АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Анатолий Левкович: О национальной идее и белорусской государственной идеологии

Вопрос о государственной идеологии вызывает ожесточенные споры.

И это естественно, поскольку «здесь властью пахнет». Существуют два прямо противоположных подхода к государственной идеологии:

- государства без идеологии не бывает. Она является неотъемлемым атрибутом любого государства;  
- государственной идеологии не должно быть. Сторонники этого подхода считают, что демократия и государственная идеология несовместимы.

За примерами далеко ходить не надо. Конституция Российской Федерации попросту запрещает формирование государственной идеологии. Президент В.Путин в силу этого обстоятельства говорит лишь о «духовных скрепах» российской государственности.  

В Конституции РБ прямого запрета на формирование государственной идеологии не существует. Президент А. Лукашенко говорит о важности формирования белорусской государственной идеологии и, более того, создает институт штатных идеологов

Существуют разные идеологии и их различные классификации. И если в отношении таких её форм, как идеология политических партий какой-то консенсус достигнут, то понятие «государственная идеология» многими воспринимается в штыки. И основным камнем преткновения является вопрос: может ли вообще существовать государство без идеологии?

Какие бы аргументы не приводили те, кто отрицает государственную идеологию, она, при более пристальном взгляде, все же присутствует в любом государстве. В том числе и тех, где запрещена, поскольку каждое государство нуждается в идентификации своего народа и консолидации общества, а власть, даже самая демократическая, в собственной легитимации. 

Не может государство устойчиво существовать без объединительных идей, выражающих волю граждан к совместной жизни. И это, собственно, не зависит от того, оформлены эти идеи в идеологию или они существуют по умолчанию. «Идеологическая» работа, в том или ином виде, ведется в любом государстве. Например, в странах Запада это называется «обучением демократии» и осуществляется в рамках  гражданского образования. 
                    

Востребованность временем

У государства и государственной идеологии задачи разнятся, хотя могут совпадать и  дополнять друг друга. Главное предназначение государства – сохранение национальной идентичности и суверенитета. Главное предназначение государственной идеологии, помимо этого, как не крути, является легитимация и пролонгация (продление) власти. 

Ни одна власть не будет формировать идеологическую систему принципов и ценностей, работающих против  собственного правления. Поэтому одной из важнейших задач  государственной идеологии является оправдание деятельности самого государства. Она должна обосновывать и убеждать, что государство днем и ночью только и думает о своем народе.  

Особенно востребована государственная идеологии на этапе становления государственности, а так же в кризисные периоды, когда возрастает потребность в объединительных идеях, работающих на мобилизацию общества, на пробуждение национальной саморефлексии и национальной идентичности. 

И в этом качестве государственная идеология становится востребованной уже не только властью (функции легитимации и пролонгации), но и обществом, по крайней мере, той его частью, которая думает о национальном государственном обустройстве.

Любая идеология постоянно меняется и развивается. Перманентное ее развитие,  своего рода «незавершенность», иногда вызывает впечатление, что идеология вообще исчезает (на этом строятся аргументы тех, кто придерживается концепции деидеологизации). Уже в силу своей «незавершенности» идеология, в том числе и государственная, не может объявляться тотальной и единственно верной. 
                                    

Поиск «объединительной идеи»

Итак, о «духовных скрепах государственности» говорит В. Путин, о формировании белорусской государственной идеологии – А.Лукашенко, о величии Америки, к примеру, говорит Д.Трамп и этот ряд можно продолжать. 
 Национальные лидеры, по крайней мере, в публичном пространстве, стараются артикулировать идеи и ценности, которые не разъединяют, а объединяют людей. 

В этой связи белорусский президент не исключение и также призывает искать «объединительную идею». И более убедительной объединительной идеи, чем национальная идея, как показывает европейский опыт, просто не существует. Однако на этом пути могут подстерегать и опасности.

Об опасности  «суицидального национализма»

В овальном кабинете Белого Дома случилась моя встреча с 43-м Президентом США Бушем-младшим (белорусскую делегацию Объединенных демократических сил принимали в Вашингтоне в 2007 году). А недавно Америка простилась с его отцом – 41-м Президентом США Бушем-старшим. 

