АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Александр Федута: Опухоль в теле государства

Радио Свобода рассказало историю гродненской семьи Величко – Ольги, Сергея и их двоих детей, которые вынуждены были 21 октября покинуть родной Гродно и уехать в Литву.

Обычно я стараюсь не комментировать отъезды. Мало ли что является истинной причиной. Одних гонит прочь недостаток хорошей (и хорошо оплачиваемой) работы. Других – элементарный страх за себя. По словам Ольги Величко, они приняли решение об эмиграции после того, как им с мужем пригрозили отобрать детей.

Эти угрозы уже стали своего рода обыденностью. Чужие дяди и тети приравняли оппозиционеров к асоциальным элементам, которым нельзя доверять воспитание. Мол, не любишь ты наше государство с его автозаками, омоновскими дубинками и прослушкой телефонов – значит, ты не в состоянии воспитать собственных детей как настоящих патриотов. Ибо, как сказал классик, и дым отечества нам должен быть сладок и приятен, гори оно гаром.

Проблема в том, что Ольга Величко была создательницей детского хосписа для онкобольных детей. Для этого у нее хватало квалификации: нейропсихолог, онкопсихолог. Плюс – магистр государственного управления. Тринадцать лет она справлялась со своими обязанностями. А теперь пришли люди из Департамента финансовых расследований, а вслед за ними должна была посетить квартиру Величко и служба опеки. Этого дожидаться не стали. Процитируем саму Ольгу: «Я выбрала своих детей».

И осуждать человека, тринадцать лет помогавшего облегчить боль семьям, теряющим детей, нельзя. Просто потому, что если бы эта власть отобрала у Ольги и Сергея детей – а в нынешних условиях приходится верить в любую вероятность, – то вовсе не для того, чтобы передать в столь же заботливые руки. Их забрали бы не ради них – не ради детей, повторюсь, – а для того, чтобы наказать, усмирить, втоптать в грязь их родителей, причинить им боль. О детях никто не думает.

Хотя – почему не думает? Наоборот! Самые верные солдаты султана в средневековой Турции – янычары, дети, лишенные родителей. Самые верные омоновцы сегодня – дети из неблагополучных семей. О них некому позаботиться, кроме батьки-командира. У них нет другого шанса заработать на квартиру, обеспечить содержание своей семье. Что бы там ни говорили сегодня бывшие их сослуживцы о не слишком высоких заработках, они не отвечают на другой вопрос: а куда пойдут все эти дубиноносители и дубинобойцы, что они в массе своей еще умеют делать? Ведь государство научило их только этому (напомним, что частных школ в сельской местности и в малых городах практически нет, а государственная система образования у нас просто чахнет на глазах).

Сегодня главная функция государственной машины – причинение боли. Причем если поначалу эта функция касалась только силовых ведомств, то сегодня насилие становится едва ли не единственной задачей, стоящей перед всем аппаратом. Вы должны были стоять на страже закона, господа прокуроры, судьи, следователи? Иногда не до законов. Вы должны заботиться об образовательном процессе, господа ректоры? Кто вам ввел в уши такую чушь? Вы должны следить за благонадежностью студентов и доцентов. Коммунальщики, мы не будем с вас спрашивать за тепло в домах и за наличие воды в трубах, но за бело-красно-белую гамму в окнах частных квартир с вас точно спросится! Идите, стучите, составляйте протоколы, выкручивайте руки – причиняйте боль если не физическую, то нравственную!

И так – шаг за шагом требование причинять боль распространяется на новые и новые сферы жизни. Нам нужно решить проблему утечки мозгов? Нет, мы не перестанем бить по головам дубинками и отчислять лучших, самостоятельно мыслящих студентов! Мы перекроем границы. Мы заставим выплачивать деньги, хотя родители своими налогами давно оплатили их учебу. Нам нужно пополнить казну? Мы сократим оплачиваемый декретный отпуск, а заодно ограбим пенсионеров. Только так! Ничего другого эта система нам предложить не может.

Вам это ничего не напоминает? Разрастание раковой опухоли. Клетка за клеткой – пока не удалишь все метастазы. Об этом намного лучше меня рассказал бы, наверное, Владимир Караник, не превратись он сам – в административно-политическом отношении – в подобный метастаз. Это, конечно, мое личное мнение – и не более.

Логика понятна. Еще в самом начале пути всем казалось: господи, как просто – пусть он уйдет! Потом число тех «клеток», которым надо бы уйти, вдруг начало стремительно увеличиваться. За счет людей самых разных профессий. Сколько их будет в тот момент, когда операция все-таки совершится? И насколько болезненной для всех нас будет эта операция?

Я не видел страданий онкобольных. Я вообще боюсь чужой боли. Наверное, Ольга Величко могла бы рассказать в частной беседе, насколько велика вероятность того, что боль нашего государственного организма можно будет уменьшить, смикшировать, отвлечь всех нас от нее. Но семья Величко была вынуждена оставить нас наедине с нашей опухолью. Той самой, которая стремится завладеть нашими умами и нашими сердцами, взять их под контроль.

И это страшно.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».