финансирование через наркомат по делам национальностей, который возглавлял Сталин. Но Всебелорусский съезд в Минске был разогнан окопавшимися в Минске военными во главе с прапорщиком Мясникяном («Облискомзап»). Вскоре его делегаты разделились на две части — сторонников создания Белорусской народной республики (БНР) и энтузиастов образования белорусского советского государства при поддержке общероссийских партий большевиков и левых эсеров. Что характерно — и БССР, и БНР при этом ориентировались на социалистические идеалы.

Белорусские «национал-коммунисты» во главе с Александром Червяковым, бывшим «громадовцем», а также левые эсеры, не оставляли надежд на создание самостоятельной белорусской республики на основе Советов.

Александр Червяков (справа) с крестьянами

1 января 1919 года на съезде большевиков Западной области в Смоленске была провозглашена Белорусская Советская Социалистическая Республика. Но поскольку первое Временное рабоче-крестьянское правительство Беларуси было сформировано как из убежденных белорусских коммунистов и социалистов, так и из великодержавников бывшего «Облискомзапа», все было не просто...

Гомель между молотом и наковальней

Манифест об образовании БССР включил в ее состав территории Минской, Гродненской, Витебской, Смоленской и Могилевской губерний с Гомельским уездом. При этом вместо пяти губерний предполагалось создать семь «районов», фактически — областей. Впервые именно в составе БССР Гомель получал статус областного города. Однако Гомельщина в это время находилась под властью другого государства — Украинской народной республики (УНР) Симона Петлюры. А фактически — была оккупирована немецкими войсками. Только 14 января 1919 года немцы, очень неохотно покидавшие Беларусь после Ноябрьской революции у себя на родине, оставили и наш город. Власть перешла в руки Гомельского ревкома, в состав которого входил и левый эсер Василий Селиванов, участник Всебелорусского съезда 1917 года в Минске.

В становлении БССР принял участие и уроженец Ветки Иван Малеев. Этот наш земляк также имел за плечами чрезвычайно бурную биографию. Еще школьником он присоединяется к революционному движению, вступает в боевую рабочую дружину эсеров. Иван Малеев участвует в дерзком покушении на жандармского ротмистра в Гомеле — за расстрел рабочего, на генерала Сандецкого в Екатеринославе — за подавление крестьянских выступлений, в целом ряде других боевых операций и экспроприаций. Арестован полицией, но в 1909 году бежит из сибирской ссылки за границу, работает журналистом в Америке. В 1917 году возглавляет в Ветке ревком, является депутатом Учредительного собрания от партии левых эсеров. В 1918 году арестован немцами, брошен в тюрьму. После освобождения Гомеля, как сообщает Иван Малеев в своих воспоминаниях, участвует в одной из конференций в Минске по созданию БССР.


В отличие от Витебской губернии, где многочисленные партийные и крестьянские съезды отказывались от вступления в БССР, белорусы Гомельщины приязненно восприняли это решение.

Однако первое пребывание Гомеля в советской Беларуси было недолгим. Уже 16 января большевистское руководство задумало передать Витебскую, Смоленскую и Могилевскую губернии в РСФСР. Почему это произошло? Во-первых, накануне готовящегося польского наступления на Восток в Москве боялись, что поляки под предлогом «воссоединения» Беларуси будут претендовать на слишком большие территории. Во-вторых, опасались захвата власти в самой БССР «буржуазными националистами». В-третьих — часть руководства большевиков стояла на интернационалистических, а часть — по-прежнему на великодержавных позициях. А самое главное — принятые под давлением белорусских «низов», но утвержденные московским центром границы БССР таким же порядком можно было поменять. 2-3 февраля 1919 года в Минске была образована Литовско-Белорусская Советская Республика. Литовские деятели, остерегаясь доминирования в объединенном государстве численно превосходивших белорусов, также могли выступать за сокращение белорусской составляющей ЛитБела. В советском «ВКЛ» оставались только Минская и Гродненская губернии.

Таким образом, Гомель номинально пробыв в БССР чуть более месяца, вновь оказался в России. Кстати говоря, в руководстве советской Украины также имелись свои претензии на наш город. Во-первых, Гомель уже был недавно в составе УНР. Во-вторых, в УССР пытались использовать «вульгарный материализм», указывая, что экономически Гомель всегда тяготел к Киеву, а национальные особенности — всего лишь «буржуазные пережитки».

В апреле 1919 года была образована Гомельская губерния РСФСР, в нее также вошли некоторые районы современной Могилевской и Брянской областей.

Однако, как сообщают некоторые гомельские исследователи, печати и штампы различных гомельских учреждений, изготовленные в этот короткий период на белорусском языке, еще долго были в ходу.

А вот бывший Мозырский уезд, к которому тогда относились и нынешние Лельчицкий, Петриковский, Ельский, Туровский и Житковичские районы, оставался в составе ЛитБела и БССР.

Кстати говоря, состав первого правительства БССР был многопартийный — помимо большевиков, включая бывших членов Белорусской социалистической Громады, портфели наркомов в нем получили и левые эсеры. Но уже вскоре левые эсеры, возмущенные перекраиванием границ Беларуси, были выведены из его состава и арестованы ЧК.

В верхушке большевистской партии шла непростая борьба по поводу национального строительства советского государства. К счастью, в конечном итоге все же победила линия на признание Беларуси и Украины как формально независимых советских республик, находившихся в военно-политическом союзе с РСФСР.

