Павел Сапелко: Их не увидят мертвыми

Приговор братьям Костевым, пожалуй, стал наиболее резонансным со времен дела «террористов» Коновалова и Ковалева, зацепив даже тех, кто раньше если что-то и думал про смертную казнь, то молча.

Парадокс, но у меня нет сомнений в том, что этот позорный акт «правосудия» сделает больше для аболиционистского движения в Беларуси, чем долгие и прочувствованные рассуждения нас, правозащитников, сторонников отмены смертной казни. Он заставит людей подумать о смертной казни с других, новых точек зрения. Хотя большую часть аргументов они уже слышали от нас же в других делах, но редко где эти аргументы сходились в таком количестве и так явно подтверждались обстоятельствами дела.

Как-то я уже писал про судьбу осужденных на смерть; вот и этих людей - Станислава и Ильи Костевых, уже нет. На них уже роба с надписью «ИМН», их уже водят головой в пол. Их - юридически пока невиновных людей, по приезду в Минск на заседание апелляционной инстанции поселят в камеры смертников, в нескольких десятках шагов от места, где через несколько месяцев им зачитают волю уже решившего их судьбу хозяина страны, и раздадутся два выстрела. Родные не увидят их мертвыми и не узнают, где и как они похоронены. До этого будет несколько месяцев для тягостных ожиданий и отчаянной надежды, для самых нелепых идей спасения и последних наивных попыток достучаться до сердец и умов виртуальных палачей - тех, которые убивают равнодушными строчками процессуальных решений и подписью под ними.

Собственно, всю эту длинную процедуру можно бы в этом деле и не начинать: дело Костиных уже рассмотрено задолго до вынесения приговора, и только ленивый не знает, кем и с каким результатом. И ужас ситуации даже не в самом решении, и не в том, как его объявили на всю страну, - от этого мастера слова и дела можно много чего ожидать. Жуть нагоняет та готовность, с которой суд «прозрел» и по одному из минимум трех сотен убийств, совершаемых в год на просторах Синеокой, в один момент придумал назначить исключительную меру наказания. Причем ту из двух, которая необратимая.

Президент практически приказал убить двух обвиняемых - это мы уже проходили. Но уже давно скорая смерть двух вчерашних детей заодно не поднимала столько социальных проблем и вопросов.

В нашей стране так или иначе девятый год муссируется знаменитое президентское обещание про третьего ребенка, который - его, президента: «Но третий - это мой ребенок. (...) Нам крайне необходимо увеличить рождаемость, увеличить численность наших людей. Давайте подумаем, может быть, мы сможем при рождении третьего ребенка гарантировать семье нормальные условия жизни и окажем поддержку нормальную для этого ребенка, для родителей».

Что ж, в этой большой семье «президентских» - четверо: двое из четверых детей сестры приговоренных и сами осужденные на смерть - они тоже младшие, третий и четвертый в семье, разве что родились пораньше, еще до известного обещания. Однако все Костевы - участники этой печальной истории - были рождены (ну или повзрослели, если говорить о старших сестре и брате приговоренных) уже при нынешнем президенте, и, пожалуй, они - продукт политики в отношении материнства и детства в нашей стране. А о «своих» можно было бы и лучше позаботиться, но нет - никаких квартир в условной Каменной горке или ее чериковском аналоге им не досталось. О «своих» можно было бы навести справки поточнее до того, как в телеэфире выносить приговор: братья-«разбойники» наразбойничали до трагического апреля на два месяца ареста по 205-й статье УК за пару краж на символические BYN10-20. «Сестра никакая, асоциальный элемент» и вовсе оказалась молодой матерью четверых детей, которая бьется как может, чтобы обеспечить тем лучшую жизнь, и строит как умеет свою. Стыдно перед ней: тот самый случай, когда ляпнул один, а стыдно другим.

Хотелось бы еще вот о чем поразмыслить. Вряд ли что-то оправдает причинение смерти человеку братьями; по-разному можно оценить логику поступков жертвы - не помочь соседке присмотреть за детьми, а наслать на нее еще одну вереницу проверяющих - это так принципиально и современно! Но вот угроза отключить газ (а вместе с ним и отопление) посреди зимы семье с четырьмя малолетними детьми за BYN60 задолженности в стране победившей социальной защищенности и государственного долга в сумме под BYN44 млрд - это слишком, угроза забрать детей у матери за отнюдь не фатальные ошибки в воспитании - это тоже слишком. Равнодушная государственная машина, которой проще забрать детей у матерей и раздать кого куда - это наш национальный позор. Отобрание детей без суда и последующие судебные «гражданские казни», когда матери превращаются в «обязанных лиц», людей без прав, надежд и перспектив - это то, что может разжечь ненависть у прежних жертв такой «заботы» почище, чем ту, которую вообразили, нарисовали и растиражировали маргинальные паблики про убийство в Черикове - с бреднями о срезанной плоти с костей учительницы.

Если лидер государства не может отказаться от убийств за убийства, если средневековые инстинкты побеждают и приличные с виду люди рукоплещут предстоящему двойному расстрелу, это причиняет боль тем, кто не согласен, что и его именем также подписывают смертный приговор. Это порождает горечь поражения у тех, кто пытается сделать каждую смерть от рук государства последней, но регулярно убеждается, что слой цивилизованности на окружающих слишком тонок и слетает с них без труда и без следа. И это сигнал государству, что терапевтически эту дикость не вылечить, нужно волевое решение об отказе от смертной казни: перейти от казней на площадях к «гуманной» пуле в затылок народ государству, кстати, не поручал, до этого государство додумалось само и разрешение у народа не просило. Также, не спросив народ, государство прекратило отрубать руки и ноги, рвать носы и сажать на кол. Он, абстрактный народ, слишком, мягко говоря, разнородный, чтобы отдавать непосредственно в его руки не только вопрос о смертной казни, но и, например, вопросы налогов, бюджета и территориальной целостности. Поэтому, кстати, последние три из перечисленных на референдуме разрешаться не могут.

Наверняка из тех восьми сотен горожан, которые подписали челобитную в столицу о «справедливом» наказании Костевым, кто-то ходит в церковь, которая уже осудила смертную казнь. Кто-то из них в детстве ронял слезу над «Оводом», а в новейшие времена - глядя «Зеленую милю», кто-то не верит в правосудие от В.Сукало и Ко, а у кого-то есть непослушные дети. Неужели им виделся именно таким справедливый приговор?


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».



Особое мнение