«Союзное государство»: легальная инкорпорация или революция отменяется?

Кремль становится вторым домом для Лукашенко: 29 декабря белорусский руководитель уже третий раз за месяц посетил первопрестольную. С рабочим визитом, в ходе которого планировал договориться с президентом Владимиром Путиным о компенсации в размере $300 млн за нефтяной налоговый маневр.

«Союзное государство»: легальная инкорпорация или революция отменяется?
Москва деньгами не сорит. Единственный видимый результат переговорного марафона – создание межправительственной рабочей группы по углублению интеграции.

В Кремле заявляют (и не первый раз!), что речь не идет о присоединении Беларуси к России. Так о чем тогда идет речь?

«Белорусский партизан» побеседовал с руководителем экспертной инициативы «Минский диалог» Евгением Прейгерманом и бывшим судьей Конституционного суда Михаилом Пастуховым.

Евгений Прейгерман: Беларусь ждет период переформатирования отношений с Россией


- Ничего нового в дискуссиях и противоречиях нет. Но несколько последних лет Россия живет в возрастающей международной изоляции и в полноценном противостоянии с Западом, а это серьезно сказывается на экономическом самочувствии России и всегда ведет к сентенциям наподобие пересмотра отношений с Беларусью в том числе. Грубо говоря, Россия становится более чувствительной по всем азимутам и направлениям внешней политики; такая же ситуация наблюдалась в 2008-2009 году после российско-грузинской войны. Но сейчас ситуация гораздо серьезнее, а проблемы – более концентрированны. Поэтому в отношения между Беларусью и Россией добавляется особая нервозность, чувствительность и уязвимость.

Москва требует вернуться к союзному договору, что является одним из условий преференциальных режимов, в частности, когда речь про нефть и газ. У Беларуси другие аргументы: смысл вступления страны в интеграционные объединения, в том числе и в ЕАЭС, заключается в создании единых экономических условий для субъектов хозяйствования. Тоже стандартная ситуация: Беларусь и другие страны-участники интеграционных объединений настаивают на создании равных условий хозяйствования, а Россия придумывает все новые и новые причины, по которым она не позволяет создать такие равные условия.  

- Кремль настаивает на возвращении к союзному договору 1999 года. С другой стороны, пресс-секретарь президента РФ уже второй раз за две недели повторил, что речь не идет о присоединении Беларуси к России. Тогда о чем идет речь?


- Союзный договор предусматривал выход на единый налоговый, таможенный режим – вплоть до создания едва ли не единых таможенных служб, введения единой валюты. Ничего нового, но причины, по которым все указанное создавалось ранее, не только не устранены, напротив, еще больше усугубились. И это 
говорит о том, что в действительности никакого присоединения не может быть в принципе. Но постановка этих вопросов оголит очень многие проблемы, поэтому правительство ждут тяжелые и сложные переговоры. Но в сухом остатке, думаю, Беларусь ждет период переформатирования отношений с Россией. Кремль заявляет, что не может продолжать отношения в прежнем формате, понятное дело, вариант с присоединением-объединением тоже нереален, значит, будут найдены новые модальности отношений.

Я бы не гнался за сенсацией, не думаю, что переформатирование приведет к революционным изменениям. Можно долго рассуждать, что Беларусь – маленькая страна, Россия – большая, но что-то удерживало двусторонние отношения в известном нам формате. Причины никуда не делись. Отношения Беларуси и России взаимозависимы, пусть и ассиметрично зависимы: и Беларусь должна делать уступки, но и Россия в одностороннем порядке ничего диктовать не будет. 

- Нынешнюю ситуацию часто называют «нефтяной удавкой» для Беларуси по аналогии с «газовой удавкой» для Украины. Насколько уместна эта аналогия?

