АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Первый референдум Лукашенко - как это было

14 мая 1995 г. в истории независимой Беларуси состоялся первый общереспубликанский референдум. Каковы были причины и результаты этой политической акции, рассказывает кандидат исторических наук Александр Курьянович.

Первый референдум Лукашенко - как это было

3 февраля 1995 г. главная президентская газета «Советская Белоруссия» вышла с заголовком, который сразу привлек внимание политиков, прессы и общественности: «Лукашенко Беларуси заявил вчера о намерении инициировать проведение всенародного референдума о государственном флаге, гербе, языках и приватизации».  Такое специальное заявление Лукашенко, действительно, сделал днем ранее на встрече с ветеранами. Чтобы понять, почему первый президент Беларуси  пошел на такой шаг, нужно обратиться к истории. 

Как известно 10 июля 1994 депутат Верховного Совета Беларуси 12-го созыва Александр Лукашенко был избран президентом страны. 

20 июля 1994 г. он принес торжественную присягу. Однако уже во время избирательной  кампании было понятно, что в случае победы Лукашенко в стране не избежать политического противостояния. 

Так, после первого тура выборов в июне 1994 лидер Белорусского Народного Фронта (БНФ) и одновременно глава парламентской оппозиции БНФ Зенон Позняк заявил, что Фронт не поддержит кандидата А. Лукашенко, который отличается «ненавистью к белорусскому национальному возрождению, рыночному реформаторству, к белорусской культуре». Из этого заявления следовало, что парламентская оппозиция БНФ станет главным критиком и политическим противником Лукашенко. Так довольно быстро и случилось. Просто другой сильной партии, которая бы стояла на позициях национального возрождения и на националистических позициях, не было. Конечно, в Верховном Совете было много парламентариев, которые критически относились к новому президену, но главным источником противостояния стала все же БНФ. 

С осени 1994 парламентская БНФ начала широкомасштабную критику деятельности Лукашенко, его окружения и Кабинета Министров. Оппозиция считала, что экономическая меры нового руководства страны (повышение цен, деноминация и др.) - половинчатые и недостаточные. Оппозиция также выступила против предложенной Лукашенко концепции «президентской вертикали», когда Лукашенко получал право назначать региональных руководителей. Вообще, в действиях Лукашенкоа, говорилось в специальном заявлении оппозиции, озвученной в Верховном Совете Зеноном Позняком 11 ноября 1994 г., «хаос и непрофессионализм соединились со стремлением к авторитаризму». 

Во втором, более жестком заявлении от 16 ноября 1994 г. парламентская оппозиция заявила о возможности импичмента президенту. 

Апогеем противостояния Лукашенко и депутатской группы БНФ в 1994 году стал доклад депутата Сергея Антончика 20 декабря, посвященный фактам коррупции, взяточничества, незаконных финансовых операций в органах новой власти. Суть доклада Антончика заключалась в том, что в ближайшем окружении Лукашенко сложились четыре мощных мафиозных клана: промышленный, аграрный, торгово-внешнеэкономический и чернобыльский. Как заявля тончик, представители этих кланов в целях личного обогащения осуществляли незаконные финансовые операции и имущественные сделки, которые наносили существенный материальный ущерб республике: «Кебич начал разорять Беларусь, а эти добьют ее окончательно!». 

Антончик сумел зачитать свой доклад с трибуны парламента, но напечатать его в основных газетах не смог. Тогда впервые крупнейшие белорусские газеты вышли с белыми страницами. Это был первый шок от правления Лукашенко. 

Даже лояльных к Лукашенкоу депутатов взволновал факт запрета публикации доклада Антончика в ведущих республиканских газетах. 80 парламентариев обратились в Конституционный Суд, чтобы рассмотреть дело о соответствии Конституции изменений и дополнений в закон «О местном самоуправлении и местном хозяйстве в Республике Беларусь» от 6 октября 1994 года, согласно которым формировалась «президентская вертикаль». 

Депутатов возмущало и то, что Лукашенко упорно не хотел подписывать закон о Верховном Совете (позже – «О Президенте»). 

С ноября-декабря 1994 г. не только парламентская оппозиция, но и Верховный Совет в целом начал более критично относиться к Лукашенкоу. Парламентариев явно не устраивало то, что средства массовой информация, в том числе телевидение и радио потихоньку переходили под Лукашенкоский контроль. 

Со скандалом в знак протеста против волюнтаристского решения о ценах в отставку ушел бывший друг Лукашенко, вице-премьер Виктор Гончар, которого спустя всего 5 лет похитят и убьют. Ушел из администрации президента и молодой функционер, который курировал медиа, Александр Федута. 

