АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Павел Усов: Бархатный террор

В результате электорального кризиса власти пришлось полностью отказаться даже от минимальных демократических атрибутов «избирательного процесса»

Авторитарные системы всегда опираются на силу, но при этом одним из важных элементов их стабильности является электоральная поддержка хотя бы 30-40% населения. Нынешняя кампания в Беларуси показала, что Лукашенко практически полностью ее потерял. Произошел электоральный обвал, или электоральная революция. Символично, что именно электоральная революция привела Лукашенко к власти в 1994г., и «электоральная революция» может покончить с его властью в 2020г.

Конечно, условия прихода Александра Лукашенко на пост президента в корне отличаются от условий нынешней политической борьбы. Будущему президенту не противостояла слаженная машина репрессий, фальсификаций, принуждения, его как кандидата не пытались снять с предвыборной дистанции или бросить в тюрьму. Политическая система была демократической, пусть и несовершенной. Голос и воля народа значила многое, и подавить этот голос было невозможно.

Сегодня голос народа, выборы - это лишь атрибут, декорация, которая скрывает за собой мощную машину подавления и расправы, прямого политического подлога и фальсификаций. В нынешних условиях обществу уже недостаточно выразить свою волю на избирательных участках, ему необходимо противостоять слаженной авторитарной системе, которая и является гарантией правления Лукашенко. Понятно, что «электоральный обвал» очень сильно влияет на позиции правителя, но это пока еще не смертельный удар, пока авторитарные инструменты контроля и управления работают исправно. А Лукашенко продемонстрировал обществу, что сбоев в авторитарной машине нет: аресты активистов и ключевых политических игроков, манипуляции с подписями, снятие с дистанции, контроль политического процесса. Все это свидетельствует о том, что авторитарная система не парализована и исправно выполняет свои функции.

В результате электорального кризиса власти пришлось полностью отказаться даже от минимальных демократических атрибутов «избирательного процесса», выборы превратились в инструмент политических репрессий. Электоральный авторитарный режим в течение нескольких недель переформатировался в исключительно милитаристский. Военная диктатура не означает исключительно «власти военных», это скорее режим, который уже не может опираться на правовые и социально-политические нормы, но только на репрессивный аппарат и насилие. Его легитимность базируется на принуждении. Такое положение вещей будет оставаться до тех пор, пока система в состоянии обеспечить себе лояльность со стороны силовиков и сохранять дефицит социальной солидарности в обществе.

Очевидно, что общество ждет «бархатный террор». Маховик репрессий начал набирать обороты и затрагивать все больше людей и структур, которые своим присутствием разрушают «гармонию авторитарной стабильности». Происходит уничтожение даже элементарных атрибутов политической оттепели. При таком размахе в скором будущем может произойти окончательная и полная зачистка политического пространства страны.

Светлана Тихановская является главным стресс-фактором для действующего президента, и сбить волну энтузиазма, как и парализовать процесс консолидации протестного электората, властям не удалось. Вместе с тем белорусы понимают, что выборы не будут честными и голоса придется отстаивать, в т.ч. посредством открытых протестов. При опасности политического взрыва власти могут прибегнуть к исключительному средству - снятию Тихановской с выборов.

Так получилось, что в политическом моменте соединились условия, механизмы, воля людей к переменам, что привело к серьезному давлению на систему. Вместе с тем активность и подъем натолкнутся на волю к власти и готовность к любым репрессиям, что будет оставаться единственной гарантией устойчивости системы. Однако очевидно, что стремление к переменам будет возрастать, а воля к власти постепенно ослабевать в силу природных особенностей человеческого организма, а также изнашивания системы. Обновить, усилить эту волю будет крайне трудно, даже посредством введения в политику наследника Лукашенко. Это только ускорит распад.

Думаю, правящему классу это становится понятным. Сейчас есть только чистая воля к власти и насилию, без идеологии, без массовой поддержки, которая опиралась бы на улучшение экономического самочувствия. И самое главное - без перспектив. Единственное, что может удержать, в некоторой степени подорвать стремление населения к переменам - полное уничтожение механизмов и инструментов, которые продуцируют, ретранслируют импульсы надежд и желаний смены власти, альтернативы. Все декорации будут сорваны, останется голое ржавое железо. Полагаю, что Лукашенко уже не осмелится смягчать политические условия существования общества, имитировать либерализацию, которая воспринимается как слабость и дряхлость системы. Последние годы своего правления Лукашенко проведет в стремлении реализовать полную экономическую и силовую изоляцию общества.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».