Александр Федута: Один шаг до рабства

Министр внутренних дел Игорь Шуневич выразил свой восторг по поводу проводящегося в его ведомстве эксперимента – трудового «заключения» осужденных на сельхозпредприятии «Хутор-Агро» вСветлогорском районе. Там провели «Дожинки», отчего министр и вовсе впал в административный восторг. Еще бы: свой праздник! Ну, скажем, «Славянский базар» силами разнонациональных зэков провести – и вовсе государство в государстве получится.

Александр Федута: Один шаг до рабства
Таким государством в государстве был ГУЛАГ, пишет "Белсат"

Недавно российская писательница Наталья Громова вспомнила на своей странице в фейсбуке, как в одном из женских лагерей для заключенных надзирательница-экскурсовод возвышенно рассказывала экскурсантам, кто у них сидел:

— Лидия Русланова у нас сидела, Зоя Федорова у нас сидела, Наталия Сац у нас сидела…

Председатель Светлогорского райисполкома награждает работницу «Хутор-Агро». Фото belta.by

Сидеть, в общем, – не пересидеть. Три народные и всенародно любимые артистки. И ведь это правда. Во времена Лаврентия Берия в ГУЛАГе были не только лесоповалы и строительство БАМа, но и свои театры, свои спортивные команды, а также, разумеется, сельхозпредприятия, на которых тоже проходила ресоциализация заключенных. Платили им меньше, чем на свободе. Вообще, то есть, не платили. Но они оставались живыми. Кормили их лучше. Это правда.

Музей истории политических репрессий «Пермь-36». Март 2015. Фото Maxim Kimerling/TASS

Вершиной строительства государства в государстве при Берия стали легендарные «шарашки». Это уже в позднесоветские времена за смешным этим словом закрепили понятие: сводная бригада строителей, нелегально зарабатывающих деньги с использованием сложившегося в стране дефицита трудовой силы. А при Лаврентии Павловиче в «шарашках» — закрытых тюрьмах – проходили свою «ресоциализацию» гении, те, кто создавал и атомную бомбу, и ракетный щит родины. Так они обходились стране дешевле, можно было контролировать, чтобы они никуда не сбежали. Да и свободного времени, которое они тратили бы на себя, у них не было. В общем, Солженицын, «В круге первом».

А то, что «шарашка» начинается не с Берия, а с Шуневича, и посвящена не созданию ракеты, а выращиванию зерна и свиногодовле, то, простите, какая страна, такие и ГУЛАГи.

В Музее истории политических репрессий «Пермь-36». Фото Maxim Kimerling/TASS

Одно плохо: до превращения всей страны в Объединенную Шарашкину Контору имени товарища Шуневича осталось не так уж много времени. И вот почему. Помните, как Александр Григорьевич стонал перед гродненскими студентами: мол, не уезжайте! У нас уже не безработица наступает – катастрофически не будет хватать рабочей силы. Значит, восполнять дефицит будут либо за счет привозимых и плохо адаптируемых китайцев, либо за счет интенсификации подневольного труда белорусов. Контрактную систему называли мы когда-то крепостной? Так мы забыли, что крепостное право было значительным шагом вперед по сравнению с рабским трудом. То, чему радуется министр внутренних дел, — на практике возврат к рабскому труду. Рабы должны будут интенсифицировать производство жизненных благ, чтобы немногочисленные шкловские патриции не ощутили их дефицита.

Один шаг у нас до «шарашки». Один шаг до рабства. Всего один.


18:53 18/11/2018
Поделиться





ссылки по теме
"Дзержинский в гробу бы перевернулся"
Шуневич насчитал в Беларуси более 3000 неонацистов
Шуневич признался: это он заставил извиняться подростка перед городовым