Эксперт: Полностью уничтожить дедовщину невозможно, но можно свести к минимуму

Результатом трагедии в Печах, где погиб военнослужащий Александр Коржич, станет петиция с требованием искоренить дедовщину в белорусской армии. Существует ли в нашей армии дедовщина и можно ли её победить, обсуждаем с военным экспертом Александром Алесиным.


- Наиболее ярко дедовщина проявляется там, где собрано много "старослужащих" и "салаг" — учебные подразделения. Эта система разделения ролей пришла к нам из советских времён. Но дедовщина — это ещё и специальный инструмент: некоторые командиры отдают новобранцев на "воспитание" дедам, чтобы их руками руководить военными коллективами.

- Но вопрос в том, какую форму это управление военным коллективом руками дедов принимает...

- Да, есть жёсткие, а иногда садистские формы. Но тут уже вопрос к воспитанию молодёжи, к качеству призывного контингента. Отбор сейчас не такой серьёзный с точки зрения морально-психологической. И в армию приносятся нравы, которые царят в молодёжной среде. Это какая-то молодёжная субкультура, иногда окрашенная в криминальные цвета. Но ведь человек — это биологическое существо. Всегда, когда собирается класс или футбольная команда, начинается конкуренция за лидерство. Наиболее сильные и жестокие получают преимущество. А если они ещё получают и формальное лидерство, как в армии, если они становятся либо сержантами, либо просто старослужащими, то они все те плохие нравы, что принесли с "гражданки", уголовные и маргинальные — они это выплёскивают на слабых.

- Возможно ли добиться, чтобы никаких проявлений дедовщины в белорусской армии не было?

- Опыт показывает, что это невозможно. Даже в профессиональной армии. Полностью искоренить это невозможно. Но, если дедовщина есть в учебных подразделениях, то в линейных частях, повышенной боевой готовности, она проявляется значительно меньше. Мне кажется, единственным средством борьбы с дедовщиной может быть создание дееспособного института сержантов — младших командиров. В США сержант для военнослужащего больше, чем офицер. Офицер командует боем, а повседневную жизнь солдат контролирует сержант. Поэтому их нужно готовить. Возможно, преимущественно из контрактников. Особенно, чтобы в учебных подразделениях было больше контрактников среди сержантов.

Таким средством можно свести дедовщину к какому-то определённому минимуму. Но трудно исправить армию, вытравить те недостатки, которые родились в человеке во время учёбы в школе, которые он получил в семье. Здесь накладывается одно на другое, и то, что дети, воспитанные в неполной семье, не готовы к трудностям военной службы, и то, что в армию приносятся уголовные нравы, царящие среди молодёжи. И то, что в армию идут не самые лучшие, а те, у кого не получилось получить высшее образование. К сожалению, армия маргинализуется. Здесь нужно работать и психологам, когда набирают людей, и офицерам-воспитателя же во время службы. Это комплексная проблема, и начало её, всё же, лежит на "гражданке".

13:10 17/10/2017
Поделиться





ссылки по теме
Судаленко: Если дело Коржича ляжет в архив, матери будут вновь и вновь получать из армии своих сыновей в гробах
«Никого не слушай, твоего сына повесили». Мать солдата из слонимской части ждет результатов расследования
Мать Коржича не согласна с приговором и будет обжаловать его