Бывший министр обороны Козловский: Требование, чтобы Равков подал в отставку, я считаю глупостью

Павел Козловский отреагировал на смерть солдата призывом к военным "бить в колокола и оглашать факты дедовщины, чтобы не случились новые трагедии". В ответ глава пресс-службы военного ведомства Владимир Макаров заявил, что во время руководства Павла Козловского в белорусской армии гибло по сто человек ежегодно.

И что только "благодаря неимоверным усилиям офицерского состава во второй половине 1990-х годов удалось обеспечить радикальное снижение преступлений и происшествий", сообщает Еврорадио.


Справка: Павел Козловский — генерал-лейтенант. Служил в Грузии, Армении и России. С 1987 года — заместитель командующего армией Белорусского военного округа. С 22 апреля 1992 по июль 1994 года — Министр обороны Республики Беларусь. На президентских выборах 2001 года попытался зарегистрироваться кандидатом в президенты. В 2010 году — доверенное лицо кандидата в президенты Андрея Санникова.

 

3 октября в воинской части под Борисовом нашли повешенным солдата срочной службы Александра Коржича. Предполагается, что трагедия стала результатом дедовщины, которая давно царит в Печах. Бывший министр обороны Павел Козловский отреагировал на смерть солдата призывом к военным "бить в колокола и оглашать факты дедовщины, чтобы не случились новые трагедии". В ответ глава пресс-службы военного ведомства Владимир Макаров заявил, что во время руководства Павла Козловского в белорусской армии гибло по сто человек ежегодно. И что только "благодаря неимоверным усилиям офицерского состава во второй половине 1990-х годов удалось обеспечить радикальное снижение преступлений и происшествий".

 

Насколько распространена была дедовщина во время вашей работы министром обороны?

 

Павел Козловский: С тех пор, как мне впервые пришлось с ней столкнуться, и по сей день, я уверен, причина дедовщины в недобросовестном отношении командиров к своим обязанностям. Но если раньше дедовщина носила более "национальный" характер, к примеру, проявлялась она в отношениях между кавказцами и славянами, то сейчас в белорусской армии дедовщина чаще всего проявляется между старшинами, прапорщиками и новобранцами.

 

Владимир Макаров утверждает, что во время вашего руководства армией, а конкретно в 1993-1994 годах, число погибших во время службы превышало сто человек ежегодно...

 

Сто человек ежегодно! Знаете, я могу сказать только одно: Макаров — самый настоящий болтун, который абсолютно не знает статистики тех лет. Да, были случаи. Солдат солдат астрелил на посту. И я лично, как министр, разбирался с этим — встречался с матерью этого солдата. Были ещё какие-то единичные случаи смерти военнослужащих. Но если Макаров заявляет, что по сто человек погибало! А в 1994 году пришли светлые люди и всё это прекратили... Таких чудес не бывает. Я не знаю, откуда Макаров взял эти цифры. Я спокойно отнёсся к его обвинениям в свою сторону. Но для человека, который представляет интересы, рупора Министерства обороны, это неприемлемо.

 

Только после трагедии в Печах стали озвучиваться другие случаи смерти солдат. Случаи, которые военное ведомство не озвучивало. Когда вы были министром, было так же — трагедии в армии не афишировались?

 

Мы старались этого не скрывать. Старались. Я не хочу сказать, что такого не могло быть — где-то, может, и я чего-то не знал. Загружен был работой, командировки разные, саммиты СНГ, сокращения, вывод войск, строительство... Но ситуации смертные — такие случаи мимо меня не проходили. Сразу, как только в мае 1992 года военный округ перешёл в подчинение Министерству обороны, на первой же военной коллегии мы об этом говорили. И я поставил задачу, чтобы наказывали за такие происшествия, не командира полка или дивизии, как это делалось в советское время, а конкретных людей. Конкретных людей, виновных в конкретной ситуации.

 

Конечно, и в Советской армии дедовщина была, но мы старались делать всё возможное, чтобы это явление не проявилось и в белорусской армии. И для того, в том числе, всех привели к присяге белорусскому государству. Делали всё, что могли.

 

Но о тех же Печах, которые существуют в Беларуси более трёх десятилетий, говорят, что там дедовщина была всегда...

 

Я уверен, что проблемы с неуставными отношениями в Печах были и в моё время. Другое дело — в какой форме? Такого как сейчас, чтобы, к примеру, прапорщик деньги у солдата отбирал, такого не было. А была она в форме оскорбления, грубого слова. Такого, чтобы доводили солдат до самоубийства — такого не помню. Несчастные случаи случались, но не такое.

 

Что изменилось в людях, армии, обществе из-за чего дедовщина иногда принимает такую ​​жёсткую и даже садистскую форму?

 

Вся беда в том, что армия не может быть оторвана от общества. По статистике Минобороны, каждый десятый призывник стоял на учёте в милиции. Это очень много. Второе: изменились требования к здоровью во время призыва в армию. С той болезнью, с которой раньше служить нельзя было, сейчас в армию берут. Кто в итоге попадает в армию? Ко всему, командиры зачастую именно сильного и наглого назначают сержантом — чтобы он навёл "порядок" и им было легче работать с солдатами. А в результате получаем то, что и имеем. Но способным на издевательства человека не армия делает — он таким приходит с "гражданки", он жил в таком обществе.

 

Военный эксперт Александр Алесин считает, что помочь свести к минимуму дедовщину может "дееспособный институт сержантов-младших командиров, контрактников". Вы согласны?

 

 С мыслью Алесина, что полностью искоренить дедовщину никогда не получится, я согласен. Но я не думаю, что если назначить контрактников командирами, то будет меньше дедовщины. В армию с "гражданки" приходит разбалованная молодежь, и вся их наглость, драки переходят в армейские ряды. Мысль об институте сержантов, казалось бы, правильная, но вопрос: какие сержанты придут в армию сегодня, из сегодняшнего общества?

 

Нужно ли в таких случаях, как трагедия в Печах, министру обороны уходить в отставку? Вы бы как поступили?

 

Думаю, отставка министра — это ерунда. В советские времена, когда были случаи со смертельным исходом, любили наказывать так: командиру дивизии — неполное должностное соответствие, командиру полка — с понижением. А до конкретного виноватого иногда даже и не доходили. Так нельзя, наказывать нужно конкретных виновных. Я не говорю, что нужно остановиться на сержанте или прапорщике. Но там есть командир батальона, полка, непосредственно отвечающие за воспитание личного состава. Требование, чтобы Равков подал в отставку, я считаю глупостью. Так, если в моё время солдат солдата застрелил — здесь есть и моя вина. Но говорить, что я тогда должен был подать в отставку, я считаю неправильным.

21:56 18/10/2017
Поделиться





ссылки по теме
Экс-министр обороны Беларуси: Решение России о вводе войск правильное
Козловский: Политика сотрудничества в военной сфере только с Россией – ущербная
Экс-министр обороны Павел Козловский отказался от участия в выборах