Константин Скуратович: Химера полной занятости

Полная занятость достигнута, а работы нет.

В нашей стране проводится активная политика занятости, и государство (ст. 10 Закона о занятости населения) создает условия для полной занятости населения. Что такое полная занятость не известно ни науке, ни экономической практике, но идея полной занятости соответствует обывательским ожиданиям иметь постоянную и высокооплачиваемую работу и поэтому отвечает политическим потребностям правительств, гарантирующих её.

Этот общественно-политический идеал, перенесенный в законодательство, становится химерой, порождая ряд противоречий. Так, правительство, будучи основным нанимателем, не может создать подходящее рабочее место для каждого и подвергается ожесточенной критике граждан за неспособность это сделать. И вынуждено активно защищаться, обвиняя некоторых в нежелании трудиться. В результате появляется декрет № 3, а после его неудачи – декрет № 1.

Должно быть иначе. Государство должно стимулировать создание новых эффективных рабочих мест, способствовать профессиональной подготовке (переподготовке) граждан по востребованным рынком труда специальностям, а также обеспечивать социальную защиту гражданам, которые потеряли рабочее место или не имеют возможности найти его.

Если в законодательстве об активной политике занятости говорится много и подробно, то о социальной защите граждан от безработицы – почти ничего. Хотя в нормальной экономике политика государства на рынке труда начинается с введения института страхования работников от безработицы. 

Хотя бы потому, что социальное страхование работника позволяет определиться и с количеством безработных и уровнем безработицы в стране. Поскольку каждый застрахованный безработный обязательно обращается в страховую компанию, которая выплачивает ему пособие по безработице.

У нас же существует государственный фонд содействия занятости, предназначенный для страхования от безработицы и финансирования мероприятий по обеспечению занятости населения. Примечательно, что фонд формируется в основном за счет обязательных страховых взносов нанимателей. Их интерес состоит в том, чтобы деньги фонда помогали им производить увольнения работников при необходимости оптимизации ресурсов, которую может потребовать рынок. 

Разумеется, заинтересованы в этом и безработные, но деньги, если судить по величине пособий, расходуются на «активную политику занятости».

А в это время власти занимаются «терминотворчеством». Ничего не добавляя к социальной защите от безработицы, вводят в правовую практику понятие «социального иждивенчество», расширительно трактуют понятие «незанятого в экономике населения», которое подвергается надуманным финансовым санкциям. 

При этом идеология этих документов сводится к старому армейскому анекдоту: не умеешь – научим, не хочешь - заставим. Но учить и заставлять получается плохо.

По данным Минтруда, например, на 1 марта 2018 года уровень зарегистрированной безработицы составил 0,5% от численности рабочей силы и по сравнению с мартом 2017 года снизился на 0,5 процентного пункта. 

В любой экономике существует естественный уровень безработицы. Люди, например, меняют место жительства, профессию, повышают квалификацию, переучиваются и в это время не работают. С учетом этого обстоятельства и нижайшего уровня безработицы, можно сказать, что полная занятость в Беларуси усилиями всех министерств и ведомств давно достигнута.

Хорошо это или плохо?

Например, в Берестовицком районе Гродненской области официальная безработица как таковая уже много лет фактически отсутствует. На начало февраля на учете числилось 11 человек, причем официальная (статистическая) занятость в экономике превышает 7000 человек.

Казалось бы, организуй исполком два десятка новых рабочих мест, и в отдельно взятом районе будет установлена полная занятость, на которую ориентируются правительство и верховный руководитель. Оказывается, не все так просто. 

Местные специалисты утверждают, что в Центре занятости всегда имеются избыточные вакансии, которые остаются невостребованными. Рынок оказывается трудонедостаточным по причине дисбаланса спроса и предложения рабочей силы. Предложение формируют рабочие средней и низкой квалификации, а спрос – наниматели, которые хотели бы получить более квалифицированные кадры, имеющие стаж и опыт работы, владеющие компьютерной грамотностью.

При этом обе стороны не могут договориться насчет зарплаты. Наниматели предлагают заработки на уровне минимальной зарплаты, часто делают заявки на вакансии на 0,5-0,75 ставки, а претенденты исходят из своих представлений о том, что такое достойная работа.

В итоге кадров в районе не хватает, и самые квалифицированные, энергичные и умелые работники стараются реализовать себя в городах, за рубежом, прежде всего в Польше и в России.

Порядок навели, в том числе и с помощью декретов, дисциплину повысили, настолько «стабилизировали» рынок труда, что наниматель не может найти себе нужного работника, а работник – получить подходящее рабочее место.

Отмечу, что в Минске уровень официальной безработицы опустился до 0,2%, что соответствует показателю Берестовицкого района. То есть количественной проблемы с безработицей и тут, и там нет. Есть проблемы качественные, определяемые дисбалансом предложения и спроса на рынке труда. Это когда инвестор, затрудняющийся с поиском подходящих кадров, отказывается от капиталовложений в экономику региона, а население подыскивает подходящие для себя вакансии на чужих рынках.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

cashback