«Союз разъединения». Откуда исходят угрозы независимости Беларуси?

Независимость и суверенитет Беларуси оказались под угрозой, считают лидеры оппозиции. Но называют разные источники угрозы.

«Союз разъединения». Откуда исходят угрозы независимости Беларуси?
"Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России, - заявил сегодня Лукашенко на пресс-конференции для российских журналистов в Минске. - Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Как на это посмотрят в нашей и вашей стране, и международное сообщество? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны".

Существует ли угроза инкорпорации Беларуси Россией?

«Белорусский партизан» опросил лидеров оппозиции.

Игорь Борисов: союз не единения, а разъединения


- То, что знает вся Беларусь, через 24 года своего правления озвучил Александр Лукашенко. Произошло просветление ума. Все постсоветское пространство, вся Европа хочет дистанцироваться от России, только Лукашенко хотел интегрироваться. Но сегодня, похоже, понял, что интеграция сегодня является угрозой его власти, потому что претендовать на российский престол, на шапку Мономаха в сложившихся условиях больше не может. Поэтому он вынужден беспокоиться о независимости Беларуси: хоть какая власть, зато – своя.

- Заставит ли это понимание Лукашенко дистанцироваться от России сейчас?

- Вопрос заключается в следующем: насколько сильны клещи, в которые взяла его Россия? Россия подсадила белорусского руководителя на иглу дешевых дотаций, дешевого газа, таможенных пошлин на нефть – все 24 года можно было жить, не заботясь о развитии собственного хозяйства. Сегодня рейтинг Путина падает, невзирая на пирроовы победы в Крыму, на востоке Украины; все это надолело россиянам, которым нужно подросить нечто новое. И тут появилась идея: а почему бы не попробовать с Беларусью? Еще генерал Джохар Дудаев предупреждал: вначале будет Крым, потом – Украина, затем – Беларусь. Кто, как не Дудаев, лучше понимал, что такое Россия?

Более 75% собственности страны находится в собственности государства. Значит, 75% - подконтрольные власти люди: там не работают независимые профсоюзы, действует контрактная система найма работников – любой протест душится на излете. С другой стороны, 75% граждан ходят на работу лишь для того, чтобы получить минимальную гарантированную прибыь, чтобы создать иллюзию занятости без возможности протестовать. Сегодня в экономике страны заняты 4,5 миллиона человек, 500 тысяч человек назначены “тунеядцами”; учае проведения модернизации экономики  половина занятых станет безработными: придут новые технологии, новые капиталы, с другими зарплатами, но и совершенно иными требованиями. 

И тогда критическая масса из  500 тысяч “тунеядцев” прирастет еще 2-2,5 миллионами человек – а это уже страшная угроза для власти. Я предполагаю, что это является одной из причин, по которым власти отказываются от реформ. До сих пор в модернизации не было необходимости, потому что она могла подточить власть изнутри. Благодаря российским дотациям и скидкам удавалось поддерживать не самый лучший уровень на постсоветском пространстве благосостояния населения. 

И еще один момент. Экономисты посчитали, что Россия инвестировала в Беларусь за годы президентства Лукашенко около 150 миллиардов долларов. Если российские дотации ежегодно составляют 10-15% белорусского бюджета, то их потеря не развалит государство. Это не самый худший уровень жизни: в Украине еще ниже, в Молдове – еще ниже. Но страны не разваливаются, а переформатируются. Белорусско-российские отношения подошли к своему Рубикону, и теперь в Беларуси все должно происходить иначе. С точки зрения политологии союз с Россией – не союз единения, а союз разъединения, что и подтвердил своей пресс-конференцией Лукашенко. 
Для новых инвестиций, нового капитала, который хотел бы прийти в Беларусь из Европы, нужна демократия (стабильность политической системы с институтом выборов), чтобы здесь соблюдались права человека, стабильное законодательство, которое гарантирует неприкосновенность собственности. Все это возможно. В этом случае Беларусь станет очень привлекательной, в том числе и для западных инвесторов по одной простой причине: 75% собственности принадлежит государству. Это лакомый кусок и для России, и для Запада; я уверен, что за него уже идет потенциальная борьба. 

