Из одной "тюрьмы" в другую: с какими проблемами сталкиваются беженцы в Беларуси?

Часто беженцы, попадая в Беларусь, содержаться в плохих тюремных условиях - антисанитарии, без переводчиков и адвокатов, без какой-то информации извне и связи с родными.


Из одной "тюрьмы" в другую: с какими проблемами сталкиваются беженцы в Беларуси?
В Гродно состоялась дискуссия, посвященная теме беженцев в Беларуси, во время которой правозащитники и юристы рассказали, с какими проблемами сталкиваются беженцы в нашей стране и как эта тема освещается в СМИ.

"Большинство людей даже не задумываются о том, что могут так вдруг стать беженцами"

Бывший кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич сегодня является юристом Центра поддержки беженцев и активно занимается данной проблематикой. Он по-другому взглянул на проблему беженцев из-за личной истории: его бабушка бежала из Украины в Беларусь в 1922 году, когда в Украине был первый голодомор и большевики проводили продразверстку, а после президентских выборов ему самому пришлось примерить на себя роль беженца. 


"Большинство людей даже не задумываются о том, что могут так вдруг стать беженцами. В этом плане у меня очень личная история: моя бабушка приехала в Беларусь в 1922 году, когда в Украине был первый голодомор. Мои родные поехали на север, добрались до Гомельской деревни, и в первой хате попросили чего-нибудь поесть. Им выделили 10 картофелин. Они тогда подумали – вот оно, общество всеобщего благополучия. 

После выборов 2010 года, после пыток и тюрьмы, куда мне совсем не хотелось возвращаться, мне пришлось очень быстро принимать решение об отъезде из Беларуси. Я думал о том, что нужно куда-то уехать, набраться сил, выспаться в конце концов - и вернуться. Через Россию я выехал в Украину. На счастье, у меня был старый белорусский паспорт. Там не было ни одной свободной страницы для визы, да и паспорту было больше 10 лет, а по требованиям в такой паспорт мне визу никто не мог поставить. Тогдашним министром иностранных дел Чехии был Карел Шварценберг, который сам был беженцем, и его семья лично через все подобное проходила. И именно благодаря ему я се-таки получил визу. 

Настоящие беженцы сталкиваются с большой проблемой в получении визы. И чаще всего у них нет даже времени подготовиться и решить, куда ехать. Я мог бы подождать двое суток и получить норвежскую визу, поехать в Норвегию и пять лет получать большую социальную помощь, ничего не делать и заниматься профессиональной общественно-политической деятельностью в эмиграции. Но я этого не сделал. Потому что при реальном бегстве каждый час, день имеют большую ценность, чтобы спасти себя. В Украине тогда было руководство Януковича, и они не хотели меня выдавать, но не могли не выдать. Потому что или поссоришься с западом, или поссоришься с Беларусью. И для них было большой радостью, когда я спешно уехал", - рассказывает свою историю Михалевич.

В Чехии, получая убежище, он видел разных людей-беженцев. Чаще всего это были экономические мигранты. 

"Для меня очень важно, чтобы мы, отказывая экономическим мигрантам, вместе с ними не выкинули тех, кому в своей стране угрожает опасность", - отмечает политик. 

"Гражданина Конго полгода находился в изоляторе, потому что его никак не могли выслать"

Соосновательница организации Human Constanta, занимающаяся вопросами беженцев, Анастасия Лойко рассказала, что беженцы, попадая в Беларусь, содержаться в плохих тюремных условиях - антисанитарии, без переводчиков и адвокатов, без какой-то информации извне и связи с родными.

"В 2016 году на чемпионат мира по хоккею иностранцы могли приезжать без виз в Беларусь. По белорусской традиции перед этим мероприятием многих активистов сажали на сутки. И когда активисты выходили с суток, они рассказывали страшные истории. Например, про гражданина Конго, который полгода находился в изоляторе, потому что у него были проблемы с документами и его никак не могли выслать. 

В моей практике был случай, когда человек из Афганистана просидел без документов в центре правонарушений в Минске месяц в плохих условиях, а потом его выслали назад в Афганистан. 

Есть несколько организаций, которые работают с беженцами в Беларуси, но делают это разрозненно. Например, Красный крест может носить им передачи. Есть служба консультирования, которая хорошо оказывает юридическую помощь для беженцев и мигрантов, но нужно, чтобы она попала в изолятор и знала, что такие люди есть. Эта служба работает под юрисдикцией верховного комиссара по делам беженцев в РБ. Наша правозащитная организация работает более года и старается комплексно заниматься проблемами беженцев в Беларуси", - рассказывает Анастасия Лойко.

Human Constanta с лета прошлого года развернула миссию в Бресте. Ее участники помогают беженцам Северного Кавказа в юридических и гуманитарных вопросах.


