АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Сергей Николюк: О потенциале опилок в качестве драйвера экономического роста

Песня Семена Слепакова "Это был тяжелый год" на 14 января собрала в ютубе 5,3 миллиона просмотров.

Понять популярность песни у наших коллег по разуму из "союзного государства" несложно: 2018 год, возможно, станет для россиян пятым подряд годом снижения реальных доходов. Окончательное решение вопроса находится в руках работников Росстата. За 11 месяцев доходы россиян снизились на символические 0,1%, так что для смены негативного тренда на позитивный особой ловкости рук не потребуется.

На этом фоне наши +8,1% за январь-ноябрь выглядят, как бы это помягче сказать, неразумно. По крайней мере это не та база, опираясь на которую можно торговаться с Россией по поводу «равных экономических условий».

Но воспользуемся советом Христа и предоставим мертвым хоронить своих мертвецов. Кроме аналитиков, прошедший год уже мало кого интересует. Что касается года наступившего, то он для белорусов будет годом тяжелого труда, побед и поражений. Об этом в своем новогоднем обращении к народу предупредил глава государства. Для тех, кто с первого раза не понял, он же 10 января напомнил, что «год предстоит нелегкий».

Тревожные сигналы, посылаемые главой государства, родились не на пустом месте. Обратимся к официальной статистике: по итогам первого квартала 2018 года индекс ВВП составил 105,2%, второго – 104,6%, третьего – 103,7%, ноября – 103,2%. 

Данные за декабрь на момент подготовки статьи еще не были опубликованы, но в том, что тенденция на понижение будет продолжена, сомневаться не приходится. Следовательно, шансов уложиться в годовой прогноз (3,5%) у обновленного правительства практически нет. (Так и оказалось - по итогам 2018 года года рост ВВП составил вего 3% - прим. БП)

В полном соответствии с динамикой ВВП находится и динамика экспорта товаров: по итогам первого квартала – 126,4%, второго – 119,6%, третьего – 118,2%, ноября – 115,1%. Снижение темпов роста экспорта товаров произошло, главным образом, за счет товарной массы – с 113,7% по итогам первого квартала до 105,2% по итогам ноября. Темпы же роста цен экспорта сократились незначительно – с 112,2% до 110,8%.

Пути Господни неисповедимы

В 2018 году Лукашенко пополнил свой словарный запас словом «драйвер». Разумеется, речь идет не о компьютерном программном обеспечении, а о факторе экономического роста.

Таких факторов на современном этапе развития «белорусской модели» ее главный архитектор насчитал два – деревообработку, которая, по его словам, «124-125% роста к уровню прошлого года показывают», и экспорт.

По поводу способности экспорта выступать в роли драйвера он дал следующее пояснение во время интервью гражданину Великобритании Сергею Брилеву, представлявшему телеканал «Россия 24»: «Это очень важно. Нет валюты – нет развития, нет страны и так далее. Поэтому нам приходится половину всего, что производим, продавать. Да, это трудно. Тем более, вы понимаете, что мы зависели в основном от одного рынка – российского. А он всегда был нестабилен».

К сожалению, Белстат по деревообработке отдельного учета не ведет. Этот драйвер белорусской экономики объединен с производством бумаги, полиграфической деятельностью и… тиражированием записанных носителей информации.

Странная комбинация, согласитесь. Но неисповедимы пути Господни. Кто сказал, что древесина является неподходящим материалом для изготовления носителей информации! Поинтересуйтесь у археологов. Любой деревянный артефакт, найденный при раскопках, позволяет с помощью радиоуглеродного анализа определить его возраст. А годичные кольца, благодаря которым существует целое научная дисциплина – дендрохронология!

Однако, что бы не заставило специалистов Белстата скомплектовать столь неординарную учетную группу, за январь-ноябрь 2018 г. к аналогичному периоду 2017 г. ее рост составил скромные (относительно заявленных Лукашенко) 114,1%.

Это усредненный показатель. Естественно, в деревообрабатывающей отрасли есть свои лидеры. Во-первых, это брикеты топливные из опилок или прочих древесных отходов (130,8%); во-вторых, гранулы топливные (целлеты), изготовленные опять же из опилок и прочих древесных отходов (123,1%).

Деревообработка, одним словом. На входе – строевой лес, на выходе – в неограниченном количестве опилки и прочие древесные отходы, они же драйверы роста «белорусской модели».

Нет, не зря «государство для народа» потратило на модернизацию предприятий деревообрабатывающей отрасли миллиарды евро! Жаль только, что совместный вклад опилок и носителей информации в обрабатывающую промышленность составил в январе-ноябре всего 5% (4,5 млрд руб. vs. 88,8 млрд руб.).

Девальвацией по экспорту

«Нет валюты – нет развития, нет страны и так далее». Зловещая последовательность. Как тут не вспомнить знакомые еще по дошкольным годам поэтические строки:

«Не было гвоздя –
Подкова пропала,
Не было подковы –
Лошадь захромала,

Лошадь захромала –
Командир убит,
Конница разбита,
Армия бежит!»

Не допустить самораскручивания последовательности, способной разрушить молодое белорусское государство, призвана диверсификация экспорта по схеме треть/треть/треть: треть – Российская Федерация, треть – Евросоюз и треть – остальные рынки.

На бумаге схема выглядит убедительно, а по итогам января-октября 2018 года она неплохо проявила себя на практике: РФ – 38,3% (45,1% годом ранее), страны ЕС – 30,9% (25,8%) и остальные страны – 27,9% (26,5%).

Понять причины снижения доли РФ и практически симметричного увеличения доли ЕС за прошедший год помогает динамика цен, экспортируемых из Беларуси товаров. В частности, средняя цена, поставляемых в Европу нефтепродуктов, составила 127,2% (г/г), в то время как цены на большинство промышленных и продовольственных товаров, экспортируемых в Россию, снизились. 

И дело тут не в чьих-то злых происках или в неумении торговать. Российский рубль за 2018 г. к доллару потерял 21,1% стоимости, а к евро – 15,5%.

Процесс ослабления российского рубля, по всей видимости, продлится и в 2019 г. В январе Минфин и Центробанк РФ возобновили покупку иностранной валюты для пополнения резервов за счет нефтегазовых доходов.

В 2019 г. дополнительные нефтегазовые доходы должны составить почти 3,4 трлн. руб., в 2020-м – примерно 2,8 трлн. руб., в 2021-м – около 2,6 трлн. руб. Покупка иностранной валюты станет второй после социальной политики (4,9 трлн. руб.) статьей расходов бюджетных средств. Она примерно в шесть раз превысит бюджетные траты на здравоохранение и почти в пять раз – на образование.

Против лома целенаправленной девальвации российского рубля у белорусской стороны нет приема. А если к экспортным проблемам на Востоке добавится еще и стабилизация мировых цен на нефть и нефтепродукты, то вместо ожидаемого роста ВВП в предвыборный год может произойти его падение.

Неприятная ситуация, но, предчувствуя ее наступление, хозяин Дворца независимости решил подстелить соломку: 13 ноября, принимая очередной пакет кадровых назначений, он предупредил о начале политической вакханалии, «которая продлится минимум полтора года».

Опыт проведения президентских «выборов» в условиях падения доходов населения (2015 г.) у белорусской государственной машины имеется. Но в тот год свой вклад в поддержание «стабильности и спокойствия в нашем обществе» внесла посткрымская мобилизация.

На что будет сделан упор в этот раз, не в последнюю очередь будет зависеть от объема российских дотаций, которые удастся выторговать во имя дружбы двуединого народа.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».