Александр Гольц: Будущие войны. О чем говорят в России

Аналитика и экспертиза по международным делам и вопросам безопасности переживает в России смутные времена.

Официальная позиция становится все более обскурантистской, а зачастую и просто мракобесной (вспомнить хотя бы знаменитое путинское рассуждение о том, что в результате обмена ядерными ударами россияне гарантированно попадут в рай). В этих условиях специалисты, пытающиеся высказывать хоть сколько-нибудь разумные взгляды, обречены выражаться намеками — не дай Бог, доброжелатели в погонах и без объявят «иностранным агентом». Однако и их оппоненты, именующие себя «государственниками» и «патриотами», тоже оказались в непростом положении. Когда официальная позиция становится крайней и экстремистской, довольно непросто ее «перемракобесить». 

Ежегодная Ассамблея Совета по внешней и оборонной политике, одного из немногих аналитических центров, где условные либералы еще имеют возможность спорить со столь же условными охранителями, увы, подтвердила эту тенденцию. Заявленная тема «Мировая война или мировая революция: чего ждать?», казалось бы, давала возможность обсудить ту по-настоящему рискованную ситуацию, в которой оказалась страна. И обсудить, какие, собственно говоря, дивиденды принесли Москве аннексия Крыма и секретная война на Донбассе. Но нет, одни участники дискуссии предпочитали рассматривать российско-американскую конфронтацию не как следствие вполне конкретных действий, а как некое неприятное, но неизбежное природное явление, что-то вроде смерча или землетрясения.

Они отстраненно констатировали, что накопленные в мире межгосударственные противоречия обострились, и в предыдущие эпохи это неизбежно приводило к мировым войнам. Однако то, что возможные участники конфликта обладают ядерным оружием, способным уничтожить планету, поддерживает хрупкий мир. При этом высказывалась вполне разумная точка зрения, что ни та, ни другая сторона не намерены кончить жизнь ядерным самоубийством. Но постоянное балансирование на грани конфронтации грозит тем, что война начнется непреднамеренно в результате автоматической эскалации, как это произошло перед Первой мировой. Посему, отмечали эти аналитики, следует сконцентрироваться на мерах по предупреждению прямого ядерного столкновения — ведь нынешняя российско-американская конфронтация продлится долгие годы, если не десятилетия. Следует сконцентрироваться на реально достижимых вещах. А именно: восстановить коммуникации с США, хотя бы по военным вопросам, развивать меры предосторожности, которые позволили бы избежать столкновения. Хорошо бы еще наладить диалог по военным доктринам, дабы избежать ложной интерпретации действий другой стороны.

Вот, собственно говоря, и весь позитив, высказанный на Ассамблее. При этом были весьма показательные предложения. Участники горячо обсуждали необходимость развернуть новую борьбу за мир в странах Запада, прежде всего на Европейском континенте. Они с ностальгией вспоминали о многотысячных демонстрациях протестов против развертывания американских ракет меньшей дальности. «Нам нужны новые Хайдеры (люди моего поколения должны помнить чудака, голодавшего у Белого дома в плотном окружении вполне сытых советских корреспондентов ) и новые Саманты Смит», — патетически восклицал один из участников. При этом развертывать антивоенную пропаганду внутри страны он вовсе не собирается. То есть борьба за мир рассматривается как инструмент разложения потенциального противника.

Однако это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.

Традиционное выступление министра иностранных дел Сергея Лаврова на этом фоне было демонстрацией умеренности. Он заверил, что российская внешняя политика остается миролюбивой. Более того, призвал «не допустить реализации сценария, который выражен в известной формуле «никто не хотел войны, война была неизбежна». Фактически он солидаризировался с теми, кто говорит о необходимости диалога с США, хотя бы на том уровне, каким он был во времена предыдущей холодной войны: «Мы уверены, что мир сегодня нуждается в правовом регулировании больше, чем в годы Холодной войны, когда сверхдержавы все-таки удерживали друг друга на грани ядерного конфликта». При этом, нельзя не отметить, Лавров прямо указал, что украинский кризис дал старт новой конфронтации. Правда, переложил ответственность на США и страны ЕС, обвинив их в поддержке незаконного захвата власти в Киеве. Забыв при этом упомянуть, что после свержения Януковича в Украине неоднократно проходили свободные выборы, которые позволили украинцам выразить свою волю не только на Майдане.

Выступление министра, на мой взгляд, прекрасно подтверждало полемический тезис, сформулированный организаторами Ассамблеи: «Роль министерств иностранных дел при принятии решений снижается практически везде, а необходимость работы в публичном пространстве стирает грань между дипломатической деятельностью и внешней спецпропагандой. Значимость силового фактора, с одной стороны, и экономического, с другой, выдвигает на передний план другие ведомства».

Уж, точно, такая дипломатия, которая ограничивается спецпропагандой, обречена стать придатком военного ведомства. Ну, как иначе оценивать ситуацию, когда министр клянется в верности Минским соглашениям (которые, как ни крути, признают украинский суверенитет над Донбассом), а в кулуарах Ассамблеи как о деле вполне решенном говорят, что Москва приступит к раздаче российских паспортов жителям так называемых ЛНР и ДНР буквально на следующий день после выборов! Эта дипломатия обречена на то место, в коем находится, то есть глубокую международную изоляцию.

Надо сказать, что участники Ассамблеи несколько испуганно притихли, когда социологи рассказали о стремительно меняющемся мироощущении россиян. Сегодня, утверждают они, на первый план выходит потребность в нематериальных ценностях: возможность самореализации, возможность пользоваться правами и свободами. Люди устали от лжи телеканалов, они решительно не желают жить в осажденной крепости. И конечно же считать эту внешнюю политику победной.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».