Миграция бывает двух видов: добровольная, когда мы говорим об экономических целях - учебе, работе, и вынужденная - когда есть факторы, которые вынуждают человека бежать из его страны. Под беженцами по международным стандартам  понимают людей, которые бегут, потому что в их стране есть угроза их жизни и безопасности, они не хотят или не могут воспользоваться защитой своего государства. 

Почему люди бегут? Самые распространенные причины - это войны, вооруженные конфликты, экологические катастрофы, нарушение прав человека, когда государство преследует людей по разным приметам.

Существует много стереотипов и мифов относительно беженцев, которые в том числе рождаются и поддерживаются СМИ. Например, появилась информация, что в Беларуси построят центр для мигрантов. Началась истерика, что Европа будет нам высылать своих беженцев. Но здесь нужно было бы объяснить, что это за центры и зачем они нужны. Иностранцев держат в изоляторах временного содержания в очень плохих условиях. В подобных же центрах будут созданы условия, чтобы люди с нарушениями миграционного законодательства сидели не в тюремных, а в нормальных условиях, с возможностью прогулок, передачек и так далее. 

"Проблема беженцев при освещении миграционного кризиса в ЕС из-за конфликта в Сирии несколько раздута. Все говорят, что ЕС не может справиться с беженцами. Я вместе с коллегами призываю все-таки смотреть на факты. Не все беженцы бегут в Европу. Только 5 % сирийских беженцев стремятся попасть в ЕС. Остальные 95 % распределены по соседним странам. Например, Турция приняла 3 млн беженцев, Ливан с населением в 4,6 млн человек приняла 1 млн беженцев, Йемен принимает каждый год по 140 тысяч. Очевидно, что проблема не настолько глобальная и страшная. Но это безусловно вызов для ЕС. Правозащитный подход часто там отступает на второй план, уступая место политическим интересам", - отмечает эксперт.

Справка

Через территорию Беларуси ежегодно проходит более 4 млн иностранцев.  При этом регулярно живет в Беларуси около 230 тысяч иностранцев, из них 52,8 тысячи имеют временное проживание на время учебы и работы, 176,5 тысячи имеют постоянное проживание.

В белорусском законодательстве нет определения, кто такие беженцы. В 2016 году за международной защитой в Беларуси обратились 788 человек. Из них 637 человек были из Украины, также это — граждане  Афанистана, Пакистана, Ирака, Ирана, Сирии. При этом статус беженца получают только 0,4%. Но есть и другие формы защиты — дополнительная, временная — которую получают 70% соискателей.

Дополнительная защита выдается на год, человек должен ежегодно приходить и продолжать ее. Есть вероятность, что такой статус не продлят, и беженца вышлют назад в его страну. Правозащитники рассказывают, что в их практике был случай, когда человек пришел продлевать статус на несколько дней позже, его задержали и два месяца продержали в изоляторе. 

С 1997 года по июнь 2017 года официальный статус беженца в Беларуси получили 930 человека. Из них 628 человек из Афганистана, 36 человек из Грузии, 36 из Сирии, 32 из Таджикистана. То есть в Беларуси не так уж и много официальных беженцев. 

Долгое время иностранцы, которые находились на территориях других государств, считались бесправными. Их целиком исключали из правового поля. Ситуация изменилась в 1948 году, когда была принята декларация прав человека, согласно которой каждый человек имеет право на перемещение и владеет определенным набором прав, не важно какого он происхождения и гражданства. Позже, в 1951 году, принимается конвенция о статусе беженца. По этому документу, если к какому-либо государству обращается человек, которому угрожает опасность, оно должно его принять, выслушать, применить законные процедуры – давать защиту или нет. Вторая обязанность – запрещается высылать человека в страну, где ему очевидно угрожает опасность. К сожалению, эти нормы часто нарушаются сразу на границах. Правовые механизмы не всегда работают автоматически, есть определенные политические интересы, которые ставятся выше. 

Беларусь пускает людей, хоть и с нюансами последующего содержания. Теперь по нашему законодательству ходатайство о статусе беженца могут принимать даже пограничники. Но есть 30% людей, которые не получают никакой защиты и их высылаю назад - в Сирию, Афганистан, Иран, хотя им там угрожают пытки и бесчеловечное обращение. Если человек подал прошение на статус беженца и ему отказали, он может обратиться в суд. Если и суд отказывает, беженец должен в течение 15 дней покинуть Беларусь.
 
С какими проблемами сталкиваются беженцы в Беларуси

Иногда есть определенные сложности в возможности обратиться за статусом беженца.

Например, если иностранца задерживают на улице без паспорта, то человек даже не может ничего объяснить, потому что ему не предоставляют переводчика. Человека сажают в камеру, и к нему только через неделю приходит представитель службы гражданства и миграции. Соответственно, иностранец, если достаточно не владеет языком, не может обратиться за статусом беженца. 

Часто при составлении протокола, вынесении решения о высылке не присутствует ни переводчик, ни адвокат. Человек в принципе не понимает, что происходит. В изоляторе ему пробуют что-то объяснять на пальцах.