- Какую стратегию в сложившихся условиях изберет Лукашенко?

- Вопрос: сегодня Лукашенко должен думать о своей безопасности, своей семьи и своего капитала. И кто даст ему эту безопасность? Такова логика человека, оказавшегося в полдобной ситуации.
Но репутация “последнего диктатора Европы”, как он сам себя называет, - не самая лучшая. Все выборы с 1996 года фальсифицируются, права человека нарушаются (есть политзаключенные, есть исчезнувшие) – рано или поздно встанет вопрос о расследовании этих вопиющих фактов. Это еще один Рубикон: может, Лукашенко и хотел бы сменить курс, но шлейф черных дел давно тянется за ним. 

Сергей Калякин: Угроза суверенитету существует


Но исходит она не от России, а от неработающей экономики.
- Во-первых, непонятно кому оппонирует Александр Григорьевич Лукашенко. Если он отвечает на вчерашнее заявление Медведева, то российский премьер не предлагал нам разрушать страну, не предлагал входить в состав России. Медведев обратил внимание белорусских властей на то, что существует союзный договор, в рамках которого Россия оказывает Беларуси безвозмездную помощь уже довольно длительный период. Медведев сказал: если мы хотим увеличивать помощь и дальше, еще больше интегрироваться – давайте будем выполнять союзный договор не только в тех частях, которые выгодны одной или другой стороне, а всеобъемлюще. Вначале – создание наднациональных органов (парламента, общей валюты и так далее).


Сразу хочу отметить: союзное строительство придумала не Россия, а белорусские власти во главе с Лукашенко. Произошло это во время президентства господина Ельцина в России; Александр Лукашенко, надеясь, что создание союзного государства в общим президентом и парламент дает ему шансы возглавить большую страну. Тогда Беларусь даже активно лоббировала создание союзного государства, обвиняла Россию в том, что она тормозит процесс. Поэтому сегодняшний Лукашенко спорит сам с собой, оспаривает свои собственные действия.
Документ существует, документ действует, российская сторона просто вновь его актуализировала – такова позиция России. Вы можете сказать, что пока не готовы к такой глубокой интеграции, либо поднять вопрос о пересмотре положений договора, но в этом случае российская сторона имеет право потребовать пересмотра и других позиций. 

Еще раз подчеркну: мне непонятно, с кем ведет спор Лукашенко; то ли накануне встречи с Путиным хочет поднять свой рейтинг (что вряд ли у него получится), то ли понравиться кому-то на Западе, где у нас расширяются связи. Лукашенко спорит сам с собой. Более того, он говорит неправду: Медведев на союзном Совмине не предлагал инкорпорировать Беларусь.
Я понимаю логику России: более высокий уровень поддержки для Беларуси, чем для других стран ЕАЭС, при нынешнем уровне интеграции в России не считают правильным и приемлемым; если мы хотим поднимать уровень поддержки, в том числе скорейшее продвижение к единому нефтегазовому рынку, к единым ценам, то давайте будем углублять интеграцию в политической сфере.  С позицией России можно спорить, но обвинять в чем-то – малоперспективно. Во-первых, обвинения ничего не дают белорусской стороне, а во-вторых, потери после необдуманных резких выступлений могут оказаться ощутимыми (политика – дело тонкое: не обо всем, чего хочешь достичь, надо кукарекать). 

Я понимаю проблему Беларуси: потеря в ближайшие годы около 10 миллиардов долларов – очень ощутимая для нашей экономики. Но Россия затеяла налоговый маневр не для того, чтобы навредить Беларуси, она хочет улучшить свое экономическое положение. Мы пострадали в данной ситуации, мы хотим компенсации, но Россия имеет полное право говорить, готова ли она компенсировать и на каких условиях. Россия сформулировала условия – ответ за белорусской стороной. Россия шла навстречу Минску, и готова была компенсировать налоговый маневр из бюджета. Сегодняшнее выступление Лукашенко не приближает к тому, чтобы Россия помогла пережить тяжелые времена. 

