АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Александр Подрабинек: Свобода или безопасность. Как дожить до вакцины

Численность заболевших COVID-19 во всем мире на сегодняшний день около 200 тысяч человек.

Александр Подрабинек
Александр Подрабинек, Александр Подрабинек – правозащитник и журналист, ведущий программы Радио Свобода "Дежавю".
мнения автора
Кажется, что это не очень много, потому что даже самым обычным сезонным гриппом ежегодно в мире заболевают около 500 миллионов человек. Но это слабое утешение, и вот почему.

Основная угроза инфекционного заболевания определяется способностью к быстрому распространению инфекции и уровнем смертности. Смертность при обычном гриппе около 1%, при коронавирусе существенно выше – 3,4%. Но это не все.

Интенсивность распространения зависит от разных факторов: от легкости передачи возбудителя здоровому человеку, от агрессивности самого возбудителя, от восприимчивости организма, от способности инфицированного человека сопротивляться болезни. Здесь имеют значение и возраст больного, и перенесенные им раньше заболевания, и лекарственная поддержка организма, и даже уровень организации здравоохранения. Факторов много.

Крутой рост заболеваемости, когда с каждым днем количество больных в некоторых странах чуть ли не удваивается, приводит к печальным выводам. Специалисты ВОЗ прогнозируют, что при нынешней пандемии коронавируса COVID-19 заболеют две трети населения Земли, то есть примерно 5 млрд человек. Если уровень смертности сохранится прежний, то это значит, что от болезни погибнет 170 млн человек. Это огромная цифра – больше, чем все население России или столько же, сколько в Германии, Франции и Нидерландах вместе взятых.

Вакцина, ранняя диагностика и оснащение больниц

Но смертность не обязательно останется на сегодняшнем уровне, она может быть снижена. Во-первых, ученым возможно удастся изобрести и запустить в производство вакцину раньше, чем пандемия соберет всю свою кровавую жатву. Известно, что работы в этом направлении идут очень интенсивно. Вакцины уже не раз спасали человечество от смертельных болезней. И от инфекций с невероятно высокой способностью к распространению, таких как оспа или чума, и от заболеваний с крайне высоким уровнем смертности, таким как бешенство, у которого смертность 100% и нет ни одного случая излечения за всю историю медицины. Вакцина предупреждает развитие болезни, и тем спасает нас от гибельных эпидемий.

Во-вторых, эпидемиологическая смертность зависит не только от биологических причин, но и от социальных. Проще говоря, от уровня здравоохранения. При том, что среднемировой уровень смертности от коронавируса 3,4%, в Иране он составляет 10%, в Италии – 8%, в Китае – 4%, в США – 2%, а в ФРГ – 0,2%. Такой разнобой в показателях зависит главным образом от возможностей ранней диагностики, грамотного лечения и предпринятых государством своевременных карантинных мер.

Сейчас еще рано делать выводы, кого-то ругать или хвалить, но вот пример. В Италии остро ощущается нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), из-за чего гибнут многие больные.

В России 40 тысяч аппаратов ИВЛ, но не все они смогут работать


Не берусь судить об организации здравоохранении в Италии, но проецируя эту картину на Россию, можно представить следующее. Аппаратов ИВЛ в стране великое множество. Они есть практически в каждом реанимационном отделении или блоке интенсивной терапии любой центральной районной больницы. Вице-премьер правительства России Татьяна Голикова, комментируя на днях утверждения о неготовности российской медицины к коронавирусу, заявила, что в России готовы к использованию более 40 тысяч аппаратов ИВЛ. Наверное, так и есть, но проблема в том, что большая часть из них находится не в инфекционных отделениях, а переводить вирусных больных в другие отделения опасно из-за возможности распространения инфекции.

Можно было бы перемещать аппараты ИВЛ, но для этого палаты и боксы инфекционных отделений должны быть оборудованы подачей кислорода. В подавляющем большинстве российских больниц такого нет. Оснащение обычных больниц в России находится на критически низком уровне, какой там кислород в палате, дай бог, чтобы была хотя бы кнопка вызова дежурной медсестры.

Для сравнения: в Израиле в каждой палате любого стационара есть подача кислорода. В ожидании коронавируса в стране были срочно перепрофилированы под инфекционные несколько больниц. Результат: при наличии около пятисот заболевших там нет ни одного смертельного случая.


Кроме карантина, никаких других эффективных мер нет


Снижение смертности при эпидемии во многом связано с правильными медико-санитарными мерами, прежде всего карантинными. В сущности, кроме карантина, никаких других эффективных мер в борьбе с только что появившейся инфекцией нет. Однако и к этой мере следует подходить разумно. Самоизоляция, особенно одиноких или пожилых людей, может иметь хоть и отдаленные, но драматические последствия. Нарушение обычного уклада жизни, дефицит общения, постоянный страх заражения могут привести к депрессии и сделать жизнь невыносимой. Предпочтительнее все же помещать на карантин больных, вирусоносителей и их ближайшие контакты, а для этого надо проводить массовое тестирование на коронавирус, как это сделали в Южной Корее и на Тайване. Это опять же вопрос организации здравоохранения.

Жертвовать свободой ради безопасности?


В деспотических режимах подобные проблемы решаются просто. В Китае, например, нарушителей строгих карантинных мер могут приговорить к смертной казни, а сами эти меры жестко обеспечиваются силами армии и полиции. В свободных странах такие штучки не проходят. В Израиле служба общей безопасности Шин-Бет начала цифровую слежку за гражданами страны, зараженными коронавирусом, что сразу вызвало протесты общественности. Вопрос, можно ли жертвовать свободой ради безопасности, остается дискуссионным, однозначного ответа на него нет. Ясно, что некоторые ограничения гражданских свобод неизбежны (например, свободы передвижения), но у всех разные мнения о том, где на этом пути следует остановиться.

Возможно, решения придут со временем. Нынешняя пандемия, хочется верить, даст толчок к поиску общих решений в борьбе с опасной инфекцией. Пока что в этом отношении царит некоторый хаос и несогласованность. Пандемия – наглядный урок глобализации, негативный, но неизбежный. На глобальный вызов нужно найти глобальный ответ.

Пока такого ответа нет, нам остается только надеяться на удачу и уже имеющийся опыт. Продолжительность пандемии будет зависеть от скорости разработки вакцины и от того, как много людей, переболев COVID-19, приобретут к нему иммунитет. Ближайшая задача – выжить до появления вакцины.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».