Процедура на прошение статуса беженца сложная, непрозрачная и часто непонятна людям, которые обращаются. Они не всегда знают, какую информацию и доказательства они должны представить. Хотя с ними должны были бы работать хорошие психологи, ведь люди часто находятся в состоянии страха, и из них нужно выуживать информацию. Есть много нюансов, которые официальная процедура не учитывает. 

По законодательству должна быть презумпция доверия к историям людей – пока не докажут обратное. В Беларуси все наоборот. И людей высылают в страны с военным конфликтом, где есть смертная казнь, применяются пытки. 

"Вообще, вся система очень закрытая, и до правозащитников доходят единичные случаи. Верховный комиссариат владеет информацией, но там не всегда знают про конкретных людей, да и к ним не всегда обращаются. Если департамент отказал в статусе беженца, суд подтвердил, что отказ правомерен, человек может обратиться в комиссариат по правам беженцев, чтобы они рассмотрели вопрос о придании какого-либо статуса. Это значит, что Беларусь не имеет права высылать человека, а должна перевести его в третью страну. И тут есть проблема. У нас есть история с афганцем, который с семьей 6 лет находится в Беларуси, потому что так и не нашли места, куда их переселить", - рассказывает Анастасия Лойко.

Есть истории, связанные с экстрадициями из Беларуси, когда какое-либо госдураство делает запрос на выдачу человека, который находится в нашей стране. Стоит отметить, что Беларусь не предоставляет статуса беженца жителям России, которые, например, бегут из Чечни.

Напомним, в июне Беларусь депортировала уроженца Чечни – спортсмена Мурада Амриева. Он находился в добрушском РОВД. На него надели наручники, не допускали к нему адвоката и отказались предоставить бумагу и ручку, чтобы он мог написать просьбу о предоставлении убежища. Из участка в Добруше его по требованию чеченских силовиков принудительно вывезли в Россию. 

Белорусские правозащитники считают, что права Мурада Амриева в Беларуси были грубо нарушены. Власти в этой ситуации нарушили не только международное право, но и национальное законодательство.

Тогда дело получило резонанс и уголовное дело против него закрыли, но в июле в Пятигорске Амриева снова хотел задержать спецназ. Преследование не прекратилось и Амриев был вынужден скрываться от чеченских силовиков.

Тем временем тысячи чеченцев ежедневно пытаются покинуть Брест на поезде до польского Тересполя — все они заявляют о преследовании на родине и просят придать им статус беженцев.

Громкая история связана с экстрадицией блогера Александра Лапшина. Его задержали в Минске в декабре 2016 года, в феврале 2017-го его выдали Азербайджану. 

Азербайджанские власти обвиняли Лапшина в нарушении закона о государственной границе. Он попал в «черный список» за посещение Нагорно-карабахской республики без согласования с властями. 14 сентября блогера освободили, теперь он в Израиле. Лапшин – гражданин России, Израиля и Украины.

По белорусским законам генпрокуратура вправе отказать в выдаче третьей стране (в данном случае Азербайджану) и выдать стране гражданства только в том случае, если там на человека заведено уголовное дело и страна его гражданства требует выдачи для уголовного преследования. Ни в Израиле, ни в России против Лапшина не было никаких уголовных дел, так что требовать выдачи они попросту не могли по белорусским же законам.

"Беларусь не дает россиянам статус беженцев не потому, что нет на это оснований, а потому что это политическое решение. И этого никто не скрывает. Как и Украина не дает статуса беженца гражданам Беларуси", - отмечает Анастасия Лойко.

Быть в трендах, но с оглядкой

По словам эксперта, Беларусь сегодня пробует быть в европейских трендах. Сейчас идет тенденция по разработке миграционной политики, хотя Беларусь в ней очень ограничена, потому что мы входит в договор по государственной безопасности в рамках СНГ, который задает определенные рамки. Например, есть общая операция «Нелегал», когда за год в Беларуси должны выявить определенное количество нарушений, людей без документов и регистрации. 

С другой стороны, Беларусь понимает, что это тема, на которой можно получить много денег - на строительство того же центра для беженцев, обучение персонала, тренинги. Поэтому есть достаточно большая финансовая заинтересованность, плюс — развития отношений с Европой. Беженцы - это вопрос, которым можно поступиться. 

"Приезжают в Беларусь украинцы, для них упрощаются все процедуры. Это не требует много уступок со стороны государства, но дает много дивидендов. Нам нужно консолидировать все эти положительные процессы, ведь еще над многим нужно работать", - резюмировала Анастасия Лойко.




11:22 10/11/2017
Поделитесь нашей новостью с друзьями







ссылки по теме
Жизнь афганца в Беларуси: мешают работать и алкаши обещали «грохнуть»
Четыре семьи беженцев из Бреста направили жалобы в Европейский суд по правам человека
Нелегал