Лукашенко решил использовать такое средство политической борьбы как общереспубликанский референдум. Он понимал, что референдум потребует немалых организационных и пропагандистских усилий. Однако в случае успеха легитимность Лукашенко существенно бы укрепилась. К тому же ярким примером того, что даже в неблагоприятных условиях при сильном административном ресурсе можно выиграть референдум, был Ельцин, который, как известно, в апреле 1993 успешно провел эту кампанию. 

До марта  1995 года обстановка в течение месяца в республике была более-менее спокойной. Руководство готовилась к визиту Бориса Ельцина в Минск, оппозиция занималась созданием блока на предстоящих выборах в Верховный Совет 13-го созыва. 

Ситуация взорвалась 10 марта 1995 г., когда в соответствующем номере парламентской «Народной газеты» было напечатано письмо к Лукашенкоу. Автор письма - Здислав Вальнерович из Гродненской области - предупреждал Лукашенко: в случае референдума главе государства «придется перешагнуть не только через горький плач нашей интеллигенции и отчаянный крик оппозиции, но и через мою кровь, через кровь сотен, тысяч, миллионов таких, как я». 

Реакция Лукашенко, который назвал письмо Вальнеровича «фальшивкой, изготовленной за доллары», была молниеносной. 17 марта 1995 г. вышел указ президента №113 «Об отдельных нарушениях законодательства в деятельности средств массовой информации». Пункт второй указа гласил: «За публикацию материала под рубрикой "Письмо к президенту" неустановленного автора в «Народной газете» за 10 марта 1995 года, которая призывает к насилию и гражданскому противостоянию, освободить от должности главного редактора этой газеты Середича Иосифа Павловича». 

Формально Лукашенко не имел права освобождать главного редактора парламентской газеты от должности, так как последний назначался исключительно Верховным Советом. Однако в указе шла речь о конституционных правах президента по обеспечению стабильности, охране прав и свобод граждан. Такие права главе государства давал пункт 1 статьи 100 принятой в 1994 году Конституции. 

Несмотря на призывы оппозиции, Верховный Совет не отстоял главного редактора собственного издания. И главная причина была в том, что большинство депутатского корпуса тайно радовалась этой отставке. Назначенный в июле 1990 главным редактором, Иосиф Середич некоторыми публикациями быстро настроил против себя парламентское большинство. 

Первый такой звоночек прозвенел в январе 1991 г., когда «Народная газета» начала публикацию произведения Алехновича «В когтях ГПУ», что вызвало возмущение ряда депутатов-силовиков, в частности, бывшего министра внутренних дел БССР (1984-1990) Виктора Пискарева. Дальше пошли наиболее резкие статьи Зенона Позняка «О Ленине и коммунистах», «О русском империализме и его опасности» и др. Некоторое депутаты обвиняли Середича в личных амбициях. Так, в октябре 1992 г. депутат Иван Авин утверждал, что Середич «зазнался», «начал вообще бросать трубку в разговоре с депутатами». 21 марта 1995 г. Лукашенко, выступая перед Верховным Советом, заявил, что письмо Вальнеровича стало «последней каплей в чаше антигосударственной политики» «Народной газеты». 

По признанию Лукашенко, он подписал этот указ в присутствии Середича за 20 минут до своего отлета в Копенгаген. Разъяренный президент дал поручение найти автора письма. Однако 21 марта 1995 г. главы МВД (Юрий Захаренко) и КГБ (Владимир Егоров) заявили депутатам, что человек с такой фамилией не прописан и не проживает в республике. Вскоре автор письма нашелся. К удивлению общественности им оказался ни политик, ни сторонник БНФ, а никому не известная, 29-летняя преподавательница Школы олимпийского резерва Регина Зимницкая. Причину своего появления Зимницкая пояснила личным негодованием по поводу слов Лукашенко о фальшивке и долларах. Через независимую прессу Зимницкая потребовала у главы государства извинения. 

Со второй декады марта началась кампанию по референдуму. 18 марта газета «Звязда» опубликовала обращение 74 депутатов к Лукашенко с требованием вынести на референдум вопросы о новой символике и о придании русскому языку статуса государственного. 22 марта 1995 г. Лукашенко официально передал вопросы на референдум в Верховный Совет. 

После стилистической обработки вопросы выглядели таким образом: «1) Согласны ли Вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским?; 2) Поддерживаете ли Вы предложение об установлении новых Государственного флага и Государственного герба?; 3) Поддерживаете Вы действия президента, направленные на экономическую интеграцию с Россией?; 4) Согласны ли Вы с необходимостью внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, предусматривающие возможность досрочного прекращения полномочий Верховного Совета Президентом в случаях систематического или грубого нарушения Конституции?». 

Проект постановления о проведении референдума по выше перечисленным вопросами парламентарии начали рассматривать 11 апреля 1995 г. Пункт первый проекта постановления, согласно которому референдум был назначен на 14 мая 1995 г., был успешно утвержден, но при минимальном преимуществе: за него проголосовали 157 депутатов при кворуме в 152 голоса. 

