«Можно спорить, что Лукашенко не уйдет никогда, а можно, как он вообще еще держится?»

В рамках спецпроекта «Дуэль» рассказываем о споре между историком и социологом на тему, что будет после Лукашенко и кто придет к власти на его место?


Любопытный диалог между историком Анатолем Тарасом и социологом Сергеем Николюком состоялся во время дискуссии в Клубе интеллектуального общения.

Тарас: Мы все говорим о том, что изменения неизбежны. Понятно, что крот истории роет. Рано или поздно наш единственный политик покинет эту землю. Бессмертия не существует. Но, посмотрите, там уже выросла целая когорта точно таких же, они тоже хотят командовать и править. Возможно, они более образованные, более энергичные и, может, даже умнее. И что мы получим в итоге. Ну, будет не Лукашенко, а кто-то точно такой же. Лукашенко-2, Лукашенко-3... Хитрее будет, еще более проворный.

Николюк: Это как спорить: стакан наполовину пуст или наполовину полон. Можно спорить, почему СССР распался, а можно почему не распадался? Ведь такая сложная многонациональная структура и все же так долго существовала. Точно так же и с Лукашенко. Можно говорить, ну как это все может измениться? А с другой стороны, при этом меняющемся мире, как он вообще может еще держаться?

Тарас: Я думаю, его сила как раз в архаичности. Ведь в конечном счете, если человеку обеспечат биологический минимум он может просуществовать долго. Так и с государствами, которые существуют столетиями без изменений. Такие примеры в истории есть. Например, империя инков. Она не развивалась. Люди выполняли какие-то государственные обязанности, каждый получал свою дозу продуктов и дозу наркотиков. С другой стороны была правящая группировка, она не смешивалась с этим населением и вообще принадлежала к другому этносу (какому, никто не знает). И если бы не испанцы, эта империя просуществовала бы по сей день.

Николюк: Вот именно, испанцы! Ты сам ответил на свой вопрос.

Тарас: Ну так испанцы сами к ним приплыли. А к нам, как видишь, никто не приплывает.

Николюк: А мы приплываем сами. Через вот эти потоки товаров, информации.

Тарас: Да, но испанцы насильственно поменяли существующую структуру. А у нас ее никто менять не собирается.

Николюк: Это называется внешний вызов. Раньше они жили без внешнего вызова. Как живут, например, эскимосы. Да, есть цивилизации, которые не развиваются. Эскимосы научились жить в чрезвычайно сложных условиях, во льду. Но так как все их ресурсы уходят на вот это выживание, развития нет. Если ты не приходишь и не заражаешь их каким-нибудь сифилисом, то они и будут дальше так существовать тысячелетиями без изменений.

Тарас: Но как ты себе представляешь эти изменения в Беларуси? Что это будет взрыв, революция или это будет происходить каким-то эволюционным путем?

Николюк: Для того, чтобы революция принесла пользу, в той же Европе должно было возникнуть третье сословье. А дальше где и как они взяли власть – это уже детали.

Тарас: Откуда может возникнуть в Беларуси то самое сословье, которое жизненно остро будет заинтересовано в переустройстве общества? Мы ведь прекрасно видим, что сегодня самые нетерпеливые и требовательные имеют возможность уезжать. Как в такой ситуации сможет появиться такая социальная группа?

Николюк: Она уже появляется. Это некий креативный класс. Люди могут жить и в Беларуси, при этом получать деньги в тех же США, работая удаленно. И этих людей становится все больше. Думаю, лет через 15-20 нас ждут такие изменения, о которых сегодня даже гадать бесполезно.

09:29 18/12/2017
Поделиться





ссылки по теме
Был у хоккея отец: Анатолию Тарасову — 100 лет
Страна победителей с «пофигистами» во главе
К экономическим реформам Беларусь подталкивает даже демография