АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Евгений Анищенко: Как вмонтировать президента?

В Беларуси самодержавие намечено порубить на независимые ветви власти при том, что оно неделимо

Евгений Анищенко
Евгений Анищенко, кандидат исторических наук
Некогда один царь объявил всенародный опрос на тему, как обустроить Черную и Белую и Сизокрылую земли, чтоб жить вечно, счастливо, без ржавчины, воров и т.п. Для приема предложений, рекомендаций, проектов конституций и проч. он повесил на своем дворце почтовый ящик. И народ повалил туда колонами, отрядами и поодиночке. Первыми хлынули потоки стонов, плача, криков о помощи, доносов, пасквилей и всякой житейской ерунды.

Один молодец из Молодечно жаловался, что его посадили на 15 суток за то, что он сфотографировал автозак ОМОНА, хотя думал, что это фургон для перевозки скота, и поэтому плевался на этот мираж. Одного схватили по дороге неизвестные в гражданской одежде и затолкали в мусоровоз. Он никак не хотел ехать с ними, норовил дать в морду каждому персонально, а оказалось, что это переодетые охранники из органов. Один юнец дал оплеуху скульптуре минского городового и потом горько плакал за безответную реакцию. Один фермер проклинал интересных людей, которые ворвались в его дом и сломали палец его жене, поскольку не знали разницы между мужским, женским и деревянным полом. Один борец вопиял из темницы, что его осудили за паутину на потолке, хотя он не паук, да и не мужское это дело – наводить чистоту в доме. Один попал в тюрьму за то, что некая Золушка заподозрила его в намерении ворваться без приглашения к ней в гости, хотя он всего лишь хотел спеть у неё под окном серенаду «Я здесь, Инезилья, стою под окном». 

Один убегал от приставаний блондинки древней профессии, а она позвала на помощь витязей порядка, чтобы заставить его ответить на ее интимный вопрос. Один горевал о том, что его судят 10 раз за одно и то же, а в наказание забрали Библию и не выдают матрас. Одного пешехода схватили только за то, что он не остановился на знак «Стоп» на железнодорожном переезде в Мостах. Другой случайно увидел свою подпись за кандидата, которого он совершенно не знает, на листе, датированном февралём, когда подписи ещё вообще не собирались. Всех, кто собрался прыгать через костер на Купалье, назвали митингом и приказали делать это в одиночку. К одному бедолаге подошли два омоновца, один из них упал, а другой сказал, что этот бедняга его повалил – и состряпали на него дело о покушении на мундир. Украинка не знает, куда подевались её кровные 170 тыс. долларов из секретной ячейки в Белгазпромбанке, а некто Черечень онемел от уравнения: он сдал в пробирочную палатку 106 тыс. подписей, а ему записали там 143 тыс. Спрашивается, куда подевалась совесть и сколько её там было истинно. 

Словом, нет порядка, бардак на дорогах и хаос в головах. Насчитали аж 5 колон жалобщиков по горизонтали. Потом решили, что колонны эти надо ставить по вертикали в виде опор. Отказались от скверны и принялись сочинять приятные реформы для прочности общественно-политического строения. 

Первую реформу назвали так: как всем думать о том, о чём раньше вообще запрещалось думать. Один предложил идти вперёд, когда другие предлагали вернуться назад, к 1994 году. Один манускрипт говорил о том, как все расформировать, а потом опять собрать так, чтоб никто ничего не заметил. Один предложил всё поменять так, чтоб всё осталось по--прежнему и никто не увидел никакого движения. Один принёс инструкцию, как в системе ручного управления человеколюбиво отрывать головы и правильно возвращать их на место, и тоже чтоб незаметно. Один предлагал «взять голову в руки и решить вопрос», который стоит ребром поперёк ног. Но тут железный голос сверху рявкнул: «Всё, что есть, бросить в производство. Вот и вся реформа». Словом, мысли утюжили и выпрямляли так, что убили всякую свободную мысль и оставили только охоту думать, как угодить начальству. 

Наконец головотяпы решили сочинять идеальные конституции под незыблемое строение. 

Первыми были вечные сталинская и брежневская конституции, которые обсуждали всем народом под бурные и продолжительные аплодисменты и которые исчезли без аплодисментов неизвестно куда с немым вопросом голосовавших: а зачем мы это делали? Потом подали конституцию, в которую «был искусственно вмонтирован, не имея никаких полномочий», президент и ему «поэтому пришлось действовать силой, опираясь на помощь простых людей и, особенно, минчан». Простофили не заметили, как он мирно и без крови узурпировал все полномочия и бразды правления, а через 25 лет вдруг заявил, что сильная власть а-ля Гитлер теперь не нужна. Но ведь надо же подвести базу, создать концепцию, дать объяснение неожиданному отказу от безмежной власти и удержания её силой «во что бы то ни стало», которую все 25 лет воспевали как волшебную панацею и восхваляли как оплот стабильности. 

