Владимир Мацкевич: Утилизация “лишних людей”

Образование – самый массовый способ “утилизации лишних людей” со времён Фридриха II.

Этот вариант может быть очень полезным для страны, если им правильно пользоваться, но при глупой политике он ничуть не лучше рекрутского набора в армию, или всеобщей воинской повинности.

Я не знаю, сколько человеко-часов потрачено на строительство пирамиды Хеопса, но много. Не знаю, сколько людей работали на этой египетско-комсомольской стройке, были ли они рабами, или свободными.

Но очевидно, что всех их нужно было кормить, и их кормили, значит, было чем кормить. У египетских земледельцев была высокая производительность труда, накапливались большие запасы еды, и можно было прокормить огромный трудовой коллектив строителей пирамид.

Строители работали за еду. Денежной системы, как таковой, в Древнем Египте ещё не сложилось, деньги в виде монет в Египет принесли греки с Птолемеями.

Кроме массы строителей пирамид приходилось кормить множество жрецов и их обслуги, двор фараона, чиновников и номархов, ну и армию, естественно.

А ещё Египет торговал зерном с соседними народами, а позже стал главной житницей Рима.

Зерна было много, очень много. Поэтому можно было прокормить огромную массу людей, которые не были востребованы в “реальном секторе” – в производстве продуктов питания, тканей для тела, и керамики для приготовления пищи. Это были “лишние” люди, и правители должны были их чем-то занять.

Фараоны придумали для утилизации “лишних” людей свои великие стройки.

Пирамиды строили и в Месопатамии (зиккураты и Вавилонская башня), и в городах майя и ацтеков. Грандиозные сооружения строили в Индии и Камбодже, в Перу и в Китае.

Грандиозные сооружения – самый древний способ утилизации “лишних” людей и свободного времени, появляющихся в результате избыточного производства продовольствия.

Ещё один способ, не менее древний — самоуничтожение. Это уже не канибализм диких племён, а жестокие квазиспортивные игры и соревнования и ритуальные человеческие жертвоприношения.

Человеческие жервоприношения и убийство детей практиковали в древней Палестине и Финикии, включая Карфаген. На Крите придумали для аристократии развлечение — бои с быками, в которых гибли “лишнее” молодые аристократы.

На Крите практиковали сразу несколько способов утилизации “лишних” людей:

– жестокие игры с летальным исходом;
– чтроили мегасооружения (лабиринт);
– отправляли молодёжь пиратствовать, разбойничать и гибнуть на морях;
– позже включились вместе с другими греками в процесс колонизации. Греческая колонизация хорошо исследованное явление.

Это основные способы, которыми древние и новые государства регулировали демографию вплоть до XVIII века. Самый яркий пример — Англия/Британия с XVI по XIX век.

Когда утихли гражданские войны и революции, в которых массово гибли жители Британских островов, англичане ринулись в морские авантюры, и пиратствовали в морях, которые контролировали испанцы.
Великобритания начала колонизацию Вест и Ост Индий. Дорогу открыли религиозные диссиденты, потом это стало государственной политикой.

Преступников и бродяг (люди, ставшие “лишними” в результате “огораживаний”) отправляли в Австралию, а из добропорядочных подданных формировали многочисленную и мощную армию для защиты колоний и войн на Континенте.

Армия издавна была местом утилизации “лишних” людей. Войны иногда начинались только из-за того, что армия не должна болтаться без дела, иначе она доставляет большие неприятности в собственной стране.

В рамках моего интереса можно пропустить исторические прецеденты и разнообразие способов утилизации “лишних” людей. Отдельного внимания заслуживает, пожалуй, только политика Фридриха II Гогенцоллерна.

Фридрих II получил в наследство от деда Фридриха I отца Фридриха Вильгельма довольно милитаризированную Пруссию. Сам Фридрих II воевал много, хотя и без удовольствия, его больше привлекала музыка и философия. Он не только играл на флейте, но и сочинял музыку, сам писал философские трактаты и исторические сочинения.

Но, “Старый Фриц” в рамках моей темы заслуживает внимания своей попыткой ввести всеобщее начальное образование в Пруссии. Он мотивировался необходимостью создания регулярной армии нового типа. В этом он был на целую эпоху впереди соседних стран. Так в Речи Посполитой всё ещё существовало средневековое войско шляхетского ополчения. Никакое посполитое рушанне не могло противостоять регулярной прусской армии и русской тоже.

Правда, попытка Фридриха II не была доведена до конца. Это сделали уже в революционной Франции, когда перешли от наёмной армии и рекрутского набора к всеобщей воинской повинности. Всеобщая воинская повинность потребовала и всеобщего начального образования. Но начало было положено. При “Старом Фрице” в большей части Германии образование стало той сферой, где могли найти своё место многочисленные “лишние люди”. Это стало главным фактором стремительного развития Германии, позволившей ей стать самым мощным и развитым государством Европы в течении XIX века. И по утверждениям немецких идеологов даже “войны выигрывает прусский учитель”.

“Лишние люди” неизбежно появляются в результате научно-технического развития. Всё меньшее количество людей необходимо для того, чтобы обеспечить всё общество всем необходимым.
Сначала от необходимого труда освобождается элита, потом дети, потом старики. Потом сокращается рабочий день, рабочая неделя. Но “лишних людей” всё равно становится всё больше и больше. И это государственная и политическая задача — что с ними делать?

В Беларуси их объявляют тунеядцами. Но это идеологический бред. Даже сами власти это понимают. Поэтому придумывают варианты “утилизации лишних людей”. А все варианты давно известны.

Ещё раз перечислим их:

1. Загнать всех лишних людей на гигантские стройки не имеющие утилитарного назначения, не приносящие никакой прибыли, но создающие новые рабочие места. Правда, можно и полезные объекты строить. Так немцы в 30 годы строили свои автобаны, давая работу сотням тысяч “лишних людей”, потом всех мобилизовали в Вермахт. В США в период “великой депрессии” пошли по тому же пути, тысячам безработных предложили работу на общественных работах, в том числе, на строительстве дорог.

Для этого варианта кроме “лишних людей” должны быть в наличии “лишние деньги”.

2. Отправлять “лишних” в эмиграцию. Если есть силы и есть свободные пространства, эмиграция превращается в колонизацию. Если сил нет, культурная идентичность слабая, то это просто эмиграция. Трудовая эмиграция может быть временной, а может стать постоянной. Особенно тогда, когда люди едут не на заработки, а учиться. И на это не нужно лишних денег. Очень экономный вариант.

3. Мобилизовать “лишних людей” в армию. Даже войны для этого не надо, достаточно поддерживать градус внешней и внутренней угрозы. Сейчас в Беларуси выбирают этот вариант. У нас самые многочисленные силы полиции и внутренних войск. Да и армия наша непропорционально велика для нашей страны. Ну а сейчас принят новый закон о призыве в армию.

Этот вариант хорош тем, что вынимает из рынка труда молодёжь, которая ещё не работала, и пока ничего не умеет. Это позволяет обеспечивать работой людей старших поколений, даже повышать пенсионный возраст, чтобы не тратиться на пенсии.

Но это тупиковый и всё равно затратный путь. Содержание молодых людей в армии немало стоит.

4. Ну, и образование. Это самый массовый способ “утилизации лишних людей” со времён Фридриха II.
Этот вариант может быть очень полезным для страны, если им правильно пользоваться, но при глупой политике он ничуть не лучше рекрутского набора в армию, или всеобщей воинской повинности.




«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».