В Минске начался закрытый суд над украинским журналистом Павлом Шаройко

В Верховном суде Беларуси 12 февраля началось рассмотрение дела украинского журналиста Шаройко, обвиняемого в шпионаже. Суд проходит в закрытом режиме. 


В Минске начался закрытый суд над украинским журналистом Павлом Шаройко
Об этом TUT.BY рассказала представитель Верховного суда Юлия Ляскова.

Ранее радио Свабода со ссылкой на его адвоката Ларису Быкову сообщило о том, что суд над Павлом Шаройко назначен, однако в Верховном суде и КГБ эту информацию журналисту "Свабоды" комментировать отказались.

Корреспондент Общественной национальной телерадиокомпании Украины Павло Шаройко был задержан сотрудниками КГБ Беларуси 25 октября 2017 года в Минске и обвинен в создании в Беларуси шпионской сети из числа граждан страны, «которые за денежное вознаграждение выполняли его задания сбора информации разведбатальона характера в военно-политической сфере».

В отношении Шаройко было заведено уголовное дело по 358-на статьи Уголовного кодекса - за шпионаж. Также, по версии КГБ, был задержан гражданин Беларуси, который якобы выполнял шпионские задания Павла Шаройко в пользу Украины. Этот человек, чье фамилия в КГБ не называют, был обвинен в измене родине.


Тем временем 12 февраля в Чернигове суд проведет предварительное слушание дела гражданина Беларуси Юрия Политики, задержанного в прошлом году в июне в этом областном центре Украины по подозрению в сборе секретной информации в пользу иностранного государства.

Судебная коллегия в составе трех судей начнет слушание дела в 16.00 по киевскому времени.

Предварительное слушание дела будет проходить в открытом режиме. Вместе с тем при дальнейшем рассмотрении дела суд может одобрить решение о закрытом формате процесса, поскольку речь идет о «секретной информации», которую Политика якобы собирал в интересах другого государства.

23 января белорус получил обвинительный акт - ему грозит лишение свободы на срок от 10 до 15 лет с или без конфискации имущества.

Украинские эксперты высказывали мнение, что дело задержанного в Беларуси Шаройко - ответ на задержание белорусского гражданина в Чернигове.

Бывший судья и адвокат Гарри Погоняйло объяснил разницу между этими двумя процессами.

«Не исключаю, что этот процесс (над Шаройко - прим. БП) уже начался, но за закрытыми дверями, как у нас привыкли судить шпионов. Только приговор сделают открытым», - так прокомментировал радио "Свабода" информацию о том, что в Минске назначен суд над украинским журналистом Павлом Шаройко (о начале суда над Шаройко в тот момент еще не было известно - прим. БП), бывший судья, правозащитник из Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло.

Свою версию Погоняйло подкрепил несколькими наблюдениями.

«Смотрите, КГБ ничего не комментирует, Верховный суд не дает никакой информации - это очень подозрительно, а как раз сегодня в Чернигове начинается суд над белорусом, которого украинцы обвиняют в шпионаже против Украины. Наши власти действительно могли все сделать зеркально».

В Чернигове процесс начинается с предварительного заседания и открыто, а в Беларуси - все в тайне. Причина не только в различном законодательстве двух стран, объясняет Погоняйло.

«Законы, по сути, одинаковы, но у нас практика сложилась так, что такие дела проходят только закрыто. У нас прокурор может перед судом поставить вопрос о закрытости процесса, что решается в двух вариантах. Либо суд еще до рассмотрения дела в суде принимает решение проводить от начала закрытое заседание, либо это можно решить в ходе так называемой установочной части процесса. Но в делах о шпионах решают обычно так», - говорит Погоняйло.

По словам Погоняйло, закрытость процесса может объясняться наличием в деле секретных сведений, «на которые и охотятся шпионы».

«Да, если только часть процесса становится закрытой, где звучат эти сведения, это более демократично, но юристы говорят, что не это главное. Главное же в том, выполняет ли суд все требования закона, не нарушаются ли права на защиту, или всесторонне и непредвзято рассматриваются все аргументы обвинения и защиты? Если это есть, то и результатом закрытых процессов можно доверять. Плюс защита имеет право обжаловать приговор».

Если дело слушается или будет слушаться в Верховном суде, считает Погоняйло, то апелляция и кассация невозможны, обжаловать такой приговор возможно только в порядке надзора, что снижает эффективность обжалования.

«Мы, правозащитники, давно говорим, что такая норма, заложенная в Уголовно-процессуальный кодекс, противоречит Конституции, которая гарантирует право на обжалование судебных приговоров. Это мы считаем очевидным нарушением прав человека, но законодатель так не считает», - полагает Погоняло.

При этом дела о шпионаже в Беларуси и в Украине он назвал «обычной борьбой шпионских учреждений» двух государств и выразил прогноз, что осужденных за шпионаж в результате просто обменяют.

«Все страны шпионят друг против друга, всем нужна секретная информация, через которую и возникают такие ситуации. Но для меня как правозащитника важно, чтобы при этом не нарушались права людей, которых привлекли к суду, в том числе их право на защиту. О том, есть ли претензии в этом смысле у нашего соотечественника, которого судят в Чернигове, мы все знаем благодаря прозрачности украинского процесса, роли в нем адвоката. Что касается белорусской ситуации, здесь все наоборот: неизвестно, когда суд; неизвестно, есть ли жалобы на здоровье у Шаройко, ознакомили ли его с обвинением вовремя - ничего неизвестно. Мы видим в этом последствие того, что адвокат в Беларуси лишен тех возможностей защищать клиента, которые есть у коллег в Украине», - полагает Погоняйло.

15:03 12/02/2018






(0)
Загрузка...
Loading...