Александр Федута: В очередь за мирными переменами

Мирных перемен можно добиться, но их нельзя выпросить.

Перемены бывают только мирными. Немирными бывают восстания и революции.

Революция 1917 года, начавшаяся в феврале, вполне, казалось бы, мирно, к октябрю плавно перешла в готовность всех сторон к самому кровопролитному противостоянию в мировой истории. Что, в принципе, человечество и получило. А могло бы и не получить.

Проблема в том, что запоздавшие реформы – как запоздавшее отвинчивание болтов, удерживающих крышку на старом паровом котле. Будешь пытаться отвинтить – может рвануть, понадеешься на то, что крышка держится – все равно рванет, да так, что мало никому не покажется. Но в первом случае, по крайней мере, есть надежда успеть до взрыва.

Для этого нужно желание тех, кто эти болты завинтил. Тех, кто, собственно говоря, температуру в котле и поддерживает. Они не хотят и все еще надеются: отогнать нас от котла некому, так что как-нибудь досидим.

Ну-ну. Вы еще на волю народа сошлитесь.

Но я сейчас не о власти. Я о тех, кто выстроился в очередь в ожидании мирных перемен, которые из ее рук и должны были быть поданы народу. Помните, как в «Войне и мире» выходит государь Александр Павлович на балкон, народ внизу ликует, а у государя бисквит обломился и упал. Ну, народ и кинулся его поднимать. Государь в свою очередь обрадовался и начал кидать бисквитами в толпу… 

Давка – ко всеобщему восторгу! Даже задавленная старушка покидала этот мир с трогательной улыбкой на устах и смирением во взгляде, как если бы ей второй раз позволили баллотироваться в президенты.

Вот оно – трогательнейшее единение власти и широкой демократической общественности в Республике Беларусь. Только к температуре в котле это не имеет никакого отношения. Да и бисквит бросили вовсе не тем, кто его ждал.

Говорю правду: мирных перемен можно добиться, но их нельзя выпросить. И если вам кажется, что публично декларировать готовность к мирным переменам – в отличие от тех, кого вы вслед за властью считаете немирными – это гарантия того, что просьба будет удовлетворена, то вы жестоко ошибаетесь.

Это когда стоит вопрос о жизни и смерти, то действует принцип пушкинского Савельича:

– Батюшка, что тебе станется, плюнь да поцелуй у злодея ручку…

А когда ничего не угрожает, то очередь из желающих ручку поцеловать и вовсе кажется бесконечной. И – только в соответствии со стажем стояния в ней будете допущены. Вы надеялись, что вам – как инвалидам оппозиционного труда – вне очереди? Нет, так не бывает. 

Тут до вас столько партий перестояло, с ноги на ногу переминаясь, что они как раз и заслужили право быть избранными и представленными в советах. А вы еще немного постойте, походите к министрам, порассуждайте о том, что если воля народа – то и с Донбассом, и с Крымом смириться можно. Достоитесь.

Был такой социал-демократ Юлий Мартов (Цедербаум). В свободное от царских ссылок и тюрем время стихи писал. В том числе – пародии. Одна из них – на мотив известной песни «Варшавянка»:

Грозные тучи нависли над нами,
Темные силы в загривок нас бьют,
Рабские спины покрыты рубцами,
Хлещет неистово варварский кнут.

Но, потираючи грешное тело,
Мысля конкретно, посмотрим на дело.
Кнут ведь истреплется, скажем народу;
Лет через сто ты получишь свободу.

Медленным шагом, робким зигзагом
Тише вперед, рабочий народ…

Сто лет еще не прошло, да и сорока тоже, и псевдооппозиционные Моисеи и Моисейши имеют прекрасную возможность водить своих поклонников по пустыне в поисках спасительного глотка воды. Процесс для них интересней результата. А свобода, как бисквит, выпадет из высочайших рук, – то, вернее, что от бисквита останется за сто лет. Или кнут истреплется.

Лидия Ермошина говорила, что агитационная кампания у нас проходила скучно. Это правда. Лидии Михайловне в ящик бросили хотя бы одну листовку, а мне так и вовсе ни одной. Как и большинству. Но был один яркий момент: интервью с кандидатом в депутаты Гомельского (кажется, городского) совета Юлией Ганисевской. 

Я с удивлением узнал, что кандидат от недавно зарегистрированной организации «Говори правду» одновременно представляет движение «Антимайдан Беларусь» (кстати, организация зарегистрированная или нет?). 

Аналог украинской структуры, которая торжественно пыталась не допустить откручивания гаек с уже подпрыгивавшего парового котла власти в Киеве. Вот там как раз и рвануло…

Мы должны быть благодарны за то, что журналист Глеб Лободенко задал госпоже Ганисевской вопросы о ее отношении к возможным попыткам расчленения белорусского государства, оккупации Беларуси и тому подобным повторениям украинских прецедентов трехлетней давности. 

И вовсе не за то, какие ответы он при этом получил. А вот за то, что никто из более опытных – в том числе и в политической риторике поднаторевших – ее товарищей по организации госпожу Ганисевскую публично не поспешил поправить – за это спасибо. 

Ибо сейчас уже понятно, кто и за чем встал в очередь. Кто на чьей стороне будет, если выбор делать все-таки придется.

Хотя – они просто внимание не обратили, ибо в это время в очереди к высочайшей руке стояли. Боялись прозевать.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».