АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Александр Федута: Прости меня, Джойс!

История о том, что памятник минскому городовому нельзя вешать, нельзя давать ему пощечину, нельзя согревать его в холодную пору года шарфом, а теперь еще и нельзя его целовать, поразила меня в самое сердце.

Оказывается, городовому этому в представлении охраняющей его милиции чуждо все человеческое, включая поцелуи прекрасных белорусских девушек. Почему? Потому что он и должен быть бездушным истуканом. Даже собачка не имеет права потереться о его ногу, ибо – нельзя, и все тут.

И тут я вспомнил о других памятниках.

В частности, о памятнике сэру Уинстону Черчиллю, стоящему в холле, ведущем в палату общин британского парламента. Там стоят памятники всем покойным премьерам Великобритании. Черчилль изваян из бронзы, и посетители, среди которых трижды был и ваш покорный слуга, имеют прекрасную возможность отполировать его ботинок по самую шею: принято считать, что таким образом частица счастья этого Нобелевского лауреата по литературе передается и вам. 

Народ этим нагло пользуется. И, знаете, ничего. А ведь среди этого самого народа может оказаться и какой-нибудь поклонник лейбористов – то бишь, оппонент партии Черчилля. И вообще даже немец или коммунист, войны с которыми и принесли славу старине W. Представляете, как ему обидно? Ничего, притерпелся как-то.

Стоит посреди Краковского предместья памятник Болеславу Прусу. Летним днем видно, как дети, нагло подсаживаемые родителями, делают селфи с автором «Фараона» и «Куклы», а один юный «еще_не_читатель» оных романов даже умудрился на моих глазах сделать классику «рожки» и сфотографироваться таким образом. Знаете, ничего страшного, не убыло от Пруса.

В Киеве у памятника страннику-философу Григорию Сковороде студенты Киево-Могилянской академии пьют пиво. Сковорода, как и положено философу, относится к этому стоически, снисходительно взирает на них. А как иначе? Сам ведь написал:

Каждому городу нрав и права,
Каждый имеет свой голова…

А композитору Николаю Лысенко регулярно повязывают национальный украинский флаг. И сие делает автора «Наталки-Полтавки» уж точно красивей. И у подножия памятника Жеглову и Шарапову, и вовсе стоящему рядом с департаментом полиции МВД Украины играют и фотографируются в самых разных позах – никто не выскакивает из здания, не заставляет извиняться, не составляет протокол…

В Берлине памятник Марксу и Энгельсу спокойно загаживают голуби, а дети играют возле непонятных им бородатых дядек, пока мамочки пьют кофе. Ничего. Никто не возмущается. А ведь марксисты – оскорбленные этими игрищами и голубиным пометом – могли бы потребовать и электрический ток пропустить через статуи!

Да и минскому Горькому как-то не мешает то, что по скамейке, на которой он сидит, время от времени кто-нибудь топчется.

Я грешен. Я ведь тоже, то и дело, издеваюсь над статуями. Вот и доказательство: в хорватском городе Пула я сфотографировался – с явно преступными намерениями – с автором романа «Улисс» Джеймсом Джойсом. Почему с преступными? Потому что это – одна из немногих книг, которые я не смог дочитать. И не собираюсь дочитывать. 

Посему сказал я старине Джойсу все, что я о нем думаю, после чего, несмотря на протесты, сфотографировался с ним. Назло классику.


К чему это я? Все люди – как люди, статуи – как статуи, и только минский городовой – ушлёпок, смысла в котором нет. Потому что зачем ставить городскую скульптуру, если с ней нельзя даже барышням целоваться? Так он и останется холодным и чуждым. А ведь ставили его, как я понимаю, с несколько иными целями. Дабы стал он ближе и понятней народу.

Кстати, ничего оскорбительного в обращении с городовым для милиции нет. Оскорбительно было бы, если бы что-нибудь начали вытворять с памятником сотрудникам милиции, павшими при исполнении своего долга. Но как мне кажется, ни один нормальный человек даже селфи на фоне этого памятника делать не будет, потому что за ним стоит трагедия гибели людей. А городовой?

Переборщили вы, менты дорогие, переборщили. Хотели, вероятно, как лучше, а получилось, б…, как всегда.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».