Именно во время  президентства старшего Буша с карты мира исчез СССР, что стало началом становления на постсоветском пространстве суверенных национальных государств. Предсказывая сложности этих процессов, Буш-старший, касаясь ситуации в Украине, ввел в обиход словосочетание «суицидальный национализм». Его высказывание звучит как предупреждение всем правительствам об опасности любых крайностей  в процессе  национального строительства.

Две модели формирования европейских  наций

Национальная идея и производная от нее идеология национализма формировались в Европе со времени Н.Макиавелли (16 век). Европейские государства становились как национальные и сформировались еще в XVIII-XIX веках. Выделяют две главные модели формирования европейских  наций: немецкая («этнический национализм») и французская («гражданский национализм»).

Французская модель способствует развитию «гражданского национализма», который признает право человека на свободный выбор языка и культуры, а национальную принадлежность считает делом личного выбора. Эта модель характерна для белорусского государства, которое понимается как общий дом для всех этносов и граждан  – белорусов, поляков, русских, татар, евреев и представителей других народов, которые  признают Беларусь своей родиной.
 
Немецкая модель может вести  к «этнокультурному национализму».  Последний, при определенных обстоятельствах, может эволюционировать в этнократию, что иногда создает благоприятную почву для появления тоталитарных идеологий, крайними формами которых являются нацизм, фашизм и фундаментализм.
Буш-старший, говоря о «суицидальном национализме», предупреждает народы от подобного хода событий, которые, кстати, все чаще проявляют себя, в том числе, и в самом сердце старой Европы.

 О чем свидетельствует, например, «брексит»? Да о том,  что национальные элиты соединенного королевства ориентируются сугубо на свои интересы. И в Каталонии схожая ситуация, которая никак не исчезает, а лишь переходит в латентное состояние, а затем снова обостряется. Подтверждают это и события во Франции. Ли Пен идет на выборы в Европарламент под лозунгом: «Мы Европа народов и суверенных наций!». Об угрозе популизма и национализма говорят Меркель и Макрон.

 Мировое сообщество все с большей тревогой наблюдает, как в Европе растут  настроения в чем-то схожие с настроениями в Германии 30-х годов прошлого века. И «суицидальный национализм» Буша-старшего отражает в своем содержании эти тревожные обстоятельства.

Сами по себе интеграционные образования не являются абсолютной ценностью

Однако, принимая во внимание предупреждение Буша, важно также видеть, что именно процессы национального строительства, несмотря на глобализацию, спасают народы от тотальной экспансии более сильных культур, государств и наций и содействуют, более-менее, гармоничному развитию общечеловеческой культуры. Несмотря на доминирование ТНК (транснациональных компаний),  большинство руководителей государств, все же остаются национально ориентированными. 

Из этого следует важный вывод: интеграционные процессы в ЕС, как и в других подобных образованиях (например, ЕАЭС), всегда будут вызывать  внутреннюю локальную дезинтеграцию, обусловленную национальными интересами суверенных государств. Это означает, что сами по себе интеграционные образования не являются абсолютной ценностью, которая могла бы элиминировать из сознания национальную идею и ценность суверенитета отдельных национальных государств.

Кто больший «злодей»: глобализм или антиглобализм?

Так кто является худшим «злодеем» для цивилизации: глобализм или антиглобализм? Глобализм, который позволяет усваивать «алфавит» общечеловеческой культуры и воспринимать мир с точки зрения  совокупного опыта всего человечества или антиглобализм, который сохраняет национальную самобытность, идентичность и культуру, национальные нормы, каноны, смыслы и значения. Мы убеждены, что подобная постановка вопроса малопродуктивна. Социум любит равновесие и гармонию. 

Надо просто понимать, что во второй половине прошлого века глобализм вскружил головы многим евроатлантическим пассионарам. В то же время, распад СССР, наоборот, напомнил, и в первую очередь, элитам бывших республик, о ценности суверенитета и национального государства. Тоже произошло и в бывшей Югославии. В мире активизировались антиглобалисты, и политики заговорили о ценности суверенитета и национального государства.

