АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Александр Федута: Помрешь – посочувствуем

Он перенес коронавирус. И мог лежать в гробу

Заявление Александра Лукашенко о бессимптомно перенесенном коронавирусе напомнило мне одну старую историю.

6 октября 1997 года на лестничной площадке возле своей квартиры был взорван Евгений Миколуцкий – депутат Палаты Представителей первого созыва и председатель Могилевского областного комитета государственного контроля.

Это трагическое событие вызвало бурный резонанс главы государства. ТУТ.БАЙ цитирует газету «Республика», передающую слова Александра Лукашенко, сказанные на похоронах Евгения Петровича:

«Никто из нас не думал, что поводом для сегодняшней встречи станет гнусное, сволочное убийство. Преступники долго подбирались к президенту – не получилось. Решили начать с людей, которые были рядом с ним, которые всегда выполняли его волю. Я понимаю, что это вызов. Он брошен. Тут, на могилевской земле, хочу этой нечисти объявить, что принимаю ее вызов».

И в другом месте, но на ту же тему (цитирую уже «Народную Волю»):

«Параллельно делу, связанному с убийством Евгения Миколуцкого, возбуждено около 60 уголовных дел. Наверное, рано говорить, но жизнь президента висела на волоске…»

То есть, из сказанного следовало, что взорванный глава областного Госконтроля если и не закрыл президента своим телом, то, во всяком случае, принял удар на себя. Что-то вроде:

– На его месте должен был быть я.

Помните соответствующее высказывание небезызвестного Семена Семеновича Горбункова? И ответ милиции?

В данном же случае милиция так и не дала ответ на два вопроса: кто был заказчиком и кто стал исполнителем данного преступления. Кандидатуры министра сельского хозяйства и продовольствия Василия Леонова и главы колхоза «Рассвет» дважды Героя Труда Василия Старовойтова фигурировали в одном из намеков все того же президента: мол, покойный как раз начал заниматься коррупцией в «Рассвете». 

Но никаких доказательств приведено (как и во многих других случаях) не было, а предполагаемых исполнителей признали виновными в бандитизме – но вовсе не в убийстве Миколуцкого.

И уж тем паче не нашли никого, кто покушался на жизнь самого Александра Григорьевича, отчего ситуация выглядела и вовсе комично: человек на похоронах позавидовал покойнику, находившемуся в центре внимания собравшихся, и дал понять, что на его месте должен был быть он. Не покойник. Живой.

Сказать президенту о непристойности подобного поведения никто не решился.

Примерно та же история и с коронавирусом. У нас тут и губернатор переболел, и часть виновных в сопутствующих заболеваниях предстала перед Всевышним, и даже экс-соискатель президентского мандата объявил, что ему, в связи с инфицированностью, изменило политическое обоняние (к счастью, судя по всему, последний диагноз не подтвердился). 

А вот Александра Григорьевича никакая холера до сих пор не брала. Но сейчас – взяла! И он снова оказался в центре народной симпатии и требует себе таким образом сочувствия.

Сочувствия чьего? 

Врачей, которым не хватало антисептиков, масок и перчаток? Медсестер и фельдшеров, вкалывавших в несколько смен, но далеко не всех охваченных повышенной заработной платой? Детей умерших, почувствовавших себя оскорбленными заявлениями главы государства о том, что их родители – сами виноваты? 

Или представителей частного сектора экономики, брошенных на произвол с их проблемами, вызванными необъявленным, но тем не менее весьма ощутимым карантином (простите – самоизоляцией)?

Фраза, вложенная в уста главы государства в тот момент, когда очень многие даже из его собственного электората люди слишком хорошо помнят, как государственные медиа отрицали очаги коронавирусной инфекции в малых и средних городах, а сам президент лукаво спрашивал журналистку: мол, ты вирус видела? – подразумевая, что раз ни он, ни она вируса не видели, то, стало быть, его нет, вызывает прямо противоположный эффект. 


В точности, как в сюжете с Семен Семенычем Горбунковым. Помните, что ответили ему милиционеры по поводу заявления о месте, на котором должен был находиться он? Вот именно по этой же модели, восприняв сказанное Александром Григорьевичем как пиар-технологическую заявку на сочувствие в связи с коронавирусом, хочется ответить:

Помрешь – посочувствуем.

Как говорится, из песни слова не выкинешь.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».