АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Светлана Калинкина: Дело чиновника Л

Официально этот документ именуется «Протокол устного заявления о совершенном преступлении». Его копию принес мне, скажем так, человек, заслуживающий доверия, после недавнего очередного пламенного выступления главы государства о борьбе с коррупцией: мол, они не отступятся, и будут бороться, и будут беспощадны...

По большому счету, документ не требует никаких комментариев. И схема в нем описана не вопиющая, а самая что ни на есть распространенная. И чиновник этот в среде себе подобных слывет ненормальным скромником, который не знает, сколько на самом деле надо просить за свои услуги. И бизнес он себе выбрал не высокодоходный. И «конспирировался» по-детски примитивно. Но от этой обыденности история становится только еще более показательной.
Документ, как и положено, подписан на каждой странице тем, кто давал показания, и завизирован следователем. Я, правда, сознательно убрала из него фамилии и должности, так как главный герой начнет вопить, что это организованный «слив» на него, подкоп под его чистейшую репутацию, что журналисты включились в борьбу с ним, неподкупным, на стороне одного из властных кланов. А на самом деле выступать на чьей-то стороне просто нет смысла, поскольку, как ни оценивай эти кланы, получается по белорусской поговорке -- абое рабое. Потому фамилия здесь не важна. Важна схема. Именно она объясняет, как становятся не бедными людьми слуги нищего народа.
Итак, протокол...
«...Я уже давно был знаком с Олегом, сотрудником спецпродразделения «Стрела», и его супругой Леной. Через них познакомился с Л. Олег является зятем Л. Олег в то время -  вторая половина 1990-х- начало 2000-х – занимался легковыми автомашинами. Он вместе с другом пригонял откуда-то из Баранович автомобили, ремонтировал их , продавал и тем самым зарабатывал деньги. Но у Олега в то время были проблемы со спиртными напитками и на этой почве возник конфликт с супругой и ее родителями. Я тогда помог Олегу справиться с пагубной привычкой – убедил его, что есть другая, более достойная жизнь и на своем примере показал ему, что можно достойно жить без злоупотребления спиртным. Я тогда занимался тем, что покупал в коммерческом управлении Минобороны военные грузовики, продавал их россиянам, и с этого имел неплохие деньги.
После того, как я убедил Олега избавиться от привычки употреблять спиртное, он действительно остановился, отношения у него в семье наладились. В связи с этим у меня и возникли очень хорошие отношения и с семьей Олега, и с его тестем.
Примерно в 2004 году Олег спросил у меня, как можно у нас в Беларуси законно заняться торговлей военной техникой и зарабатывать на этом. Я ему ответил, что в Беларуси это сделать не получится, поскольку нет спроса на такие военные грузовики. Хорошие деньги можно заработать только в том случае, если кто-либо, например, его тесть, будет «проталкивать», то есть лоббировать покупку машин. И я, и Олег знали, что Л занимает высокую государственную должность и в силу высокого положения имеет власть над руководителями всех предприятий области. Об этом неоднократно говорил мне и сам Л.
Олег попросил меня поговорить с его тестем и попросить его помочь с поиском покупателей на военную технику. При этом Олег просил не говорить о его участии в этом «проекте». Поскольку с Л у меня были достаточно близкие отношения,то я с ним встретился и поговорил.
Я сказал ему, что есть возможность заработать деньги, и обрисовал ему следующую схему: в Минобороны будет покупаться военная техника, затем она будет через комиссионные магазины продаваться по более высокой цене государственным предприятиям. Эти предприятия будет находить Л, пользуясь своей властью. Условие, основной момент был в том, чтобы найти покупателей. То есть найденные Л предприятия будут покупать предлагаемую нами технику, вне зависимости от того, нужна она им или нет. Но по закону необходимо было, чтобы предприятия-покупатели в обязательном порядке объявляли тендер на покупку техники. А на тендерное объявление будут откликаться комиссионные магазины с «нашей» техникой – предлагая ее по самым выгодным (по сравнению с другими предложениями) условиям. В ответ на мое предложение Л сказал, что он согласен, но контактировать с предприятиями-покупателями должен его зять после того, как он (Л) даст указание руководителю соответствующего предприятия произвести закупку техники у нашей фирмы. Л также сказал, что он не альтруист и хочет за свои услуги получать деньги – нужно, мол, делать ремонт в построенном доме под Минском.
Я сказал ему, что люди будут очень благодарны, если он найдет покупателей. На это Л ответил мне, что у него вся область в руках, в том числе и губернатор. При этом Л попросил меня, чтобы его зять не знал о суммах, которые я буду давать ему за услуги по поиску покупателей. Конкретных сумм он не называл, но сказал, что за 100 и даже 2000 долларов он мне не поможет, и его оплата должна зависеть от каждой конкретной сделки, просил, чтобы с деньгами его не обидели. Я сказал, что насчет денег его не обидят, денег будет больше, чем 100 и даже 2000 долларов.
После этого я рассказал о разговоре с Л Олегу, затем нашему общему знакомому Вячеславу (от себя добавлю, что это реально один из самых богатых людей Беларуси – С.К.), нашему общему знакомому. С Вячеславом у нас уже все было договорено, он полностью был в курсе дела.
Вячеслав поручил своему знакомому найти людей, на которых можно оформить 4 военных грузовика. Этот знакомый нанял своих людей в Молодечно, которые купили в коммерческом управлении Минобороны 4 военных автомастерских (имеется в виду спецтехника ЭГСМ – электрогазосварочная мастерская – С.К.). Деньги на это предоставлял Вячеслав. Найденные люди оплачивали покупку в Минобороны, но сами машины остались в военной части г.Могилева до получения их облгазом. Л, с его слов, дал указание директору облгаза закупить эти четыре ЭГСМ. Директор по этому поводу несколько раз приезжал в Минск, жил в гостинице «Октябрьская», где с ним встречался Олег и обсуждал вопросы покупки. В итоге машины были закуплены облгазом через комиссионный магазин. За помощь в этой сделке я лично передал Л золотую цепочку и золотой крестик общей стоимостью 800 долларов США, 3000 долларов США, также золотые часы, стоимостью 3000 долларов США. Указанные вещи я передал ему за три раза, встречаясь в его доме. Передавал без свидетелей, но обо всем этом знал Олег, который постоянно у меня спрашивал, сколько я заплатил его тестю. Олег сетовал, что мало платим. Часы были марки «Полет» и Л попросил сделать на них дарственную голограмму. Олег сделал на этих часах гравировку в виде благодарности. Присутствовала надпись «От друзей».
Часы, как я сейчас вспоминаю, я давал ему где-то в феврале 2005 года. Л мне сказал, что директора облгаза тоже нужно отблагодарить.
Деньги, вырученные от продажи машин, распределял Вячеслав. Он мне давал около 6 тысяч долларов США, которые я должен был распределить между, Л, Олегом и собой. Себе я оставлял 1000 долларов, 1500-1700 отдавал Олегу за его услуги, а остальные – Л за поиск покупателей. Поскольку сделки по купле-продаже военной техники шли постоянно по указанной выше схеме, я могу немного путать, за какую сделку – какие подарки я передавал Л. Олегу и его супруге я также передавал золотые кольца, крестики – за то, что Олег договаривался с руководителями предприятий-покупателей о конкретных вопросах заключения договоров, оформления других документов.
Л за это получил следующее:
- Форд минивэн. Новый. Стоимостью 19000 долларов темно-синего цвета. При покупке машины присутствовали менеджеры Михаил и Александр - представители «Форд» на авторынке в «Малиновке». Покупка имела место летом 2005 года. Из этой суммы (19000 долларов) 13000 я заплатил наличными, передав их в три приема Михаилу. Я сообщил Михаилу, для кого покупаю машину.
- 12000 долларов США примерно за раз
- 3000 долларов возле резиденции президента.
-1800 долларов возле резиденции президента.
- 1500 долларов в загородном доме.
- 5000 долларов, когда у зятя Л в доме велся ремонт.
Возле резиденции все происходило так: я подъезжал на Ситроене черного цвета, звонил Л на мобильный телефон, после чего он выходил и садился ко мне в машину. Мы проезжали с ним круг по пр.Скорины-Я.Купалы-ул. Первомайская и возле резиденции президента он выходил, получив от меня в автомобиле в виде взятки указанные денежные средства...» 
Далее в показаниях идет перечисление, какие дарились чиновнику и его семье цепочки, кольца, запонки и их подробное описание.