Тогда парламентская фракция БНФ, которая сильнее всех в Верховном Совете выступала против референдума, объявила голодовку. Специальное заявление зачитал Зенон Позняк. Вскоре к членам депутатское группы присоединились некоторой друзья Белорусского социал-демократической громады (БСДГ). Всего число голодающих достигло 19 человек, которые разместились в Овальном Зале. Лукашенко почувствовал, что голодовка может серьезно навредить ему: результаты голосования по вопросам референдума были неудовлетворительные. Парламентарии утвердили только один - третий - вопрос. 

Лукашенко злился, грозился приостановить деятельность Верховного Совета, предупреждал «карпенок и позняков», доказывал, что «на Западе мы никому не нужны», что «сегодня на Беларусь смотрят как на центр славянского мира, откуда может пойти возрождение этого славянства». 

В ночь с 11 на 12 апреля 1995 г. спецназ в масках ворвался в зал заседаний парламента, избил депутатов и выбросил всех из здания парламента. Формально, спецоперацию оправдали тем, что якобы поступил анонимный звонок о том, что якобы в парламентском помещении находится то ли бомба, то ли мина. Лукашенко и его сторонники доказывали, что «никто никого не бил и не ломал», а сами голодающие депутаты будто бы «угрожали кровопролитием, достали ножи, грозились отрезать себе головы». Несмотря на требование избитых депутатов продемонстрировать видеокассету с записью жесткой эвакуации, а также предъявить эту кассету следователям, этого сделано не было. 

Безусловно, голодовка депутатов сильно повлияла на Лукашенко. Через много лет в заключительном слове на IV Всебелорусском народном собрании Лукашенко вспомнит об этом. 

13 апреля 1995 г. депутаты вернулись к рассмотрению вопросов, предложенных Лукашенко. Это был последний день работы этого парламента. Президенту в этом очень поспособствовала комиссия Верховного Совета по государственному строительству во главе с Владимиром Левчиком. 

В тот день В. Левчик выступил перед депутатами и заявил, что вопросы, предложенные Лукашенко на референдум, не противоречат закону о всенародном голосовании. Председатель комиссии также объявил, что первые три вопроса имеют обязательный характер, а четвертый - консультативный. Левчик призвал в целом одобрить постановление, согласно которому референдум по четырем вопросам должен был состояться 14 мая 1995 г. 

Развернулись острые дискуссии, при этом обе стороны (и Лукашенко, и депутаты) не жалели слов и аргументов, чтобы убедить друг друга, применяя сильные эпитеты. Так, Лукашенко посоветовал депутату Олегу Трусову «не скалить зубы». Другого депутата он предупредил, что если тот будет «жевать» и «говорить», то может «подавиться». Как бы там ни было, 13 апреля 1995 г. Лукашенко одержал победу. За проведение референдума 14 мая 1995 г. по четырем вопросам отдали свои голоса 177 депутатов из 185 голосовавших. Это намного превысило минимально необходимое число голосов (152 голоса). 

С целью задобрить депутатов Лукашенко использовал банальные вещи, такие, как например, трудоустройство: «Вы здоровые мужики, каждый специальность имеет, приходите и скажите, где вы хотите работать. Давайте договоримся раз и навсегда, чтобы не трепали друг другу нервы». Лукашенко хвастался, что устроил на хорошую работу депутатов Ольгу Голубович (оппозиция БНФ) и Ивана Авина. 

Во время голосования бывший председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич призвал депутатов думать не о банкете, а о государстве. Выяснилось, что для депутатов в последний день сессии действительно планировался шикарный банкет. Лукашенко призвал парламентариев «выпить по сто грамм и по двести». 

12 января 1996 г., выступая на 1-й сессии Верховного Совета Республики Беларусь XIII созыва, Александр Лукашенко вспомнил про этот банкет «с приглашением правительства и прессы»: «Собрались с приглашением правительства и прессы и врезали: кто по чарке, кто по две, кто по шесть, кто сколько мог, никто никому не запрещал». 

Предстоящий плебисцит стал главным политическим событием 1995 года. 

Президентская команда пыталась использовать пиаровские технологии, проявлять изобретательность, мобилизовать на агитацию некоторых белорусских известных деятелей культуры и искусства (актер Владимир Гостюхин, художник Михаил Савицкий и др.). 

Своего рода политтехнологической новацией стала организация специального телемоста «Референдум-95» с участием самого Лукашенко. 

Одновременно сторонники Лукашенко стремились дискредитировать БНФ в глазах белорусов, доказать его разрушительную силу. Накануне референдума была показана выдержанная в духе лучших тоталитарных пропагандистских традиций лента режиссера Юрия Азаренка «Дети лжи». В фильме БНФ ассоциировался с коллаборационистами во время оккупации Беларуси немецко-фашистскими захватчиками. Результаты референдума были неутешительны для оппозиции. 