Самое время вспомнить диалектику единства и борьбы противоположностей Гегеля и Маркса…


Франциск Скорина знал рецепт лечения "суицидального национализма"

Еще в XVI веке наш знаменитый просветитель Франциск Скорина знал рецепт лечения  «суицидального национализма». Он утверждал, что людей объединяют не столько религиозные, сколько общечеловеческие и нацонально-культурные ценности. У него общечеловеческие и национальные ценности гармонично сочетаются. Богатство общечеловеческой культуры раскрывается в многообразных образах национальных культур. 

В условиях глобализации национальная культура сама по себе представляет высокую ценность и является важнейшим фактором конкурентоспособности. Только уникальные, отличные от других товары, вещи, знаки, имена, ноу-хау могут быть истинно конкурентными в мировой экономике, чего можно достичь, опираясь только на самобытную культуру, этнокультурные и этноэкономические истоки. 

Поэтому, сегодня, решающее значение приобретает национальная идентичность, фундаментальным основанием которой является  национальная идея. В ней все аккумулируется и из нее все произрастает, в ней, в том числе, и наше белорусское «самостоянье» и самобытность, смысл исторического существования белорусов в мире.

«Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки»

Детство имеет решающее значение, как в жизни отдельного человека, так и в истории народа. Оно во многом предопределяет будущее. Поэтому любая нация не может быть жизнеустойчивой без осмысления своего  прошлого. Невозможно вообразить белорусскую национальную идею без обращения к истории народа. 

Она уходит своими корнями в историю древнего Полоцка и первых христианских просветителей Евфросиньи Полоцкой и Кириллы Туровского, Климентия Смалятича и Авраамия Смоленского. Ее становлению способствовали философско-гуманистические идеи Франциска Скорины, Сымона Будного и др.   

Мы всегда будем помнить, что  на путь практического воплощения белорусской национальной идеи первым встал наш национальный герой Кастусь Калиновский. 

На рубеже 19-20 вв. творчество Франтишка Богушевича, Игната Абдираловича,  Янки Купалы, Якуба Коласа, Алоизы Пашкевич, Максима Богдановича, Вацлава  Ластовского и многих других явилось дальнейшим этапом в  развитии блорусской национальной идеи. Результатом, в том числе и их деятельности, стало провозглашение Белорусской Народной Республики –  первой  попытки построения белорусской государственности.
  
Республика Беларусь, БССР, БНР – лишь верхушка в исторической цепи становления белорусской государственности. 

И в новейшей истории надо видеть позитивные результаты

Важно ценить не только историю, но и современные достижения, поскольку позитив лучше способствует национальной консолидации, чем негатив. Любые успехи побуждают гордиться за страну, вызывают интенции национальной саморефлексии, «роздум» о настоящем и будущем народа. 

Поэтому и в новейшей истории надо видеть позитивные результаты. Например, для укрепления государственности  важным было то, что первый Президент, в условиях раздрая после распада СССР, сохранил государственные предприятия и, соответственно, рабочие места, восстановил систему управления и создал мощный государственный аппарат. 

Жесткая вертикаль власти предотвратила проявления анархии, пресекла формирование мафиозных группировок, укротила дерзость криминальных авторитетов. Преференции со стороны России были направлены, в том числе, и на сохранение минимальных социальных стандартов, регулярную выплату пенсий и пр.  

Чрезвычайно важным было то, что Президент первым преодолел боязнь самостоятельности, и его волевому примеру последовали административные и  хозяйственные кадры. Это явилось важным фактором сохранения суверенитета. 

Минск может стать местом широкомасштабного диалога

Белорусская национальная идея, как основа нашей идентичности,  должна быть одновременно и общечеловеческой. Нам надо переосмысливать, в том числе и с этих позиций, роль молодого белорусского государства в мире и в развитии нашего социума и жизни народа. 

Находясь в геополитической точке межцивилизационного напряжения между Западом и Россией, мы обречены развивать хорошие отношения с ними. Мы должны показывать примеры высокого сотрудничества, рождать региональные и международные инициативы для партнерства и конвергенции геополитических соперников.

Содействовать построению миролюбивого пространства от Лиссабона, до Владивостока, формированию своего рода соединенных европейско-российских штатов (СЕРШ). И  надо только приветствовать, что Президент «глубоко убежден, что Минск может стать местом нового широкомасштабного диалога по вопросам безопасности государств в Евро-Атлантике и Евразии». 
     

