АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Юрий Пшенник: На чьей стороне время?

Длительного противостояния не выдержит как раз режим, а не народ


Несколько оправившись потрясения, режим попытался перейти в контрнаступление. Так, 19 августа был заблокирован Купаловский театр в Минске, и сотрудники не могли в него попасть. Со здания театра сняты бело-красно-белые флаги. На места бастующих белорусских сотрудников, как сообщают СМИ, Белтелерадиокомпании привлекли российских специалистов. Также возобновились разгоны и задержания, хотя пока еще точечные.

Все это – совершенно нормально, и укладывается в логику противостояния. Контрнаступление противника следует практически всегда – другое дело, что оно может и усугубить ситуацию, как, например, контрудары Красной Армии летом 1941-го. Им стоило сделать то, чего опасался Гитлер и что предлагали некоторые разумные советские военачальники. Но Сталин был против: только контрнаступление. Наш вождь мыслит так же. Это – в плане лирического отступления.

В последние дни появилось некоторое количество (хотя и не очень много) материалов того плана, что если за пару недель свергнуть режим не удалось, то всё, народ окончательно проиграл, а диктатор выиграл.

«Очень хочу ошибиться, – рассуждает Альфред Кох, – но есть смутное подозрение, что белорусская революция – все... У революции не бывает перерывов. Она либо идет по нарастающей и заканчивается победой, либо она “берет перерыв” и заканчивается пшиком».

«Промедление демократических сил смерти подобно. А диктатура умеет ждать», – резюмирует Александр Федута на Belsat.

Имеются и другие мнения. Например Андрей Курейчик напоминает, об изменениях, которые произошли прямо на глазах: «Народ отменил понятие “несанкционированный митинг”. Народ отменил понятие “несанкционированная символика”. Отменил понятие пиетета перед чиновниками. И это за 2 недели!»

Вероятно, нужен срок более двух недель, но суть в том, что в борьбе против всего народа ни один диктатор не имеет шансов выиграть. Даже если сопротивление чисто пассивное, но именно всенародное. А у нас же мы имеем именно противостояние народа и власти. То есть, по большому счету, если диктатор сумел настроить против себя весь народ (разве что кроме силовиков, да и то не всех), то он уже проиграл. Более того, режим продолжает отталкивать от себя людей. Одно награждение «отличившихся» силовиков сразу после протестов чего стоит.

Началось с абсолютно неадекватной реакции власти на пандемию, продолжилось демонстративно нечестными выборами, демонстративно жестокими репрессиями после них и продолжается в том же духе. Иными словами, даже попыток примирения с народом власть не предпринимает, делая ставку только на силовое подавление. Но единственное, чего в таком случае можно добиться, так это перевода активных протестов в пассивные. И это только хуже для Лукашенко и его окружения. Потому что в силовом поле власть еще более или менее сильна, а во всех остальных сферах – информация, экономика, внешняя политика и т.д. – или крайне слаба или работает только себе во вред, то есть имеет отрицательный ресурс силы.

Насчёт рассуждения о том, что если народ не победил за две недели, то не победит вообще, – оно является ложным. Потому что длительного противостояния не выдержит как раз режим, а не народ. И блицкриг был жизненно необходим как раз власти. Но он провалился, несмотря на запредельную жестокость, а, может быть, именно из-за неё. Ведь такая жестокость только окончательно и, вероятно, бесповоротно развела народ и власть по разные стороны барикад.

Как сказал Гитлеру министр вооружений Шпеер еще в ноябре 1941 года: война нами в принципе уже проиграна. Блицкриг провалился, а войну на истощение Германия не могла выиграть в принципе. Так и у нас: блицкриг провалился, а длительного противостояния с народом власть не выдержит.

Всё же надо признать, что диктатура Лукашенко еще довольно сильна в своей силовой составляющей, а также за счёт помощи соседнего правителя, имеющего аналогичное мировоззрение. Борьба с ней – это не двухнедельный блицкриг, это скорее позиционная борьба со своими победами и поражениями. В людом случае она завершается победой народа. «Дубина народной войны», как сказал Толстой, – это не шутка.

Имеются еще несколько факторов, работающих против режима в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Во-первых, Лукашенко утратил внешнюю и внутреннюю легитимность. Признание Путина мало что значит, поскольку и он сам постепенно становится менее легитимным, и спасение Лукашенко – это спасение политического трупа. Вряд ли это разумно, хотя, конечно, у диктаторов свои представления о разумности.

Во-вторых, после репрессий ускорились процессы падения и развала экономики. Власть, правда, успела списать всё на забастовки.«Текущий ущерб уже составил не менее USD500 млн. Отсроченный исчисляется миллиардами. Нарушены устои создаваемой годами системы зарубежного кредитования, пострадала инвестиционная привлекательность страны»,– поделился помощник действующего президента по вопросам финансово-кредитной системы Валерий Бельский.

В действительности все сложнее. Деградация экономики началась уже давно – и это прямое следствие неадекватной экономической политики властей, в первую очередь главы государства. Потом процесс ускорился. Протесты и забастовки лишь придали процессу деградации построенной Лукашенко экономической системы дополнительный импульс, но отнюдь не явились первопричиной. Пока Лукашенко остается у власти, ситуация будет только ухудшаться. Никаких преобразований он не приемлет категорически, к зиме начнет сказываться эффект санкций – как прямых, так и косвенных. Деньги в такой режим тоже вряд ли кто решится вкладывать, особенно учитывая, что он уже однозначно вступил в стадию разложения. Разве что Путин, который выделил средства Януковичу, которые, впрочем, достались уже новой власти.

Неизбежное снижение жизненного уровня, девальвация, а, может, и дефолт – это вина ныне действующей власти, а не забастовок, Координационного совета или там Купаловского театра, которые никакого отношения к реальной экономической политике пока не имеют.

Да, несмотря на более высокие шансы, давление на власть нельзя ослаблять, но это не значит, что оно должно быть хаотическим и «лобовым». И направление ударов должно меняться. Протесты неизбежно ослабнут к осени: холодный осенний дождь разгоняет митинг лучше всякой милиции. Следовательно, надо иметь планы на осень и зиму.Наступление до полного истощения сил, да еще в направлении, где враг особенно силен, вряд ли является абсолютно правильной тактикой. Имеется множество зон, где власть не просто слаба, а вообще представляет из себя зияющую дыру.

Нужно отойти от эйфории первых, пусть и весомых побед, окончательная победа еще не одержана, за нее еще предстоит побороться, но победа неизбежна.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».