По официальным данным Центральной избирательной комиссии, из 4 млн. 830 582 человек, которые приняли участие в референдуме, по первому вопросу «за» проголосовали 83,3%, по второму - 75,1%, по третьему - 83,3%, по четвертому - 77,7%. Лукашенко и его окружение не скрывали своего удовлетворения. Они заявляли, что националистические силы после поражения на референдуме не имеют никакого права на власть в стране. 

Опьяненная успехом правящая команда даже не пыталась соблюсти по некоторым вопросам референдума формальные законодательные требования. Так, бело-красно-белый флаг был спущен со здания администрации президента уже 16 мая, еще до объявления Центризбиркомом официальных результатов. 

К тому же новая государственная символика, поддержанная на референдуме, требовала утверждения Верховным Советом. При этом Лукашенковские молодчики вместе с начальником Управления делами президента Иваном Титенковым совершили акт святотатства: разорвали бело-красно-белый флаг на куски, что являлось уголовным преступлением. На вопрос одного из подчиненных, что подумает об этом Позняк, Титенков ответил довольно жестко. Все попытки общественной активистки Татьяны Протько привлечь Ивана Титенкова к ответственности были безрезультатными. Поступок Титенкова вызвал недоумение даже у некоторых ближайших соратников Лукашенко. Так, в одном из интервью Виктор Кучинский заявил, что лучше было сдать бело-красно-белый флаг в музей. Референдум получил различные, противоречивые оценки.

Сторонники Лукашенко утверждали, что смена символики, уравнение в статусах русского и белорусского языков были необходимы во имя консолидации общества, что право президента распускать Верховный Совет укрепило баланс сил, и что не было никакой альтернативы экономической интеграции с Россией. 

Оппозиция, напротив, расценила референдум как национальную позор, один из шагов по уничтожению белорусского языка и культуры, инициированные российскими спецслужбами по благословению имперской Москвы. Введенное двуязычие оппозиция назвала «раздвоенным жалом змеи», которое хочет «убить белорусский душу, белорусский язык», уничтожить основу белорусского государственности. 

Отрицательную, но более трезвую оценку референдума пытались дать независимые юристы. Они утверждали, что вопросы, несмотря на их неоднократные корректировки, все же были якобы некорректные: по закону, человек должен отвечать за или против, а не «да» и «нет», значит вопросов типа «Поддерживаете ли Вы» не должно было быть. 

Что же способствовало победе Лукашенко на референдуме? Это целый комплекс различного рода факторов. 

Безусловно, большое значение имели личностные устремления Лукашенко с помощью референдума разгромить своих политических противников. 

Он оказался талантливым политиком: целеустремленным и волевым, проявил определенные харизматические способности. Это признавали даже упорные противники Лукашенко. Активный член парламентской оппозиции БНФ Сергей Наумчик вскоре после референдума в статье под названием «Цель» отмечал: «При всем моем глубоком неуважении к этому человеку (Лукашенко - Авт.) вынужден констатировать у него таланта. Это даже не ораторское мастерство и не безграничный популизм. Это способность некоего труднообъяснимого, но чрезвычайно сильного, прямо-таки гипнотического воздействия на людей». 

Немаловажным оказался и фактор Верховного Совета 12-го созыва, у которого, как оказалось, отсутствует корпоративная этика, сплоченность, идентичность, т.е. все то, что и характеризует настоящий представительный орган власти. Личные амбиции, обиды многих депутатов и на Середича, и на парламентскую оппозицию БНФ оказались, к сожалению, выше понимания необходимости компромисса, диалога и т.д. Именно на этом удачно сыграл Лукашенко. 

При оценке референдума 14 мая 1995 г. не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что вопросы, предложенные Лукашенко, упали на благодатную почву. Различные причины (российский великодержавный шовинизм эпохи империи, советские репрессии, отсутствие консолидированного диссидентского движения и т.д.) привели к тому, что в Беларуси процессы денационализации, упадка языка были гораздо глубже, чем в других республиках. Так, утверждение 19 сентября 1991 г. в Верховном Совете герба «Погоня» и бело-красно-белого флага в качестве государственных символов шло с невероятными трудностями. 

Таким образом, референдум 14 мая 1995 г. в Республике Беларусь, инициированный Лукашенко, использовался не только в качестве проверки общественного мнения, но и как средство борьбы с политическими противниками и оппонентами, укрепления легитимации исполнительной власти, ее положения. 

Результаты референдума, кроме всего прочего, свидетельствовали о том, что в сознании подавляющего большинства белорусов идеи независимости, культурного возрождения страны не стали, к сожалению, значимыми ценностями.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...