- Мне в принципе не нравятся параллели с Украиной. Украинцы часто говорят: мы пытались проводить многовекторную внешнюю политику, но у нас ничего не получилось, - можете даже не пытаться. Если не получилось у Украины, это совершенно не значит, что что-то получится или не получится у Беларуси. Совершенно разные государства: Украина всегда вела себя принципиально иначе, всегда присутствовал внутриполитический раскол в Украине, всегда было стремление западной части Украины максимально удалиться от России. У Беларуси другие объективные условия: Беларусь может полноценно существовать как суверенное государство и развивать оптимальную внешнюю политику, при условии сохранения неконфронтационных отношений с Россией и одновременном развитии, максимально глубоком, других векторов, в том числе западного. Это и определяет поведение Беларуси. 

Я не вижу, каким образом Россия может предпринимать действия по включению Беларуси в свой состав, даже если бы и захотела. Можно много кричать, всякое говорить на ток-шоу, можно доводить собственное население до националистического угара, но на практике это не дает никаких инструментов для поглощения Беларуси. Создать проблемы можно, но не думаю, что в Кремле сидят иррациональные люди, готовые ввязаться в авантюру без гарантированного результата.



Михаил Пастухов: Россия использует легальную возможность для инкорпорации Беларуси

- Переговоры окутаны завесой тайны, официальной информации о результатах переговоров практически нет. Я предполагаю, что создание рабочей группы – конкретный путь к углублению интеграции, и прежде всего в экономической сфере. Следующим этапом интеграции может стать объединение наших экономик, что неизбежно повлечет расширение интеграции и на политическую сферу, на военное сотрудничество, возможно, на законодательство. 


Все сказанное может привести к тому, что уже в следующем году может пройти референдум о принятии доработанного договора о союзном государстве либо о принятии Конституционного акта в рамках союзного государства, где более детально будут прописаны вопросы сотрудничества, создания государственных органов, возможно, встанет вопрос о создании единой валюты и единого эмиссионного центра. Как мне представляется, будут сделаны конкретные реальные шаги по интеграции, что приблизит Беларусь к включению в состав России. На горизонте замаячила ползучая инкорпорация, как мне представляется из достаточно частных переговоров на высшем уровне.

- Что свидетельствует о возможном проведении референдума уже в следующем году?

- Мне кажется, что Россия заинтересована в «углубленной интеграции», что для Беларуси означает постепенную утрату суверенных прав. Петля на шее белорусского государства будет затягиваться. 

Россия использует легальную возможность для инкорпорации Беларуси, или «углубленной интеграции», как сказал Медведев, в рамках союзного государства. Договор о союзном государстве подписан еще в 1999 году, а спустя почти 20 лет Кремль вытащил из колоды козырную карту под названием «союзный договор», и сейчас она пошла в игру. Белорусская сторона должна ответить, но сумеет ли она найти более крутые козыри? Мне кажется, более крупных козырей белорусская власть не имеет и, скорее всего, должна будет или снимать, или отступать в этой игре. Это мои субъективные мысли, вытекающие из предыдущих отношений Беларуси и России. В последние годы Российская Федерация проводит политику расширения влияния «русского мира», думаю, исключением не являются и белорусско-российские отношения.

- А Лукашенко это надо? Ведь слишком многое стоит на кону…

- Лукашенко находится в заведомо более слабом положении. Вместе с утратой суверенитета утрачивается и его власть, она утрачивается даже в первую очередь. Россия может наклонить его достаточно сильно. Предполагается, что будет ограничиваться его влияние, его власть, в том числе на территории Беларуси. Уже появились первые очертания неких наднациональных государственных органов: подписан уже меморандум о сотрудничестве администраций двух глав государств; думаю, тотальная интеграция начнется на всех уровнях, прежде всего в экономической, государственной, военной, культурной, информационной сферах. Наступает время прозрения, когда истинные цели интеграции между Беларусью и Россией выходят наружу. Я не вижу иного объяснения, кроме как стремления России интегрировать, инкорпорировать Беларусь в свой состав, сохранив признаки государства. Речь об оккупации не идет – это никому не выгодно, но поставленных целей можно добиться и другими способами, и прежде всего – экономическими.



20:55 29/12/2018
Поделиться





ссылки по теме
Российский политолог: Лукашенко блефует, но не сдается
Мнение: Почему оппозиция не проводит митинги в защиту суверенитета?
Продолжают давить: вице-премьер РФ предложил "актуализировать союзный договор на основе глубокой интеграции"