Диктатура белорусского пролетариата

В марте 1919 года полки под командованием штабс-капитана Стрекопытова подняли в Гомеле мятеж, но были подавлены.

Таким образом, всего за три месяца 1919 года Гомель успел побывать в составе сразу четырех государств: Украинской Народной Республики, БССР, РСФСР и стрекопытовской «Русской Народной Республики». И за малым чуть не оказался в пятом — белогвардейском «государстве» «Вооруженных Сил Юга России».

Летом 1919 года к Гомелю с юга приближалась войска Антона Деникина, теснившие на Черниговщине формирования УНР. По сути, это были российские националисты, главным лозунгом которых было восстановление «единой и неделимой» Российской империи. Именно так и была сформулирована основная задача Добровольческой армии Деникина в «Обращении к населению Малороссии», распространенном как раз в то время. Для того, чтобы остановить вражеское наступление, был создан Гомельский укрепленный район. Начальником политотдела Гомельского укрепрайона и крепостной бригады был Александр Червяков, бывший нарком просвещения 1-го правительства БССР, а в то время — первый заместитель наркома просвещения ЛитБела.

Но наступление Деникина на Москву и локальный удар по Гомелю провалились. Во многом благодаря восстанию в его тылу крестьянских партизанских отрядов во главе с анархистами батьки Махно, украинскими левыми эсерами-«борьбистами» и эсерами-«боротьбистами». Кстати, партия украинских «борьбистов» летом 1919 года легально действовала в Гомеле.

Членом волостного ревкома у себя на родине, в Новозыбковском уезде Гомельской губернии, был в это время Николай Голодед.

Н. Голодед

11 июля 1920 года от войск Пилсудского был освобожден Минск. Белорусские эсеры, левое крыло БНР, получили приглашение войти фактически в новое правительство восстанавливаемой БССР. При этом партия белорусских эсеров во главе с нашей землячкой Полутой Бодуновой давно вели переговоры с Лениным об образовании белорусской советской республики, но на основе реальной независимости. Но после того, как от БССР-2 вновь были отрезаны восточные территории, включая Гомель, белорусские эсеры от вхождения в коалиционную власть с большевиками отказались. И были подвергнуты преследованиям.

Однако на территории Гомельщины продолжали свою культурную работу белорусские краеведческие кружки, народные учителя и исследователи. Под давлением снизу и сверху постепенно вызревало решение о возвращении Гомельщины в БССР. В скором времени местные партийные органы стали проводить волостные сходы — с целью выявить национальную идентификацию местного населения. В гомельских архивах хранятся результаты этих опросов. Настроения были разные. Но при этом подавляющее большинство крестьян определяло себя белорусами. Однако некоторые гомельские селяне, преимущественно зажиточные, высказывались и в таком духе: «А зачем нам та бедная Белоруссия? Пойдем лучше к хлебной Украине».

Еще более противоречивыми были настроения в самом Гомеле. Здесь проживало немало этнических русских-старообрядцев и евреев. Противников «белоруссизации» хватало и на высших партийных и советских постах. Например, в Гомельском губкоме партии и на местах. Например, когда в 1925 году Гомельский отдел народного образования направил в Чечерск белорусские буквари, глава местной администрации наложил такую резолюцию: «Никаких белорусов в Чечерской волости нет и буквари не нужны». Борьбу с такими настроениям вело Белорусское бюро, организованное при Гомельском губкоме РКП(Б). И когда в 1924-1926 годах началось воссоединении Гомельщины с БССР, сопротивление и части бюрократии, и обывателей зачастую приходилось ломать волевым образом — вполне себе в духе «диктатуры пролетариата». Со всеми вытекающими отсюда пресловутыми «перегибами на местах».


Но за короткий период на Гомельщине было открыто множество белорусских учебных заведений, что позволило сотням тысяч людей безболезненно получить образование на родном языке. В Гомеле заработало также 20 кружков «белмовы». И к 1928 году все делопроизводство в Гомеле стало вестись на белорусском языке. На нем же издавались газеты и книги, ставились театральные постановки и снимались фильмы. Из эмиграции вернулась признавшая БССР Полута Бодунова, начавшая работать в Гомеле на курсах белорусоведения.
Судьба белорусских коммунистов и социалистов, как и подавляющего большинства революционеров, в годы «массовых чисток» сложилась трагически. Репрессированы были Полута Бодунова и Василий Селиванов. В 1937-м году глава правительства БССР Николай Голодед и бывший председатель ЦИК и Совнаркома Беларуси Александр Червяков покончили с собой, чтобы избежать застенков НКВД и публичного шельмования.

А вот Евсей Канчер и Иван Малеев счастливо миновали жернова «большего террора», долго и плодотворно работали и оставили уникальные воспоминания. В том числе и о том, как из горнила первой мировой войны, революции и войны гражданской сто лет назад вышли первые формы белорусской государственности.






08:24 04/01/2019
Поделиться





ссылки по теме
Гомельчане бьют тревогу: неизвестные разрисовывают город предложениями о работе – скорее всего, закладке наркотиков
Странное измерение. Активисты сняли видео, как на обойной фабрике берут пробы воздуха в стороне, противоположной направлению выбросов
Гомельский студент создал проект, позволяющий освещать улицы за счет энергии движущихся автомобилей и пешеходов