Национальная идея должна быть монополизирована государством 

Не только без прошлого, но и без мечты нет будущего. Национальная идея, образно говоря, это «три в одном»: и «прошлое»,  и «настоящее», и «будущее» народа. Национальная идея – это объединительная идея для всего общества, всех граждан, если, конечно, они стремятся к построению своего национального государства. 

Уже в силу этого, она не может быть приватизирована узким кругом лиц или партий (например, партией БНФ, которая претендует быть ее монопольным носителем). Национальная идея должна быть монополизирована государством и стать основой государственной идеологии. Из этого вытекает и миссия руководства, которая заключается, помимо прочего, в том, что власть должна использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства и инструменты для  практического воплощения национальной идеи в жизнь. 

Только в этом случае белорусское общество обретет столь долгожданную «объединительную идею»  и дело расцвета белорусской нации, экономики и культуры будет продвигаться успешно.

Важная задача -- пропаганда национальной идеи

Национальная идея, если она «овладевает» массами, неизбежно ведет к идеологии национализма – к политической программе действий национальных элит для  реализации этой идеи. Конечно, идеология национализма не может не включать в себя определение «нации». 

Существует много подходов к пониманию нации. В контексте нашей темы важно  отметить лишь то, что нация  является единством трех компонентов: волевого, культурного и политического. Воля активизирует деятельность национальных элит, а через них и граждан. Она превращает аморфное этническое сообщество  в политически активную нацию. Нации формируют собственные  культуры, между которыми происходит постоянная конкуренция. 

Защита национальной культуры и национальных интересов невозможна без создания и укрепления суверенного национального государства. Именно последнее обстоятельство и является одной из глубинных причин формирования государственной идеологии для консолидации и мобилизации граждан, которые разделяют национальную идею и стремятся к построению национального государства. 

Из этого следует, что важной задачей белорусской государственной идеологии, помимо прочих, должна стать пропаганда национальной идеи, с тем, чтобы граждане осознавали себя как единое сообщество и в государственно-политическом, и культурно-историческом, и нравственно-духовном, и национальном планах. 

Государственная идеология и идеология национализма, таким образом, имеют своим общим основанием – национальную идею. Однако, на этом их похожесть (одинаковость) и заканчиваются.

Национальная идея – «золушка» белорусской государственной идеологии

Важной задачей белорусской государственной идеологии, помимо прочих, должна стать, как отмечалось в предыдущей статье, пропаганда национальной идеи, с тем, чтобы граждане осознавали себя как единое сообщество  в государственно-политическом,  культурно-историческом, нравственно-духовном и национальном планах. Государственная идеология и идеология национализма, таким образом, имеют своим общим основанием – национальную идею. Однако, на этом их похожесть (одинаковость) и заканчиваются.

Государственная идеология и идеология национализма не суть одно и то же

Идеология национализма, если она последовательная, потенциально претендует на роль государственной идеологии.  Однако, не каждая  государственная идеология, в том числе, и белорусская, является национальной, Последнее обстоятельство обусловлено историческими, геополитическими, социокультурными и пр. обстоятельствами, а так же интересами самой власти, для которой государственная идеология является, в первую очередь, инструментом ее легитимации и пролонгации. 

Государственная идеология, помимо прочего, обеспечивает электоральную составляющую власти, выполняет, при любом типе политических режимов, целый ряд обслуживающих функций, в том числе, информационное обеспечение, поддерживая нужную для власти репутацию пр. 

Коротко говоря, любой политический режим – демократический или недемократический, институализированный или недоинституализированный (персоналистский) – желает быть «вечно процветающим и всенародно любимым». В стремлении к этому все средства хороши, в том числе и государственная идеология.
     

Гипертрофированные крайности дают схожие негативные результаты        

Определяющая и направляющая  роль в формировании государственной идеологии принадлежит самому государству и чиновнику, а оппоненты власти (оппозиция) почти всегда выступают против института государственных идеологов. Понятное дело, идет борьба за власть!

Чрезвычайно важно понимать, что если в ходе формирования государственной идеологии функции легитимации и пролонгации власти гипертрофируются, то это прямой путь, как и в случае с абсолютизацией роли этноса (этнократии), к тоталитарной идеологии и, соответственно, к тоталитарному (в мягком белорусском варианте авторитарному) типу общественного устройства. 