- Существует ли угроза поглощения Беларуси со стороны России?

- Не существует угрозы, и в обозримом будущем не будет принято решений о включении Беларуси в состав России – никаким путем. Для юридического включения нужно провести в Беларуси референдум и определился – хочет ли народ изменить Конституцию и войти в состав Российской Федерации? Изменить Конституцию можно только на всенародном референдуме, поэтому закулисные сговоры, на мой взгляд, просто невозможны.
Во-вторых, на мой взгляд, это абсолютно не нужно России – это дополнительная головная боль. Сегодня Россия может помогать нам или не помогать, а так придется возложить на себя на себя 10-миллионный белорусский народ со всеми проблемами. России это не нужно ни политически (она теряет дополнительный голос на международной арене), ни экономически.

Но в принципе угроза суверенитету и независимости нашей страны существует. Во-первых, независимости нашей ничего не угрожает, потому что у нас нет независимости – мы зависим от российского газа, от российского рынка, от европейского рынка, от мировой конъюнктуры. Мы не самодостаточная страна, которая ни от кого не зависит.
Что касается суверенитета, то тут большой вопрос: все зависит от того, как будет развиваться наша экономика и повышаться уровень жизни наших людей. Если это будет происходить как сегодня или как запланировано семь лет, то угроза существует, потому что мы будем все больше и больше отставать в экономическом и социальном развитии, в благосостоянии граждан, что может сильно повлиять на процессы внутри страны. Может начаться депопуляция белорусского народа в связи с выездом наиболее квалифицированной, образованной части общества за рубеж, может еще больше ухудшиться инвестиционная привлекательность Беларуси… Наш суверенитет лежит в области экономики, повышения благосостояния народа и создании условий для динамичного роста экономики. 


Здесь существует угроза суверенитету, потому что нынешний курс белорусских властей привел к громадной зависимости страны от двух факторов. Первый - помогает или не помогает Россия (мы сами умышленно создали такую ситуацию: если в России начинается насморк, то у нас уже ангина в последней стадии). Мы ведь получили около 100 миллиардов долларов в результате подписания союзного договора, но думали, что они будут бесплатными (а это далеко не так). Второй - гигантский госдолг, на обслуживание которого тратится 14% ВВП. Это больше, чем сегодня выделяется на образование, медицину, социальную сферу, жилищно-коммунальное хозяйство, строительство жилья, культуру, СМИ, физическую культуру вместе взятые! Если бы не было такого долга, мы могли бы безболезненно увеличить свои расходы на названные сферы. Это рукотворная проблема, созданная нашим правительством. Именно здесь существует угроза суверенитету нашей страны.

Андрей Дмитриев: Беларуси нужен третий путь


Сопредседатель «Говори правду» Андрей Дмитриев выступил со специальным заявлением.
- Пора признать, что Россия будет выставлять все новые условия за выполнение своих очень старых обещаний - и никогда их не выполнит. Переходить к обсуждению любых предложений с их стороны стоит только после выполнения предыдущих договоренностей, - отметил А.Дмитриев.

13 декабря на заседании союзного Совмина в Бресте премьер-министр РФ Дмитрий Медведев «озвучил два варианта для Беларуси: «полный Союз» и «консервативный». 

- Беларуси, не подходят оба, так как они про одно и тоже, снова ждать, надеяться и верить… - убежден лидер «Говори правду». - Правительству Беларуси пришло время выбрать третий путь. Отказаться от советских мифов. Сделать упор не на поиске нефти и газа в России, а на развитии собственной экономики, чтобы быть способными, как и все другие государства обходиться без ее бонусов, которых она даст на рубль, а в ответ возьмёт на пять и еще будем должны и виноваты. 



Поделиться







Особое мнение