«Минский диалог» как продолжение празднования столетия БНР?

Каких целей достиг прошедший в Минске форум "Восточная Европа: в поисках безопасности для всех"? Стал ли он продолжением диалога власти с обществом? Стоит ли Западу верить Лукашенко?

«Минский диалог» как продолжение празднования столетия БНР?
Об этом в "Пражском акценте" (передача Радио "Свобода" ) вели спор руководитель варшавского Центра политического анализа и прогнозов Павел Усов, обозреватель Радио Свобода Валерий Карбалевич и главный редактор интернет-издания «Наше мнение» Валерия Кастюгова. Вел передачу Юрий Дракохруст.

Дракохруст:

 В Беларуси на этой неделе прошел форум «Минский диалог». В нем приняли участие более 300 экспертов, исследователей, членов правительства из разных стран. На форуме, в частности, выступили президент Беларуси Александр Лукашенко и министр иностранных дел Владимир Макей.
Валерий, вы были приглашены на это мероприятие. На ваш взгляд, каких целей этот форум достиг, которых нет? Как там насчет Хельсинки-2, не за горами уже?

Карбалевич: Я участвовал в форуме от начала до конца.


Надо разделять цели самого форума и его организаторов. Любая конференция такого рода не имеет прямых результатов, которые можно «пощупать руками». Это - обмен мнениями, результат если и будет, то опосредованное, через определенное время.

Организаторы, команда Евгения Прейгермана, повысили свой рейтинг, команда была в центре внимания всей страны. И организаторы своих результатов достигли. Если говорить о цели белорусских властей улучшить свой имидж в глазах Запада, западного экспертного сообщества - можно сказать, что частично эта цель также была достигнута.

Но я полагаю, что власти рассчитывали на большее. Для значительной части участников, выступление Александра Лукашенко стал разочарованием. Дипломаты ожидали развернутой программы реализации проекта «Хельсинки-2», Беларусью, как донором безопасности. Но выступление свелось к тому, что давайте жить дружно и что война - это плохо.

Дракохруст: Павел, накануне форума вы очень критически высказывались об этом мероприятии? Его проведение и результаты подтвердили ваши опасения?


Павел Усов
Усов: Этот форум был дополнительной декорацией в пределах линии МИД и режима в целом. Цель была - сделать образ белорусской действительности более привлекательным, затушевать реальную ситуацию.

За подобными мероприятиями не стоят никакие серьезные намерения и устремления открыться Западу и улучшить в триполитическую ситуацию. 

Создать такую декорацию было и целью тех аналитиков, которые активно сотрудничают с МИД.
А декларированные цели были просто недоступны. Авторитарная страна, которая пренебрегает международным правом и даже своей Конституцией, не может быть донором безопасности ни в регионе, ни в мире. Этот форум - декоративный пузырь без содержания.


Валерия Костюгова
Костюгова: На мой взгляд, Валерий частично прав - белорусский политикум надеялся, что первое же мероприятие такого рода приведет к созданию «дорожной карты» безопасности. Если этот форум станет постоянным институтом, его задача может быть в том, чтобы дать возможность тем, кто реально влияет на ситуацию в регионе, разговаривать между собой.

Главным участником конфликта в регионе - России и Украине - теперь почти негде общаться на экспертном уровне. 

Хотя до решения этого горячего конфликта далеко. Его решение требует интенсивного экспертного диалога. Поэтому я считаю и форум, и широкое представительство на нем - весомый шаг белорусских властей. Была очевидна заинтересованность и российских и европейских экспертов в продолжении разговора на эти острые темы.
Хотела бы поделиться двумя интересными наблюдениями. В зале НЕ аплодировали только россиянам. И это удивительно, поскольку пропорция участников была примерно такая: 50% - ЕС + США + Россия + Китай и другие зарубежные страны, 25% - белорусские независимые эксперты, 25% - из нашего МИДа, университетов и государственных исследовательских центров. И каждое выступление россиянина повисало в тишине, при том, что всем остальным докладчиком аплодировали, независимо от качества выступлений.

И второй эпизод - мой разговор после панели о Донбассе с украинскими и европейскими участниками. Они говорят: «О, мы отвыкли уже от такой манеры ведения дискуссии, таких криков» (а там и правда крик стоял). Я: «Неужели на ваших конференциях по безопасности россияне ведут себя более вежливо?». Ответ: «Понимаете, они к нам не ездят».

«Минский диалог» как продолжение празднования столетия БНР?

Дракохруст: Стал ли «Минский диалог» продолжением линии на диалог с обществом, в некотором смысле следующим шагом после митинга-концерта на 100-летие БНР? Или продолжением линии на имитацию настоящего диалога?

Костюгова: «Минский диалог» вообще никак не связан с диалогом с гражданским обществом. Лукашенко немного смешно призвал экспертов повлиять на политиков в своих странах, чтобы они активнее занимались делом мира и предотвращения войны. Но сам он не собирается ни к кому прислушиваться. И вся его политика строится на игнорировании гражданского общества.

