Константин Скуратович: Министерство при колхозе, или Колхоз при министерстве?

С началом посевной кампании на сельскохозяйственные организации высадились многочисленные десанты проверяющих, укомплектованные из числа работников аппарата. Из правительства, из КГК, традиционно из МВД, из профильного министерства, из областных и районных облисполкомов.

Каждая такая комиссия из центра, или из местной вертикали, изучает состояние дел, анализирует и готовит соответствующие заключения. Например, КГК изучил готовность предприятий к предстоящей посевной и выявил наиболее проблемные вопросы, которые могут затруднить проведение посевной. По традиции к ним отнесли недостаточное обеспечение предприятий минеральными удобрениями и семенами, низкая готовность техники.

В общем и целом, ситуация сложилась благополучная. Так, в текущем году минеральных удобрений накоплено в 1,5 раза больше, чем в прошлом году. По состоянию на 14 февраля в организации их поступило только 41,6% от потребности. Но, например, в организациях Витебской области минеральных удобрений имелось только 16,7% от потребности, в Могилевской – 28,2%, в Гомельской – 32,4%. Но в отдельных районах удобрений, можно сказать, вообще не было. Например, в организациях Ушачского района их имелось 3,4%, Шумилинского района – 3,5%, Шарковщинского района – 4,7% от потребности.

В меньшей степени эта проблема относится к обеспечением семенами.

По традиции, проверяющие сетуют на факты низкой готовности сельскохозяйственной техники в отдельных районах и организациях. В них встречаются приписки в оперативную отчетность.

Известно, что в последние годы за Витебским агропромом закрепился статус самого слабого звена системы. Для его укрепления 25 февраля был принят указ № 70, согласно которому в области сформируют сырьевые зоны, организации которых войдут в агропромышленное объединение, которые буду проводить единую производственную и финансовую учетную политику. Это ноу-хау текущего сельскохозяйственного года. Воспринимать его следует серьезно, поскольку такие серьезные реорганизации проводятся регулярно и требует очень серьезных денег. В нашем случае речь идет о 3 млрд. рублей задолженности витебского агропрома госбюджету, банкам, кредиторам и прочим своим поставщикам. Разумеется, таких денег у агропрома нет. У него, судя по всему, никаких денег вообще нет. Но зонное объединение отдельных организаций в холдинг с появлением у них единой бухгалтерии, видимо, позволит им начать зарабатывать и постепенно погашать долги. Но не сразу, а после того, как будет проведена предусмотренная указом реструктуризация обязательств организаций АПК перед своими «партнерам по совместному бизнесу».

Все знают, что бизнес всегда бывает совместным, обещающим взаимную выгодность партнерам. Но бывают ситуации, когда у должника ухудшается экономическая ситуация и он лишается возможности в полной мере отвечать перед своими обязательствами перед партнером. В таком случает проводится реструктуризация долгов, которая является наилучшим и часто единственным способом решить проблемы как должника, так и кредитора.

В нашей стране реструктуризация, если это относится к сельскому хозяйству проводится традиционно и часто завершается простым списанием долгов организаций.

Очень часто после таких операций бывшие должники продолжает свою порочную практику – производят не прибыли, а убытки.

Как это выглядит, показывает применение указа №399 от 2 октябре 2018 года «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций». Среди прочего он позволял убыточным организациям получать отсрочку погашения задолженности за три года с последующей рассрочкой на пять лет или получение отсрочки погашения задолженности с последующей рассрочкой на иной срок по соглашению с кредиторами.

То есть, если средств для погашения долгов у «оздоровленных организаций» обычно не хватает, то кредиторам приходится соглашаться с условиями должников. С нашими «организациями» сделать можно все, что угодно – взыскать с них долги невозможно. Именно после 399-го указа многие «организации», в том числе и платежеспособные, стали буквально загонять себя в убытки, получая для себя реальные преференции, рассчитывая на перспективу, когда государству для сохранения производства придется списать долги.

Это очень хорошо понимают аграрники. Они знают, что и через 8 лет будет тоже самое, что и сейчас. А сейчас началась посевная. По заявке Минсельхозпрода на проведение посевных работ требуется 1 млрд 940 млн рублей. В списке горюче-смазочные материалы, удобрения, средства защиты растений, семена, ремонт и обслуживание техники и т. д. А у одного витебского агропрома 3 млрд. рублей долгов.

А на весь сельскохозяйственный год требуется 4 млрд 200 млн рублей.

А еще понадобиться обеспечить проведение мероприятия по посеву, уходу и уборке и работу республиканского, по типу генерального, штаба министерства и рабочих групп, созданных в иных ведомствах и структурах местного уровня. При том, что в 2019 году кредиторская задолженность отрасли составила 8,5 млрд рублей, просроченная достигла 2,7 млрд. рублей и в 2,8 раза превысила заработанную за год чистую прибыль.

Вот так в общих чертах выглядит бизнес министерско-колхозный или колхозно-министерский. И, видимо, партнерство взаимовыгодное.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».



Особое мнение