Человек, который дал эти показания, в настоящее время в бегах, его сразу после признаний выпустили из СИЗО под подписку о невыезде, но когда стало понятно, что чиновника Л никто не тронет, то он, как я понимаю, посчитал наилучшим для себя – исчезнуть. Суд над всеми остальными участниками схем по продаже военной техники состоялся. И был закрытым, дабы не полоскалось в суе имя высокопоставленного человека. Все обвиняемые признаны виновными и получили немалые сроки лишения свободы (в том числе 4 года – зять чиновника Л). Хотя обвинять тех, кто занимался куплей-перепродажей, по большому счету не в чем. Это обычная и не криминальная схема: они законно купили старые машины и законно их продали. Не крали, покупателям, добиваясь выгодной цены, утюг на живот не ставили. А вот чиновник, который, используя служебное положение, вынуждал покупать старые военные машины тех, кому эти самые машины были вовсе не нужны, как я понимаю, действительно виновен. Но он, как ни в чем не бывало, сидит у президента на совещаниях по борьбе с коррупцией и даже отчитывается, каких успехов в этой самой борьбе достигло его ведомство. Отчитывается перед тем, кто когда-то сделал из Станислава Шушкевича «злодея-коррупционера» за ящик гвоздей.
Комментарии, как кажется, излишни. Ведь именно такая борьба порождает еще большую коррупцию. Не правда ли?


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».