Задержанный за шпионаж в Украине белорус: Я не работаю на КГБ. Меня пытали и я себя оговорил

Гражданин Беларуси, которого в июне задержали в Украине по подозрению в шпионаже, уверяет, что все показания давал под пытками, никогда не работал на белорусский КГБ и не собирал секретные сведения для России.

Задержанный за шпионаж в Украине белорус: Я не работаю на КГБ. Меня пытали и я себя оговорил
Об этом он написал в своем заявлении, которое, как подтверждают в МИД Беларуси, пришло в посольство Беларуси в Украине.

Задержанный Юрий — минчанин, ему 32 года. Сейчас он содержится в СИЗО в Чернигове. На следующей неделе, как ожидают белорусские дипломаты, ему должны предъявить обвинение.

— Расследование дела завершено, сейчас Юрий с адвокатом знакомятся с материалами дела. На следующей неделе ожидается предъявление обвинительного заключения, — рассказал TUT.BY старший советник, консул посольства Беларуси в Украине Сергей Бобов. — Летом его на две недели перевозили в Киев, но потом снова вернули в черниговское СИЗО.

В своем заявлении в посольство задержанный уверяет, что к нему во время задержания со стороны сотрудников СБУ применялись пытки, под которыми он вынужден был оклеветать себя. В заявлении мужчина также подробно описал обстоятельства своего задержания. Приводим выдержки из документа.

Как пишет Юрий, задержан он был, когда возвращался в Беларусь: в момент прохождения паспортного контроля при пересечении государственной границы Украины на территории погранпункта «Новые Яриловичи» 16 июня 2017 года, примерно в 16.30, сотрудниками СБУ. 

После задержания его отвели в одно из помещений, где находилось еще несколько сотрудников СБУ. Там, по словам задержанного, его удерживали свыше четырех часов.

«В течение данного времени ко мне применялось очень сильное психологическое насилие и оказывалось сильное моральное давление. Также применялась одним из сотрудников СБУ физическая сила. (...) Меня пытались заставить оговорить себя — признаться в совершении преступления против Украины, а именно в шпионаже, в том, что я пытался передать кому-то какие-то секретные сведения. Однако ничего подобного я никогда не совершал. 

Они также говорили, что если я не признаюсь, то меня надолго „закроют“, а если „все расскажу“, то меня освободят от уголовной ответственности. Также говорили, что у меня в телефоне есть секретные файлы, которые я везу иностранной разведке. 

Однако у меня этих файлов не имелось, никакого преступления я не совершал, на разведку какого-либо иностранного государства я не работал. Они считали, что я работал на КГБ Беларуси или на Россию. Я все отрицал, так как не считаю себя виновным. Я отказался себя оговаривать».

Позже, как пишет Юрий, его посадили в машину и привезли к какому-то охраняемому объекту. Там, по словам задержанного, сотрудники СБУ вышли из машины, а три человека в военной форме с авт ами и в масках, надев наручники и тряпку на голову, пересадили его в другую машину и повезли в неизвестном направлении. По дороге, как указал в своем заявлении мужчина, его допрашивали, били, угрожали расправой.

«Меня привезли в какой-то лесной массив. Выволокли за наручники из машины, при этом били основанием ладони по затылку. Потом подвели к дереву и пристегнули к нему наручниками. Потом начали опять допрашивать. (...) Все это они снимали на телефон, говорили, чтобы я просил прощения у Украины и что из-за меня погибли люди. 

Показывали на телефоне тела обгоревших украинских солдат и говорили, что я их убил. Один раз при этом ткнули в область шеи металлической частью оружия (дулом автомата). Продолжалось данное преступление — выбивание показаний — примерно 45−60 минут».

После этого, как утверждает мужчина, его отвезли в ИВС Чернигова. А через три дня решили перевезти в СИЗО СБУ в Киеве. По дороге туда, как он утверждает, к нему снова применялись пытки, и чтобы их прекратить, он решил оговорить себя.

