Империя в кутузке

Является «дело регнумовцев», слушания по которому проходят в эти дни,  политически мотивированным?


Империя в кутузке
В «Визави» сошлись редактор сайта 1863x.com Эдуард Пальчис, который сам провел 10 месяцев в СИЗО по обвинению в «экстремизме», и политтехнолог Сергей Марцелев.

ЭДУАРД ПАЛЬЧИС: «ГОД В СИЗО РЕГНУМОВЦЫ НЕ ЗАСЛУЖИЛИ»


- Дело «Регнума» часто называют фрагментом гибридной войны между Москвой и Минском. Присутствует ли политическая составляющая в уголовном деле?

- В эпоху информационных войн крайне сложно бывает разобраться, где личное мнение, а где пропаганда, где свобода слова, а где заказушный лживый контент в угоду чьим-то интересам.

Что надо понимать про ребят с «Регнума»?

1. Они писали за деньги. Деньги им выдавал прокремлевский аферист Баранчик, который, возможно, связан с заместителем помощника президента РФ Владислава Суркова.

2. Они писали откровенный заказушный контент, а не высказывали свое мнение. Тот же преподаватель БГУИР Павловец (по отзывам студентов) характеризовался как адекватный и нейтральный.

3. Их задержание было заранее оговорено с Москвой. Контент «белорусофобов» создается для внутреннего потребления в РФ, а не для белорусов.

5. Их задержание не вызвало особого возмущения в российских медиа.

Тем не менее формально я не видел прямого разжигания в их статьях, а скорее, неприятную и раздражающую заказуху. Но нашим силовикам, видимо, дали отмашку, и они отработали в своем привычном стиле. Год в СИЗО, а тем более срок в колонии, регнумовцы, конечно же, не заслужили.

- Следует ли признавать фигурантов дела политзаключенными?

- Правозащитники оказываются в сложной ситуации. Я бы не стал их признавать политзаключенными - основной мотив состоял, скорее, в заработке денег. Но перегибы уголовного преследования отметить стоит. А белорусам и миру надо думать, как в условиях информационного общества отличать заказуху и наемничество от свободы слова.

Справка. Эдуард Пальчис родился 28 октября 1990г. в Лиде. Блогер и публицист, более известный под ником «Джон Сильвер». В школе стал лауреатом спецфонда президента РБ по социальной поддержке одаренных детей. В 2008г. поступил на истфак БГУ. Редактор сайта 1863x.com. Преследовался белорусскими и российскими властями. Провел 10 месяцев под стражей, признан политзаключенным. После выхода на свободу продолжает редактировать сайт.

iv>

СЕРГЕЙ МАРЦЕЛЕВ: «Я НЕ ЗДОРОВАЛСЯ БЫ С ТАКИМИ ЛЮДЬМИ ЗА РУКУ И НЕ СЕЛ ЗА ОДИН СТОЛ»


- Фигурантам «дела «Регнума» предъявлены очень серьезные обвинения. Насколько они обоснованны?

- Фигурантам предъявлены обвинения по самой тяжелой ч.3 ст.130 УК, что предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 12 лет. Учитывая срок пребывания под стражей, было очевидно, что белорусские власти стремятся довести дела до суда. Хотя, когда касается инцидентов с политическим оттенком, поведение органов следствия может быть абсолютно алогичным. Можно было рассчитывать на изменение меры пресечения, переквалификацию или прекращение дела в отношении трех белорусских граждан, если бы на то была политическая воля руководства страны или реакция со стороны восточной соседки. Такое впечатление, что Минск все это время чего-то выжидал. Возможно, резкого окрика или попытки торга со стороны Кремля.

Российская сторона в свою очередь довольно вяло вступалась за адептов «русского мира». Возможно, потому, что задержанные - не граждане России, но более вероятна другая версия. Из неофициальных источников известно, что у самого Модеста Колерова, главного редактора «Регнума», отношения с кремлевской администрацией складываются не безоблачно. Заступаться за его подчиненных всерьез никто не пожелал. Ради приличия «Регнум» вспоминает время от времени своих авторов, но такое впечатление, что их слили как политические тузы, так и работодатели.

Недавно последовавшая реакция российского МИД прозвучала как просьба к белорусскому правосудию «максимально ответственно подходить к рассмотрению данного уголовного дела». Полагаю, для родственников задержанных эти слова прозвучали так же комично, как и известная европейская «глубокая озабоченность», в ситуациях, когда сказать чиновникам просто нечего.

- Обвиняемые год находятся за решеткой. Соответствует ли мера пресечения тяжести инкриминируемого?

- Статья 130 УК не первый раз используется белорусским режимом в политических целях. Напомню процесс бывшего редактора газеты «Згода» Александра Сдвижкова, осужденного по ч.1 ст.130 на 3 года лишения свободы. Формально журналист якобы провинился в том, что перепечатал карикатуры на пророка Магомета из иностранного источника. Следствие и суд посчитали, что он «оскорбил чувства мусульман». На самом деле всем было прекрасно известно, за что покарали Сдвижкова - его газета, близкая к социал-демократам, активно поддерживала на президентских выборах оппозиционного кандидата Александра Козулина. В этих же тюремных казематах, а именно в «американке», коротают сейчас дни его идеологические оппоненты. Вы видите принципиальную разницу? Я - нет.

