Александр Зимовский: Валютный кризис как кризис пропаганды

Крах валютного рынка Беларуси в России никого не интересует.

Александр Зимовский
Александр Зимовский
За исключением нескольких маргинальных и злобствующих сетевых СМИ и охочих до дутых сенсаций бульварных жёлтых листков. Которые (мы-то с вами понимаем) погоды не делают.
 
Да, действительно, на Витебском вокзале в Санкт-Петербурге за 1000 российских рублей в обменниках требуют 190 000 белорусских.
 
Да, действительно, в питерском отделении Rietumu Banka, что на улице Артиллерийской, любой желающий может убедиться — безнальный курс белорусского рубля к доллару реально составляет 4500 к 1.
 
Только ведь, друзья мои, никто вас здесь не заставляет это делать. В смысле покупать за такие бабки иностранные бабки. Вы совершенно спокойно можете расплатиться белорусскими рублями. В вагоне-ресторане. Да и в Беларуси тоже.
 
И это коренным образом отличается от ситуации на моей любимой Родине.
 
Валютный кризис в Беларуси не имеет никакого отношения к экономике. Это, в первую голову, кризис пропагандистский.
 
Пропагандистский аппарат Беларуси не смог убедить обывателей в том, что в стране валюты — завались, курс её установлен на долгие годы, а над белорусским златом чахнет не захудалый Кощей, а Герой страны.
 
Also, все усилия пропаганды привели только к тому, что обыватели отказываются верить очевидному, но с охотой внимают невероятному.
 
Белорусский обыватель срёт (в т.ч. и в каментах) на малограмотную и малоумную белорусскую пропаганду и плотно подсаживается на белорусские слухи. А слухами белорусская пропаганда, в отличие от, скажем, той же российской, манипулировать не умеет.
 
«Что вы всё «обыватель» да «обыватель?» — спросите вы, друзья мои. Да потому обыватель, друзья мои, что гражданин так себя не ведёт.
 
Что делает внимающий талантливой, ненавязчивой и умелой пропаганде гражданин в лихую годину?
 
Правильно, гражданин в лихую годину сплачивается. И сплачивается он вокруг фигуры национального лидера, чтобы благодаря умелой пропаганде мобилизоваться для решения временных (я в этом уверен) трудностей.
 
Напротив, обыватель в такие поворотные мгновения истории сплачивается вокруг валютообменных пунктов, дезорганизуется и впадает в маловерие и пораженчество.
 
Причина краха белорусского валютного рынка в том, что граждан в Беларуси, практически, нет, а вот обыватели — практически все сверху донизу.
 
Такой могучий ум, как А.А.Зиновьев, полагал, что в условиях возрастания культурного уровня населения, улучшения бытовых условий, роста образованности людей, а также при появлении оппозиции и других явлений, прямо или косвенно угрожающих идейной монолитности общества, требуется усиление идеологической (на самом деле — пропагандистской) работы.
 
Разумная и правильно поставленная пропаганда, друзья мои, ведёт к тому, что люди принятыми в обществе способами обозначают, что будут поступать так, как надо. То есть без паники, без шуму и пыли. Но в Беларуси так не получилось. Вы, друзья мои, наверное хотите знать, почему? Я сейчас, что непонятно, объясню.
 
Й.А.Шумпетер (кто это, вам, друзья мои, знать не обязательно) предложил следующее определение: «пропагандой является заявление, исходящее из источника, который мы не приемлем».
 
Ну вот, это собственно, многое и объясняет. Если не всё. Мало того, что говнозаявления были жалким лепетом, сами говноисточники оказались для обывателя неприемлемыми.
 
А ведь на практике, друзья мои, «пропагандировать» означает представлять факты и аргументацию таким образом, чтобы повлиять в определенном направлении на действия и/или мнения людей.
 
Натурально, были, видимо, какие-то попытки разъяснить публике, что штатовского бабла в стране навалом, что никаких мер по изыманию вкладов, занесённых обывателями в банки в состоянии аффекта, не планируется. Что курс, наконец, будет тверд как хер ПР-70 омоновского сержанта (ой, извините за каламбур). Я этого не видел, и не стану давать оценку эффективности этих попыток.
 
Хотя, полагаю, вполне достаточно было бы нескольких репортажей о поездках высших должностных лиц Республики Беларусь в различные обменные пункты, в том числе расположенные в агрогородках.
 
Там под лучами юпитеров, прожекторов и софитов высокопоставленные государственные мужи беспрепятственно сдавали бы в разумных объёмах иностранную валюту, на радость менее высокопоставленным обывателям. И, гордо размахивая пачками белорусских банкнот толщиной в добрую ковригу, делали бы различные широковещательные заявления о незыблемости белоруской модели вообще и избранного экономического курса в частности. К этой акции могли бы подключиться мастера культуры, депутаты, герои спорта, генералы индустрии, руководители важнейших национальных СМИ.
 
Во всяком случае, мы бы выиграли время. По крайней мере, до очередного послания. Однако ничего этого сделано не было.
 
Кстати, это служит предельно убедительным доказательством моего давнего тезиса: ни граждан, ни идеологии в Беларуси нет. Как теперь выяснилось, нет и эффективной пропаганды.
 
И не надо здесь грешить на экономистов, банкиров и молодое начинающее правительство. До сих пор все их действия были разумными и оправданными. В результате не белорусский рубль утратил свою твёрдость и незыблемость, отнюдь.
 
Парадокс нынешней ситуации в стране в том, что экономика растёт. А на деле обесценилась, девальвировалсь, утратила свою твёрдость, убедительность и достоверность, скатилась в гиперинфляцию государственная пропаганда. А наш родной белорусский рубль как стоял, так пусть и будет.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».