Валерий Карбалевич: Возвращение в 1990-е

Есть большие сомнения, что Лукашенко по-прежнему чувствует нерв общества, разговаривает с ним на одном языке.

Нынешнее президентское послание парламенту и народу имело особый политический контекст в связи с тремя факторами. 

Во-первых, страна вступает в период двух избирательных кампаний. Во-вторых, летом исполняется 25 лет правления Александра Лукашенко. В-третьих, острый кризис белорусско-российских отношений накладывает свой отпечаток на все экономические и общественно-политические процессы в стране.

Однако в реальности только первый фактор оказал решающее влияние на содержание послания. Его явный предвыборный характер проявлялся во всем. Очень была заметна, бросалась в глаза сильная пиаровская составляющая. Речь А. Лукашенко была похожа на выступление кандидата в президенты. 

Он говорил довольно эмоционально, с пафосом, используя все приемы ораторского искусства. То и дело проступала та харизма, которая так эффективно работала в 1990-е годы. Речь была насквозь полемична, он постоянно спорил с какими-то анонимными оппонентами. Больше чем обычно шутил. Впервые за много лет вопросы депутатов показали в прямом эфире.

Если говорить о содержании, то было хорошо видно, как А. Лукашенко прямо апеллировал к тем социальным группам, которые он считает своим надежным электоратом. То есть к людям с низкими доходами: воспитательницам детских садов, пенсионерам, инвалидам, многодетным семьям, жителям регионов, сельскому населению, работникам крупных госпредприятий.

Политический пиар проявлялся в виде популизма, причем, на что стоит обратить внимание, очень дешевого. Местами это было прямое возвращение к старой, незамысловатой популистской риторике 1990-х годов. Примеров тут очень много.

Вот, как и в старые времена, А. Лукашенко бросается бороться с ценами. Этому вопросу был посвящен большой сюжет. Дескать, существует большой запрос на справедливость в нашем обществе. Хотя сейчас инфляция как раз небольшая. 

Он обрушился с критикой на Министерство антимонопольного регулирования и торговли за то, что оно не держит цены. Дескать, «заигрались в рынок и демократию в экономике», плевать, что там скажут на Западе. Но упрек в адрес министерства несправедлив, так как более всего как раз растут регулируемые цены.

В последнее время в официальном дискурсе очень много внимания уделялось поддержке бизнеса. Но, выступая с посланием, А. Лукашенко несколько раз негативно говорил о рынке, пренебрежительно высказался о малом и среднем бизнесе («торбешники и мешочники»). В 1990-е годы он называл их «вшивыми блохами».

И заявил, что белорусская экономика будет и впредь основываться на крупных предприятиях, понятное дело, государственных. «Это наш абсолютный приоритет», — отметил президент. Также он провозгласил, что государство будет делать ставку на крупные госструктуры в сельском хозяйстве, потому что фермеры про крестьян не думают.

Опять же в последнее время в государственных СМИ было много разговоров об IT-стране, Парке высоких технологий, который должен обеспечить прорыв Беларуси в светлое будущее. Но, выступая в Национальном собрании, А. Лукашенко расставил акценты совсем по-другому. 

Он посоветовал айтишникам «не забывать идти в пристежку с МАЗом, БелАЗом, МТЗ и теми, кто сегодня работает в сельском хозяйстве». То есть функция сектора IT состоит всего лишь в том, чтобы обслуживать госсектор.

В общем, логика президента понятна. Отказываясь от рыночных реформ, он стремится законсервировать старую социальную структуру общества, чтобы искусственно сохранить свой электорат. Он считает, что работники государственного сектора — это его сторонники. Отвечая на вопрос Анны Канопацкой о рыночных реформах, он прямо заявил, что его электорат не вписывается в рынок, поэтому будем сохранять статус-кво.

А к тем социальным слоям, которые он не видит своим электоратом, отношение слегка оскорбительное. Айтишники — умные люди, но все же при любом развитии технологий молоко будет давать корова. Возвращается прежний стиль оскорблений в адрес оппозиции («дохлая оппозиция»). Отказали в аккредитации на выступление президента негосударственным СМИ...

Сильную оплеуху получили белорусскоязычные граждане. Увидев на трассе табло на белорусском языке, А. Лукашенко потребовал «вернуть название нормальное». То есть все, что на «матчынай мове», для президента ненормально.

Иначе говоря, Лукашенко собирается идти на выборы с политической программой 1990-х годов, во всяком случае, на уровне риторики. В этот концепт хорошо ложится и недавняя громкая история с грязными коровами, и новый всплеск борьбы с коррупцией.

И в идеологическом смысле предпринята интуитивная попытка вернуться в 1990-е, реанимировать советское прошлое. В эту линию естественно вписывается погром в Куропатах. 

Очень символично, что президент демонстративно поехал на субботник на «линию Сталина», хотя мог бы приехать в Куропаты, чтобы сгладить негативное впечатление в обществе от крестолома. 

Весьма органично прозвучала его реплика: «Да я не имя Сталина возрождал, хотя и он этого заслуживает». Возможно, в этом выявилось инстинктивное стремление попасть в российский тренд, ибо там в массовом сознании сейчас происходит возрождение культа генералиссимуса. И предложение назначить выборы на 7 ноября (день Октябрьской революции) — это все тот же идеологический конструкт.

Таким образом, мы наблюдаем очевидную попытку Лукашенко взять на вооружение старый образ 1990-х годов, хоть он и обрастает современным смыслом. Это определенный откат от избирательных кампаний и 2010, и 2015 годов, во время которых реформаторская риторика, апелляция к новым социальным группам общества была заметной.

Все это довольно странно. Он не хочет замечать те изменения в обществе, которые произошли с времен его политического триумфа. Например, социологические опросы показывают, что большинство белорусов положительно относится к рыночной экономике. Есть большие сомнения, что А. Лукашенко по-прежнему чувствует нерв общества, разговаривает с ним на одном языке.

Наконец, прояснилась загадка с выборами. Не оправдались многочисленные прогнозы по поводу того, что первой пройдет президентская кампания, и именно в текущем году. Ибо назначить президентские выборы на 2019 год, то есть на год раньше конституционного срока, означало бы показать, что он чего-то боится, что он слабый, неуверенный. А это плохой сигнал номенклатуре, иностранным субъектам.

Самую острую сегодняшнюю политическую проблему страны — белорусско-российский конфликт — Лукашенко проигнорировал. 

Думаю, он не хочет подливать масла в огонь, обострять отношения с Россией дальше какого-то предела. И пока старается, чтобы эта проблема была вынесена на периферию общественного внимания. Поэтому гипотеза посла Бабича, что Лукашенко будет проводить избирательную кампанию в образе защитника независимости, пока не подтверждается.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».