Усов: Я полностью согласен с Валерией. Это чистые декорации на международной арене. В прошлом году в Минске состоялось заседание Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Это была более значимое событие, чем «Минский форум», и политически и геополитически.

Разрешение концерта на 25 марта было дано в рамках условной либерализации. Но тогда же состоялись и репрессии относительно более радикальной части оппозиции. И также мы имели местные выборы. И известно, как они прошли. Даже внутренний диалог возможен только на условиях властей, без паритета, без внимания к мнению оппонентов.

Что касается внешнеполитической арены, то Минск просто шантажирует Брюссель и Вашингтон. Минск требует от Запада принять ту систему, которая есть в стране, мол, если вы не будете нас принимать такими, какие мы есть, сюда придет Россия.

Но в прошлом году Беларусь провела учения «Запад-2017» вместе с той страной, которая дестабилизирует ситуацию в регионе. Здесь есть исключительно желание получить средства от Запада, не проводя никакой настоящей либерализации.

"Голуби" и "ястребы" на фоне "Минского диалога"

Дракохруст: Какой «Минский диалог» будет иметь результат относительно внутрисистемного соревнования между условными «голубями» и условными «ястребами»? Многие обратили внимание на реплику министра Макея насчет неадекватной реакции МВД на радужный флаг на британском посольстве. Или это не имеет значения? Или никакого соревнования нет, а оно существует лишь в головах журналистов не без помощи МИД?

Усов: Безусловно, нет никаких ни «голубей», ни «ястребов». Есть конкретные цели, которые ставятся перед МИД и перед МВД. МИД должен продавать привлекательный образ «авторитаризма с человеческим лицом», а МВД обеспечивать внутреннюю стабильность системы какими угодно способами. То, что подчиненные Шуневича что-то сказали про радужный флаг - это ничто по сравнению с его появлением на параде в форме НКВД.

А что до концерта на 25 марта, то следует вспомнить, как во время парламентских выборов 2016 года Алесь Логвинец устроил в своем округе концерт Лявона Вольского. И кто-то воспринимал это как проявление либерализации. А вскоре на «антитунеядских» протестах Лагвинца схватили, бросили в автозак и избили там. И так будет до тех пор, пока в стране будет царить авторитарный персонифицированный режим.

Костюгова: Павел и Валерий говорят странные вещи. В их понимании - какой интерес официального Минска улучшать отношения с Западом, который им кажется неискренним? Беларусь заинтересована в том, чтобы не разрастался конфликт у ее южной границы. Мне кажется, что локализация, нейтрализация данного конфликта - это главная цель.
Карбалевич: Я сказал, что Беларусь с помощью таких форумов хочет улучшить свой имидж. И ради этого выделяет различные концепты: Беларусь - миротворца, Беларусь - донор безопасности, Минск - Хельсинки-2 и др. Основная часть таких концептов утопическая. Но с их помощью Минске удается вести процесс нормализации отношений с Западом.

Усов: Запад верит в ту мифологию, которая постоянно продвигается и в Европе и в США. Первый миф - это то, что Лукашенко боится Путина и поэтому ищет выхода на другие политические рынки и стоит ему помочь. И второй миф - что Запад путем диалога может оторвать Беларусь от России. На этих двух мифах довольно активно и эффективно играет белорусская дипломатия. У белорусского руководства нет воли, чтобы переориентироваться на Запад. И смысл всей игры со стороны Минска - получение экономических дивидендов.

Карбалевич: Перед Минском и не стоит задача переориентироваться на Запад. Задача стоит немного отстраниться, дистанцироваться от России и проводит политику балансирования. И это в принципе удается. И участники форума об этом и говорили, что в той ситуации, в которой оказалась Беларусь, она в принципе правильно действует.
Костюгова:  У белорусской власти есть страх не перед Россией, а перед разрастание конфликта или случайностями во время этого конфликта.

Усов: Минску нужны от Запада только деньги. Если бы Лукашенко был заинтересован в том, чтобы дистанцироваться от России, он не играл бы в игру Евразийского союза.

Костюгова: А чем нам российские деньги плохие стали? Зачем понадобились западные?

Усов: Повторяется ситуация 2008-2010 годов. Лукашенко тогда использовал конфликт в Грузии, чтобы получить деньги от МВФ. А России он продает другую риторику. Он ей продал «Запад-2017». Хотя Россия его даже и не спросила. Как можно не расширять конфликт, когда Беларусь входит во все интеграционные процессы со страной-агрессором?

Костюгова: Павел считает, что если бы мы вышли из ОДКБ и ЕАЭС, то военная напряженность в регионе резко сократилось бы. Что неправда.

Усов: Но это была бы демонстрация воли Беларуси дистанцироваться от России.

Костюгова: Павел откуда-то слышит, что Беларусь стремится дистанцироваться от России. Я слышу, что Беларусь постоянно говорит, что мы с Россией в союзе и собираемся в нем оставаться. Но хотим развивать отношения с Западом и очень заинтересованы в уменьшении военного напряжения в регионе. Мы с Павлом по-разному слышим белорусскую власть.

Радыё Свабода / перевод Thinktanks.by


12:00 27/05/2018





Загрузка...