Гипертрофированные крайности дают схожие негативные результаты. В связи с этим, можно предположить, что окажись в свое время у власти Зенон Позняк, он, скорее всего, гипертрофировал бы «этнический национализм», подобно тому, как нынешняя власть гипертрофирует функции собственной легитимации и пролонгации.

Власть  не «заморачивается» партиями

Учредив институт штатных идеологов, для многих из которых национальная идея пока не стала внутренним убеждением (часть из них и по-белорусски говорить толком не умеют), власть заполучила себе команду, в том числе, и для проведения избирательных кампаний с нужными  результатами. 

То есть, у белорусской вертикали имеется оплачиваемая из госказны команда, которая, опираясь на мощный административный ресурс, осуществляет ее легитимацию и пролонгацию. Именно это, по сути, характеризует сегодня роль штатных идеологов и государственной идеологии в обществе. В СССР такой командой была КПСС. Белорусская вертикаль  не «заморачивается» партиями. Ей не нужна даже собственная партия. Она сама себе и партия, и объединительная идея, и лучший агитатор. 

Сможет ли  «державная рать» защитить своего Президента и суверенитет белорусского государства? 

А как же с национальной идеей? Четверть века тому назад, политическое руководство, в силу разных причин, в том числе и объективных (об этом мы неоднократно писали), не повело страну по пути национального возрождения. Поэтому изначально национальная идея не была востребована и до настоящего времени является не более чем «золушкой» в белорусском государстве.
 
Правда, в последние годы осторожные шаги в направлении «белорускости» предпринимаются. Однако все это делается в рамках прежней идеологической парадигмы, когда власти пытаются сплотить людей не вокруг национальной идеи, а вокруг Президента как единственного гаранта независимости. Конечно, Президент -- первое лицо, однако, единственный суверен белорусского государства – народ. Он же и главный гарант независимости.

Некоторые изменения в поведении власти скорее обусловлены не ее национальными устремлениями, а страхами в случае потери независимости лишиться должностей. Это, кстати, показывает, что за годы независимости класс чиновников-державников в стране сформировался. Они привыкли к своим ролям и кабинетам. 

А вот  говорить о появлении национальной бюрократии (по выражению А.Лукашенко «свядомых»), к сожалению, преждевременно. Поэтому, не только  мы, но и сам Президент не может точно (на все сто!), знать, на какие шаги готова пойти эта «недонациональная» державная рать, в том числе и силовой блок, чтобы, в случае реальной угрозы, защитить своего Президента и суверенитет белорусского государства. 

В идеологических штабах национальная идея по-прежнему не востребована

Мы с тревогой наблюдаем, что белорусизация на институциональном государственном уровне не становится системной, а национальная идея, как и прежде, не востребована в идеологических штабах. Власть суверенной Беларуси, за четверть века, так и не удосужилась создать хотя бы один университет, в котором обучение осуществлялось на родном языке. Сократилось количество белорускоязычных школ, классов, детских садиков. Переписи населения показывают снижение количества граждан, для которых белорусский язык является родным. 

Активные граждане по поводу всей этой плачевной ситуации, говоря образно, все время «звонят в колокола», пытаясь добиться системной государственной поддержки национальной культуры, сферы образования и, особенно, белорусского языка. Только «играми» и днями белорусского языка, разного рода  пиаркампаниями исправить ситуацию не получится. 

Продолжение ошибочной языковой политики начинает ассоциироваться с неким «преступным умыслом», причем, не только в отношении белорусского языка, но и суверенитета. В конце-концов, мы – единственная страна во всем мире, в которой белорусский язык является государственным.

Поддержка белорусского языка, конечно, не должна проводиться в ущерб развитию иных языков, особенно русского, на котором говорит большинство белорусов. Матрицу общественной жизни не следует менять в одночасье, однако, прошло уже четверть века, и общество давно готово к переменам. 