«Когда уже стало совсем невыносимо, я вынужден был себя сознательно оговаривать и сознаться в совершении преступления, которого никогда не совершал, на ходу придумав вещи, которых никогда не было, и события, которые никогда не происходили. 

Далее они начали давать мне подсказки, с которыми я соглашался. Потом все снимали на телефон. Видео дублировалось несколько раз, потому что я запинался. Потом мне сказали, чтобы я все это подтвердил следователю, а если этого не сделаю, то они снова со мной «пообщаются», — пишет Юрий.

По словам задержанного, за весь период его содержания в СИЗО СБУ в Киеве, к следователю его вызывали лишь однажды — 22 июня. На допросе, как указал в своем заявлении Юрий, сотрудники СБУ предлагали ему оговорить другого гражданина Беларуси — неизвестного ему Александра Пальчевского. Предлагалось сказать, что он на него работал, что все сведения собирал по его просьбе и передавал ему. Взамен ему якобы обещали снять все обвинения.

«Я не стал этого делать. Я не совершал никакого преступления в отношении украинского государства, не являюсь шпионом, не работаю ни на белорусскую разведку, ни на какую-либо другую. В материалах уголовного дела, а именно в показаниях сотрудников СБУ дается информация о том, что я еще работаю на Российскую Федерацию. Это не соответствует действительности. Считаю уголовное дело сфабрикованным и сфальсифицированным», — пишет Юрий.


«Это откровенная провокация, организованная украинскими спецслужбами в отношении России и Беларуси»

Родители Юрия живут в Минске. Мама задержанного Ирина о том, что сын находится в СИЗО, узнала в начале июня, когда он позвонил с украинского номера друзьям семьи и рассказал об этом.

— В начале июня сын поехал в Чернигов, чтобы устроиться на работу в логистическую компанию, которую ему посоветовали украинские друзья. А потом позвонил и рассказал, что задержан, — говорит Ирина.

Женщина обратилась в МИД Беларуси и посольство Беларуси в Украине. Но белорусского консула в Украине к Юрию не пускали в течение двух недель, а сама женщина смогла приехать в Киев, куда задержанного перевезли из Чернигова, только в начале июля. Задержанный рассказал матери, что на границе его задержали неизвестные люди, пытали и путем шантажа пытались получить признательные показания в шпионаже.

— Своего ребенка я не узнала, это был запуганный зверек, напичканный психотропами. Именно после применения пыток и активного психологического прессинга мой сын, опасаясь за свою жизнь, был вынужден дать признательные показания, — говорит Ирина.

Женщина рассказывает, что у Юрия есть серьезные проблемы со здоровьем, он инвалид, и она опасается, что состояние сына могло серьезно ухудшиться. Она уверена, что шпионажем сын не занимался, все показания давал под давлением.

 — В СИЗО на допросе его просили подтвердить сделанные им «признания» и задавали провокационные вопросы: например, будет ли он просить политического убежища в Украине после того, как все узнают, что он активно сотрудничает со следствием. Но сын категорически отказался признавать свою вину, — говорит Ирина. — Мой сын любил Украину, всегда хорошо отзывался о людях оттуда. 

Теперь я понимаю, что «друзей», которые водили его за нос и обещали работу в логистической компании, ему «предоставили». Это откровенная провокация, организованная украинскими спецслужбами в отношении России и Беларуси, где моему сыну отведена роль «стрелочника».

На официальный запрос с просьбой о комментарии СБУ Украины пока не ответила.

16:24 04/01/2018
Поделиться





ссылки по теме
Книга рекордов Гиннеса поддержала оккупацию Крыма. Белорус этому поспособствовал. Но как он там оказался?
Генпрокуратура Украины: убийства активистов Евромайдана Нигояна, Жизневского и Сеника до сих пор не раскрыты
В Украине задержали белоруса - подозревают в торговле оружием и бандитизме