- Следует ли рассматривать «дело «Регнума» как политическое?

- Мне, как белорусу, глубока чужда и неприятна их позиция. Я не здоровался бы с такими людьми за руку и не сел за один стол. Но из этого не следует, что они должны находиться в тюрьме. Нельзя карать за мыслепреступления, кто бы это не был, тем более в конъюнктурных целях, а процесс регнумовцев именно таким и является. Когда-то я высказывался об этом в соцсетях, и меня удивила реакция соратников, многие из которых - записные демократы. Процитировал Вольтера: «Я ненавижу ваши убеждения, но отдам жизнь за ваше право их свободно высказывать». Жизнь отдавать, конечно, никто не собирается, жирновато будет, но пусть эти деятели едут туда, где им так нравится, куда-нибудь на Брянщину, и пишут все, что посчитают нужным. Мои единомышленники из демократических организаций принялись убеждать, что, мол, нас сажали, «теперь пусть эти посидят» и «Вольтер такого не говорил».

Оставим великого мыслителя в стороне - нельзя карателей призывать в арбитры! Это что, «стокгольмский синдром»? Сегодня следователь с дипломом частного вуза отвергает предоставленную защитой экспертизу, завтра он посадит и так же отмахнется от одного из нас. Не надо ссылаться на то, что их пасквили якобы угрожали государству - так можно посадить каждого второго форумного комментатора, технические возможности у спецслужб для этого есть. К тому же не будем лукавить, влияние ИА «Регнум» на белорусскую аудиторию совершенно маргинально. Уместнее закрыть псевдопублицистику на российских каналах, которые у нас транслируют, там язык ненависти давно стал фирменным знаком. Так нет, не трогают. И корпункты этих телеканалов спокойно существуют в белорусской столице.

Белорусские власти, похоже, не просто полны решимости осудить этих людей, но и сделать это непропорционально жестоко, если по первой части вышеупомянутой статьи в качестве санкций мог быть и штраф, и «химия», то часть третья «действия, осуществляемые группой лиц», - это минимум 5 лет реального срока. Не знаю, как следствие собирается доказать, что они действовали группой, на мое обывательское понятие каждый самостоятельно писал свои опусы.

- Следует ли признавать регнумовцев политзаключенными?

- Эти люди не насильники, не убийцы, а могут получить сопоставимые с ними сроки. На свободе у них остались семьи, родители, друзья. Теперь сами ответьте на вопрос, считать их политзаключенными или нет?

Неоправданно жестокий приговор белорусских властей сделает заложниками белорусских граждан, которые по тем или иным причинам не понравятся Кремлю или удельным князькам в регионах. Промолчав сейчас, российские власти могут ассиметрично отомстить, заключив под стражу кого-нибудь из наших единомышленников, кто попадется им на территории России. И это вполне реальный сценарий.

- Какова судебная перспектива этого дела?

- Можно не сомневаться, что если дело передано в суд, то они будут осуждены. В стране нет разделения властей, суд фактически играет на стороне гособвинения, и телефонного права тоже никто не отменял. Особенно, когда это касается резонансных дел. Можно ожидать, правда, что после этапирования, если их осудят, г-н Лукашенко в знак монаршего снисхождения помилует осужденных. Дескать, и слабость не проявил, и снисходителен оказался.

Одно можно сказать определенно. Дело публицистов «Регнума» не задело высоких кабинетов и не стало фактором большой политики. Кремль с легкостью бросает тех, кого считал своим соратником, это вполне в традициях азиатской дипломатии. Экс-кандидата в президенты Александра Козулина одно время называли «пророссийским» и чуть ли не «ставленником «Газпрома». Я работал с Александром Владиславовичем и знаю, что это не так. Но нейтрально-приязненную позицию к Москве он артикулировал в своей программе. Так вот, когда Путину было предложено заступиться за осужденного белорусского политика, президент России невозмутимо поднял глаза: «Заступиться? Он же хулиган и тюрьму собирался штурмовать». Это все что нужно знать о дружбе с российской властью и высоком стиле местной дипломатии.

Справка. Сергей Марцелев родился в 1977г. в Минске. В 1997г. отчислен с 4-го курса БГУ, где обучался по специальности «международные отношения». Был председателем «Маладой Грамады» - молодежного крыла Белорусской социал-демократической партии. В 2000-07гг. - студент университета им. Мицкевича (Познань), специальность - «политология». Участник 15 национальных избирательных кампаний, в т.ч. в сопредельных с Беларусью государствах. Работал координатором международных проектов, являлся членом правления Фонда европейского образования им. Ст. Окшеи (Польша). В 2010г. - руководитель штаба избирательной кампании кандидата в президенты Николая Статкевича.


08:55 25/12/2017
Поделиться





ссылки по теме
Дело «Регнума»: один из подсудимых готов сидеть за «русский мир»
Из здания, где судят авторов "Регнума", вчера эвакуировали всех, кроме обвиняемых
«Дело регнумовцев»: у правозащитников разрыв шаблона