Государственные институты, и, в первую очередь,  идеологические подразделения, должны заговорить на родном языке. Общественные организации и объединения обязаны  целенаправленно использовать историческое наследие для укрепления национальной идентичности нашего народа

Кстати, мы уже давно обращаемся к главе государства взять под личный контроль вопросы духовного и культурного возрождения, как важнейшей сферы жизни национального государства, от которой в  конечном итоге зависит будущее суверенной Беларуси. Более десяти лет я предлагаю Президенту осуществить почетную миссию и присвоить бело-красно-белому флагу статус официального исторического символа Беларуси, а Парламенту – принять и утвердить это решение. 

Исполнение первым Президентом этой, без преувеличения исторической миссии, станет еще одним мощным импульсом к самоидентификации белорусской нации.

Настало время модернизировать политическую систему Беларуси  

За четверть века независимости все поменялось. Произошла, в том числе, и конвергенция  ценностей: власть декларирует те же  общие ценности, что и оппозиция. И самое главное: белорусское общество, его элиты, едины в поддержке и укреплении государственного суверенитета. 

Следовательно, есть основа для налаживания полноценного политического процесса, когда все политические субъекты играли бы в нем реальную роль, и оппоненты власти были бы представлены в парламенте, коридорах власти и т.д. 

В политической системе должна, наконец-то, появиться системная оппозиция! Настало время модернизировать политическую систему Беларуси  и  строить ускоренными темпами  национально-демократическое государство, наращивать национальную идентификацию, понимание, что мы – самобытная нация.

Для первого Президента Республики Беларусь это огромная ответственность, которую ему определила сама история.

Национальная идея должна стать формой политической доктрины белорусской государственной идеологии

Для движения к успешной Беларуси оргкомитет республиканского общественно-просветительского объединения РОПО «Социал-демократы за диалог и консолидацию» предлагает главе государства и политическим элитам начать Новую политику, которая должна основываться на инструментах пяти «К»: конструктивизм, компромисс, конвергенция, консенсус, консолидация. Последний «большой разговор» с Президентом, показывает, что движение в этом направлении может быть позитивным. 

В случае последовательной реализации государством Новой политики национальная идея, безусловно, будет становиться мощным источником социальной энергии, направленной, в том числе, и на консолидацию общества. Ведь борьба борьбой, а национальный дом у всех общий. В силу своих знаний, опыта и положения, мы все стремимся строить свой национальный дом, а вопросы о том, как переставить в  нем мебель –  второстепенные, вопросы политических пристрастий и соперничества.

Новая политика позволит принимать консолидированные решения по поводу главных задач, стоящих перед страной, приоритетными среди которых являются государственный суверенитет, культурная и духовная идентичность белорусской нации. Позволит находить эффективные ответы на вызовы глобального мира, консолидировано формулировать мировоззренческие и ценностные перспективы развития нации. Новая политика создаст условия, в которых национальная идея станет сутью и формой политической доктрины белорусской государственной идеологии.

Президент четко обозначил вектор формирования белорусской государственной идеологии 

Вот ведь верно говорит Президент: «Если мы хотим видеть Беларусь сильной, процветающей державой, то должны, прежде всего думать об идеологическом фундаменте белорусского общества. Государственная идеология «кроится» не под отдельного человека, пусть даже и первого Президента страны, а под наш белорусский народ, с тем, чтобы политическая конъюнктура не влияла на общее направление развития белорусского общества».

Все предельно ясно. Однако суть проблемы кроется в том, что фактически сформировать такую государственную идеологию в политической системе, которая заточена  на одного человека, как ни крути,  не получится. На практике всегда будет происходить персонализация государственной идеологии. И это натурально, поскольку Президент с его неограниченной властью (он ствол, все остальные его ветви) является главным носителем белорусской государственности. 

Следовательно, идеология, не говоря уже о штатных идеологах, несмотря на поставленную главой государства задачу, все равно будет «виться» вокруг тела Президента. Только последовательное осуществление руководством страны Новой политики позволит устранить это противоречие. 

Оградите Президента доставать до каждого пруда, забора и нерадивого идеолога

У белорусской вертикали, как отмечалось, имеется команда штатных идеологов, по ее обслуживанию. А как эта «команда» обслуживает народ? 