И вот вседержитель поручил в 2019 г. своим подьячим в приказной избе «быстро, в течение года выдать на-гора новую конституцию и положить её на стол» для душевного разговора с народом и подготовки его к трансмиссии власти. Извините, транзиту. И хотя в этой избе умников «отбирали каждого очень долго, которые прошли жизнь и которые знают, чего требует от нас сегодня народ», простофили просто не догадались прописать в проекте статью о том, что для того, чтобы «не остаться без молока, мяса и штанов, никакой демократии и болтовни» не полагается. И вообще отборные люди онемели, когда заказчик сказал, что он не будет «рубить страну на ветви власти», что на какие-то ветви «власть неделима. Надо нагружать властными полномочиями другие структуры и ветви власти». Правитель отверг предложенные варианты как негодные, так как трусливые писаки из элементарного лизоблюдства «просто боятся вносить более решительные изменения в конституцию». А ещё они увидели людей только тогда !!!!!, «когда президент начал сверху давить» на них, и обнаружил, что на них «клейма ставить негде». Они облегчённо вздохнули, когда вседержитель назвал «эпицентром выработки основного закона вместе с президентом талантливый парламент: будущим парламентариям и мне ставить окончательную точку в обновлённой конституции. Мы её сделаем за два года». Ура, страна переходит на двухлетний цикл существования конституции! 

Если не понравится система, в которой «Лукашенко как будто ушёл и не ушёл», тогда талантливые борзописцы перепишут на-гора новую конституцию. Плёвое это дело, ребята, навались на тысячелетнюю традицию и всемирный опыт! Главное, чтоб не забыли прописать норму о неприкосновенности в случае прекращения дыхания уполномоченного. И не беда, что «мы ещё не выработали даже концепцию изменений этой конституции. Она появится тогда, когда я получу окончательные предложения от разных слоёв нашего общества» и их восторженную поддержку. Айда в массы, в гущу, в поля! Ишь, оторвались от народа и попрятались в бульбе. У меня не пошалишь. 

Я добросовестно цитировал анналы этой светской – извините, советской – хроники, и думал: когда же закончится подобное освобождение святого духа путём его бесконечного закрепощения в оковах всенародной поддержки? И тут осенило! Каждый, кто будет подавать химерические декларации введения единомыслия и пожизненного всевластия, должен одновременно прилагать и справки о своём психиатрическом обследовании. А мы уж рассортируем их в органах согласования пустословия и мании величия, удержания деспотической власти с гарантиями безнаказанности преступников и сбалансированного распределения полномочий соучастников, обеспечим взаимодействие незаменимости ничтожества и несменяемости армии холуёв у кормила. И не забывайте главное правило фортуны: даже если очередную самую совершенную, самую передовую конституцию примут под бурные овации элитного зала, через 2 года этот образец спустят в унитаз под влиянием вызовов времени и закономерностей жизни. Это если «мнениеобразующие» льстецы не перейдут на пятилетний цикл, с привычными криками—даешь досрочно, мы и пятилетку перевыполним.

Так что мы имеем очередной административный зуд по переписыванию незыблемых основ конституции под сиюминутный норов Кебича, под прихоть Лукашенко, под вкус очередного временщика… Вместо ликвидации института президента, как инструмента безграничных злоупотреблений и преступлений без наказания, мы имеем мышиную возню вокруг обладания этим всевластным корытом и ненасытного кормления с его ласки раболепных орд. Вместо ликвидации института президентства, как источника разврата и неконтролируемого обществом беззакония, мы получим президента во главе сверхоргана по согласованию взаимодействия всех органов и ветвей власти, стоящего над законом и вне гражданского контроля, и конечно же в окружении бесчисленной рати подхалимов и безотчетной обслуги. 

Вседержитель хочет сказать, что потерпел фиаско его ручной режим самодержавия, но он боится открыто признаться, что все 25 лет его упорного строительства–коту под хвост, потому что тогда уже все, кто из года в год выбирал его единодушно на царский трон, оказываются дураками, что все их титанические усилия росчерком пера превращаются в напрасную и бессмысленную пыль. Он хочет отказаться от шапки Мономаха, но боится потерять трон. Он хочет уйти так, чтобы остаться. А ведь это такой полезный пустяк написать Конституцию и потом высморкаться в нее. 

Самодержавие намечено порубить на независимые ветви власти при том, что оно неделимо и что вседержитель не хочет рубить свой насест на части. Вам дана свобода думать, как угодить этому желанию вмонтировать президента в элегантную конструкцию. Можно записать его «ласковым арбитром» или «почетным де[р]мократом» под руководством общественно-аналитических мастерских и талантливых палат. Открыт конкурс на звание второго лауреата премии Шнобеля в Беларуси. Готовьтесь к страшнейшей депрессии и апатии все, кто неистово аплодировал мифу о своей всенародной поддержке. 

Евгений Анищенко


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».