Этот вопрос давно требует серьезного исследования (думаю, что это задача в первую очередь Администрации Президента), я же ограничусь лишь двумя примерами из собственного опыта. При этом специально не буду касаться избирательных кампаний, в которых участвовал на протяжении всей истории постсоветской Беларуси.
Пример первый. Пригласили меня как-то на научно-практическую конференцию: 

«Проблемы современной белорусской идеологии», организованной Институтом белорусской истории и культуры. Удивило, что в ее работе не участвовали штатные идеологи. То ли их не очень интересовала сфера их профессиональной деятельности, то ли  сказать было нечего?

Уже тогда мы, члены оргкомитет РОПО «Социал-демократы за диалог и консолидацию», публично высказали пожелание, чтобы в таких мероприятиях брали участие и штатные идеологи, поскольку негоже «штатным» избегать подобных собраний. 

Второй пример, как говорится, из самой «гущи народной».

Походил по райисполкомам, где сидят и идеологи. Захожу к одному по обычному человеческому делу – хотим навести красоту на прилегающей к дачам территории и заодно решить вопрос  противопожарного водоема (расчистить и углубить  заброшенный и заросший хмызняком старый пруд). Идеолог отвечает: это не моя компетенция. Говорю ему: ты же должен быть как комиссар, как во времена КПСС, когда все вопросы, связанные с людьми, являлись главным делом идеолога. 

Да и Президент, именно так ставит задачу. Помоги! Поддержи, говорю, инициативу ветеранов. Рассказал ему и про «год малой Родины», и про то, что мы, пенсионеры, не хотим оставаться в стороне от хороших дел. Не уговорил! Порыв ветеранов, среди которых и ветеран войны, и малолетний узник нацистских лагерей, не был поддержан штатным идеологом  (кстати, выпускник Брестского пединститута, он меня узнал). 

Позже, в интервью корреспонденту «Белгазеты», говоря о работе штатных идеологов, привел этот пример. Реакции никакой. Кстати, в советские времена идеологи реагировали моментально и проблемы обычно решались. Печатное слово тогда уважалось.  

А может причина в том, что газета негосударственная? Тогда обращаюсь к корреспондентам газеты Администрации Президента «СБ Беларусь сегодня»: ребята, приезжайте, в рамках кампании «малой Родины», будем вместе убеждать местных начальников поддержать инициативу ветеранов. Ведь родина у нас одна,  и она должна быть процветающей. «Беларусь для жизни!» –  мы, ветераны, «за»! А штатные идеологи?  

И получается, чтобы благоустроить территорию и расчистить пруд, надо просить самого А.Г. Лукашенко, стучаться в его Администрацию. Но ведь Президент не может достать до каждого пруда и забора, как, собственно, и до каждого нерадивого идеолога.

Памятка штатному идеологу

«Мы народ!», «глас народа – глас Божий!».  Это звучит значительно и гордо, и из этого следует, что народ – суверен, и управлять им надо уважительно и тонко! Собственно, для этого и существуют вертикаль власти, государственные институты, общественные организации, объединения и партии, в том числе, и институт штатных идеологов, как важнейшее звено в системе государственного управления народом. 

Они должны служить не только вертикали, но и людям, нации, государству. В памятке идеологу должно быть записано два пункта: на первом месте – желание помочь людям и стране, на втором – профессионализм. Все остальное приложится.

Вместо заключения

Национальная идея – представление народа о своем прошлом, настоящем и будущем, о смысле и целях исторического существования нации в мире.

Идеология национализма – политическая программа национальных элит  о путях построения и укрепления национального государства, о методах и средствах поддержания  и развития национальных ценностей и культуры.
Государственная идеология – политическая доктрина власти о месте страны (государства) в мире, о сохранении суверенитета и  национальной идентичности, о национальных (государственных) интересах, о формах и методах консолидации общества (нации), о взаимоотношениях с другими народами и их культурами,  об оправдании деятельности самого государства (власти).

Анатолий ЛЕВКОВИЧ
 
соучредитель (1991 г.) Белорусской социал-демократической партии (Грамада), ее председатель (2006-2012 гг.), 
сопредседатель Объединенных демократических сил
Беларуси (2007-2010 гг.), 

председатель оргкомитета республиканского
общественно-просветительского объединения (РОПО)
«Социал-демократы за диалог и консолидацию»,

кандидат философских наук, доцент   


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».